ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Соломон ВОЛОЖИН


ПОЛЕМИКА С МИХО МОСУЛИШВИЛИ

Текст перепечатан из Гостевой, 21.02.06

Уважаемый Михо!

Разрешите воспользоваться публичной перепиской с вами по поводу Ваших Заметок, опубликованных на сайте.

Дело в том, что у меня сложились некоторые соображения в области идеалов, которые не являются общепринятыми. Тем не менее я позволяю себе ими руководствоваться при разборах художественных произведений, и некоторые редакторы соглашаются некоторые разборы печатать. И у некоторой части читающей публики возникают недоумения: что за невиданные критерии, масштабы, мерки, термины применяет критик.

Ваши недоумения дают мне хороший повод объясниться не только с вами. И потому хочется воспользоваться открытой перепиской.

Итак.

1) «зачем же создали Вы этот термин — «пассивный демонизм»?

Всего лишь для разборки моей прозы?»

Я его создал давно.

Если вы запросите у поисковика «Рамблер»: «пассивный демонизм», — он вам выдаст список, в котором первые 4 позиции занимают другие мои работы, наиболее читаемые сейчас, в которых я его использую. Еще рекомендую http://art-otkrytie.narod.ru/muzil.htm. Его меньше читают, и это не попало в список.

Кстати, спасибо вам, я таким образом узнал, что я не единственный использую такое словосочетание. Понимают ли другие под ним то же, что и я, я не стал проверять. Меня не смутит, если не совсем то же или совсем не то. Потому что — обоснованно или нет, то другой вопрос — я испытываю самодостаточность от системы, которую создал, и в которую входит и термин «пассивный демонизм».

2) «авторы, описывая все ужасы войны, не думали, что рассказывают всего лишь «ради все того же изживания демонизма»»

Безусловно.

Каждый автор — со своей целью.

Признаюсь, я сдипломатничал в данном месте. В вашем случае (а вы моё «донельзя черно-белую картину грузино-абхазской войны» заменили на «все ужасы войны») была еще и другая цель, кроме заявленной мною. И вы ПОТОМУ мне возражаете. Но поймите и меня: мне-то нет резона отвлекаться от художественного смысла рассказа и того идеала, который породил его. Мало ли что ЕЩЕ, кроме художественного смысла, вы выразили в рассказе. Меня интересовал только он. Вот я им и ограничился.

3) «писатель Реваз Константинович Инанишвили… никак не укладываются в Ваше прокрустово ложе “пассивного демонизма”».

Вы правы, Михо. Не правы только в том, что приписали мне это укладывание. Такие, как Инанишвили (а я последовал вашему совету и почитал его миниатюры, получил представление, кто он такой), и демонисты презирают друг друга, а не укладываются кто-то в кого-то.

4) «Вы «пассивным демонизмом» обзываете то состояние высшей свободы, до которого вот таким образом додумался Мераб Константинович? — цитирую из Вашей же статьи...»

Да, Михо.

Может быть, если вы почитаете другие мои работы о пассивном демонизме, то согласитесь со мной.

В моей системе есть оппозиция «порядок — свобода». И есть в той системе тяготение полюсов оппозиций друг к другу. В том числе к оппозиции «Бог — демон». «Порядок» — к «Богу», «свобода» — к «демону».

Я с юности заметил, что изменение ценностей, идеалов у человека происходит очень незаметно для него самого. Поэтому, если хочешь, например, не катиться под горку, надо — лучше с самого начала — осознавать, просто осознавать, куда докатишься. Оппозицийный взгляд на ценности хорошее подспорье для такого осознания.

Слова Мамардашвили, которые процитировал я, а за мною вы, находятся в лекции о Прусте. Эта лекция — образец наклонной горки, по которой ОЧЕНЬ-ОЧЕНЬ НЕЗАМЕТНО можно докатиться ого куда.

Я еще не дочитал эту лекцию до конца. Последние выписки из нее такие: «человек есть такое существо, для которого нет никакой предданной меры» (Чем не вседозволенность?), «искусство выше жизни… в том смысле, что это выше чего-то, что мы видим умом, произвольной памятью, чувствами и чем мы обмениваемся в беседах при нормированном приличном общении» (То есть искусство — это неприличное).

Любой идеал находит КРАСИВЫЕ слова для самоописания. Согласитесь. Идеал демонизма — не исключение. С точки зрения идеала такого-то все другие описываются более или менее НЕГАТИВНЫМИ словами.

Как я вывел из ваших рассказов (и отметил это), вы еще не очень устоялись в мировоззрении. В вас еще есть тяга к демонизму. Ее, этой тяги, устами вы и применяете к демонизму такое негативное словосочетание, как «прокрустово ложе», а также обижаетесь за Мамардашвили. — Вы правы, будучи на ТОЙ точке зрения.

Но согласитесь, что я имею право быть на другой точке зрения. Тем более, что я не с нее сужу вашу прозу. С нее я только мечу стрелы в идеал демонизма.

Идеологическое (неприкладное) искусство — это арена утверждения идеалов. А критика — арена их борьбы.

Поскольку вы еще не полностью перешли на сторону Инанишвили, вы от меня защищаете его антипода Мамардашвили.

Я логичен?

5) «обзывает себя крокодилом бесчувственным? Ведь герой миниатюры мысленно так обращается к тем другим»

Вы правы, Михо.

Я так и понял в первом чтении.

