ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Андрей ШИТЯКОВ


НА ТИХИЙ СВЕТ ЛАМПАДЫ...

О стихах Николая Зиновьева

 

В 1993 году произошло чудо. Самое настоящее чудо. На собрании по приему в Союз Писателей тридцатитрехлетний поэт из Кореновска Николай Зиновьев, автор всего одной книги «Я иду по земле», по рукописи был, без преувеличения — с триумфом, принят в Союз писателей России. Вернее, он был принят даже не по рукописи, а по одному стихотворению в восемь строк, которое обошло все крупные литературные издания СПР и еще долго было у всех на устах. Всего восемь строк...

 

Меня учили: «Люди — братья,

И ты им верь всегда, везде».

Я вскинул руки для объятья

И оказался на кресте.

 

Но с этих пор об этом «чуде»

Стараюсь все-таки забыть.

Ведь как ни злы, ни лживы люди,

Мне больше некого любить.

 

Это стихотворение стало символом открытой русской души и истинно христианского человеколюбия... Но сенсации быстро забываются за перипетиями окололитературных интриг, в которых талант — не самый весомый фактор. И рукопись так и осталась рукописью до 1997 года, пока собрат по перу не помог Николаю Зиновьеву издать сборник «Полет души». Тогда широкий читатель Кубани смог познакомиться с творчеством Н. Зиновьева.

 

В 1999 году вышел третий сборник стихов «Седое сердце». Его трогательные, преисполненные любви к Родине и христианского сострадания стихи не могут никого оставить равнодушным. Ведь только истинно православный человек может написать так, как написал Зиновьев в своем стихотворении «Молитва»:

 

Как ни темна, как ни трудна

Жизнь россиян, как ни убога,

К Творцу есть просьба лишь одна,

Лишь об одном молю я Бога:

 

Не дай такого, Боже мой,

Чтоб наша Русь, ругаясь матом,

Пошла по миру не с сумой,

А с самым лучшим автоматом...

 

Но, вместе с тем, сердце поэта преисполнено гордостью за русский народ, верой в него, непреходящей многовековой памятью...

 

А свои голубые глаза

Потерял я в двенадцатом веке,

При внезапном степняцком набеге

Они с кровью скатились с лица.

 

И тогда, чтоб за гибель семьи

Печенег не ушел от ответа,

Я их поднял с горелой земли...

И с тех пор они черного цвета.

 

Русская трагедия. Двадцатый век. Настоящий поэт не может назвать его прошлым. Сколько крови было пролито на русской земле. Расказачиванье, голод... Сколько на ней прошло войн? Пожар войны еще кроваво тлеет так близко к мирной и обильной земле Кубани...

 

А седые ковыли —

Оселедцы — не иначе.

За какой не потяни — 

Череп вытащишь казачий

 

Вторая мировая война прошла по кубанской земле, как тяжелые гусеницы немецкой «пантеры», втаптывающие в грязь ранние всходы...

 

На шляпке гильзу вынес рыжик

Из-под земли... Здесь окружен

Был взвод стрелковый из мальчишек,

Не знавших ни невест, ни жен.

 

Недолго длилось тут сраженье,

И за неполных полчаса

Взвод вырвался из окруженья

С клубами дыма, в небеса...

 

Эта война не обошла стороной и автора:

 

Я своего совсем не помню деда,

Но это вовсе не моя вина.

Его взяла Великая Победа,

А, если проще: отняла война.

 

Какой потрясающий контраст между торжественно-циничным официозом и личной трагедией. Стихотворение «День Победы» Зиновьев заканчивает пронзительными строками: «...Один такой в России праздник — // И слава Богу, что один...» Но и на этом трагедия не кончается... Стихотворение «Гадание по руке» написано уже о нашем времени, о Чечне...

 

Бой отгремел. На дне воронки

Дымились камешки слегка,

А, чуть поодаль, чуть в сторонке,

Лежала бывшая рука.

 

На срезе нити сухожилий

Смешались с костною мукой...

Зарыт ли где, остался жив ли

Тот, чьей была она рукой?

 

Но есть и другая трагедия, трагедия крушения мира, трагедия цинизма и отмороженного воровства, от которой простой народ ищет спасение в алкоголе, но находит в нем свою гибель:

 

Вакхическая песнь

 

О, явился б мне Вакх во плоти,

Я бы плюнул ему прямо в зенки

И сказал бы: «Ты, гад, возврати

Мне двух дядек моих... Или — к стенке!!!

 

Но Николай Зиновьев верит в народ. Как он написал в своем стихотворении «К Сербии»:

 

Все ликует заграница

И от счастья воет воем,

Что мы стали на колени,

А мы стали помолиться,

Помолиться перед боем!

 

Неотвратимость. Обреченность. Не мы в этом виновны. Не мы. Но разве, кому-нибудь от этого легче? Печать смерти на человеческих лицах, автор чувствует ее незримое присутствие везде, даже в светлых детских лицах, в синем небе над ними, которое, может быть через миг расколет белая вспышка...

 

Над клумбой бабочки порхают,

И небо льется синевой.

В тени песочницы играют

Солдаты Третьей Мировой.

 

Поэт с неизбывной болью переживает боль и стыд своей Родины:

 

Когда Господь сойдет с небес,

Он всех низвергнет в ад, карая.

И только очередь в собес

Переведет к воротам рая.

 

Он не может иначе, как гражданин, как поэт, как истинно православный человек:

 

Не понимаю, что творится.

Во имя благостных идей

Ложь торжествует, блуд ярится...

Махнуть рукой, как говорится?

...Но как же мне потом креститься

Рукой, махнувшей на людей.

 

Предназначение поэта Николай Зиновьев высказал очень метко, но очень просто:

 

А поэты — те же люди,

Только больше в них Христа.

Сколько в душу им не плюйте —

Все равно — она чиста!

 

Не менее виртуозно владеет автор и тонкой философской лирикой:

 

Спустилась ночная прохлада,

Сижу на ступеньках крыльца,

Дыханье цветущего сада

Касается нежно лица.

 

И к тайне Творенья причастный,

Я плачу от мысли одной,

Что бывшие в жизни несчастья

Все были придуманы мной.

А месяц стекает на крыши,

И льется с небес благодать

На кроны деревьев, а выше...

Что выше? Не надо гадать.

 

Некоторые сколь признанные, столь и бездарные авторы, претендующие на «новые направления», склонны полуоскорбительно называть такую поэзию «почвеннической». На что так легко ответить четверостишием Зиновьева:

 

Воробей за мошкой гонится.

На него из-за оград

С фотокарточек глядят

Те, на ком земля покоится.

 

Андрей Шитяков.

«Дети подземного рая». Рецензия на рассказ В.Михайлова.

А. Шитяков. «О творчестве Инны Филипповой»

Стихи Андрея Шитякова

Эссе

Художественная проза

Все подробности квартира на сутки альметьевск на нашем сайте.

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com