Однако согласитесь, что из-за внезапности введения обращения «ты», «тебя», когда вокруг «я»-повествователя уже никого нет (Инанишвили, с которым «я» говорил, умер), я, читатель, имею право подумать, что тут может быть и другой адресат внутреннего монолога «я»-повествователя. А именно, что во внутреннем монологе «я» обращается к себе же.

Третий читатель прочтет вашу полемику со мной и подумает: кому мне больше верить, автору или его интерпретатору? — конечно автору.

И будет прав. А я, получится в его глазах, не прав.

Что я могу возразить?

Во-первых, методическое возражение, воспринятое мною от великого Гуковского (что его мало кто знает, не уменьшает его величия; просто культурный уровень многих и многих очень низок). Так вот. Верить писателю можно только в пределах текста его произведения. Там он выразился вполне. Все, что писатель говорит или пишет по поводу этого своего произведения может быть рассмотрено только как вспомогательный материал для исследования самого произведения.

Извините, Михо, но, грубо говоря, вам слова не дано, помимо того, что вы написали в художественном произведении.

(Поэтому же, грубо говоря, не стоит художникам публично реагировать на своих критиков.)

Я в статье показал, что вы не устоялись в мировоззрении.

Если предположить, что вы не вполне это осознаете (а ваша полемика дополнительные резоны мне дает, что не вполне осознаете — вон, решили, что я и Иванишвили, родственного вам, счел демонистом), то в вашем неожиданном «ты» и «тебе» можно ожидать призвук обращения к «я», присоединяющегося к обращению к третьим-четвертым. Неосознанная двусмысленность. Понимаете?

Как и в слове «крохобор». В нем ведь не только негативный тон есть, но и позитивный. Инанишвили, поэтизирующий муравьев, разве не крохобор в некотором смысле? Или поэтизация Петрэ (которую вы признали распознанной мною верно) не есть ваше крохоборство — поскольку Петрэ маленький, обычный человечек, не героический?

Так что: я посмел влезть к вам в подсознание? — Да, посмел. Художественное произведение создается ВСЕМ организмом художника, в том числе и его подсознанием. Объективирует переживаемое художником. И делает видимым критику то, что сам художник недоосознает.

Если художник потом прочтет критику и по какой-то причине ему будет неприятно его недоосознанное, он не пустит его в себя.

Что и произошло с вами. Вы уж извините. Это рядовое явление.

(И потому, по-моему, тоже не стоит художнику вступать в публичную полемику с критиком.)

6) «что автора искушает великое и трудно достижимое — «сотрясти мир»».

Читайте внимательнее. Не автора, а «я»-повествователя.

Между прочим… На будущее… Это (по Бахтину) не очень хорошо для художественности, когда столь малая дистанция между автором и повествователем, что автор сам ее плохо различает.

7) «При чем тут супермен?»

Прочтите в упомянутой лекции Мамардашвили о непроизвольности, о героическом. Например, вот я вам скопирую выписки из той лекции, а вы их уж как-то найдите в той лекции и почитайте вокруг процитированных слов:

«героизмом состоит в том, что, что бы ни было, независимо от времени и места, я могу! Такой взгляд на мир предполагает, конечно, что человек принял фундаментальное одиночество Потому что в этом всякий человек один действительная человеческая связь возможна только между одинокими людьми. Все остальные больше разобщены, чем им кажется Арто прекрасно понимал, и Пруст прекрасно понимал, — и поэтому они избежали соблазна социальности».

А можете и не искать, а удовлетвориться последними тремя словами выписанного. Вы ж согласны, что супермен — враг социальности?

Увы, Пруст, Арто и Мамардашвили враги ее. А что Мамардашвили это более или менее искусно прикрывает… Ну так дело мыслящих людей не вестись.

С.Воложин

21 февраля 2006 г.

 

«Уважаемый Соломон Исаакович, я весьма благодарен к Вам за такой ответ и думаю, что Вы не только мне ответили, а всем тем, кто остались в недоумении...

Так вот, к примеру, что за система структурализм в критике — мы с Вами знаем.

Но вот что за система у Вас — нам надо сначала ее узнать, а дальше уж Ваши статьи читать, что и попытаюсь сделать.

Во всяком случае, я был уверен и дальше также буду верить, что “тяги к демонизму” не имеют только что Всевышний и его ангелы. И если один человек ищет дорогу, “ради все того же изживания демонизма”, а потом другой увидит такого ищущего дороги человека и скажет: “ДОЛОЙ ИДЕАЛ ДЕМОНИЗМА!”, то это уже неплохо...

По-дружески и с улыбкой,

С добрыми пожеланиями,

Ваш Михо Мосулишвили»

Михо Мосулишвили. Заметки по поводу статьи С.И.Воложина

Михо Мосулишвили, рассказы

С.Воложин. Эссе «Демонизм, его антагонисты и родственники. Цветаева, Бродский, Баратынский» — на сайте и в Е-сборнике «Избранные эссе-2», PDF, 1000 Кб

Статьи С.Воложина (указаны авторы рассматриваемых произведений):
А.Фролов. И.Мень / Н.БалуеваЕвг.БатуринМ.МосулишвилиД.РасуловаН.ТарасовС. РублеваЮ.ДобровольскаяЛ.ГалльИ.ПильИ.БережкоВ.ВладмелиА.КоваленкоТ.КалашниковаМ.БеленькийА.БлэкбекЕ.ПетуховаЕ.БарановаМ.ЕфимкинЕ.МосквинЛ.НочьА.ПетрушинЕ.Алымова

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com