ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Светлана РУБЛЕВА


GEMINUS, «НАБРОСОК (9 СТРОК)»

Рецензия в контексте

 

Geminus (новый автор)

Набросок (девять строк).

 

Я пишу стихи, свесив ноги с надгробия...

Старого, осенним солнцем окрашенного

Потерявшего вид, равно как и подобие

Торжественно — мрачного дома для праха.

Я сметаю с гранита мысли вчерашние...

Опираюсь о крест без бравады и страха.

Нет, это не мрачный оккультный обряд

Мне просто так намного удобнее —

Писать стихи, свесив ноги с надгробия.

                          Форум ИнтерЛита, 10.01.07

 

Татьяна Некрасова

Сценка на заднем дворе

Я пишу стихи, свесив ноги с края тазика...

Старого, долгим дождём изържавленного

Потерявшего вид, равно как и подобие

Священного сосуда для омовения и ополаскивания.

Я сметаю с его перевёрнутого дна мысли вчерашние...

Опираюсь о щербатый край без бравады и страха.

Нет, это не мрачный оккультный обряд

Мне просто так намного удобнее —

Писать стихи, свесив ноги с тазика.

 

Это, конечно, больше шутка и повод задуматься. Надгробие тут легко заменимо — чем угодно, практически, просто у автора «под рукой» именно надгробие оказалось, что ж поделаешь...

 

Елена Винокур. Честно говоря, я тоже в некотором недоумении:почему именно надгробие и почему именно свесив ноги? :eek: Думается, что в это вложен какой— то подтекст, хочется, чтобы была в этом «фишка», но пока не нахожу ни того, ни другого

 

Светлана Рублева. Это ж каким должно быть надгробие, чтобы можно было сидеть, свесив с него ноги? Большим. Старым. Не страшным. Типа египетских пирамид. Думаю, всё-таки смысл стихотворения в полярности восприятия. Ведь то, что когда-то было «торжественно-мрачным домом для праха», теперь используется в виде скамейки, да и то, только потому, что так удобнее писать стихи. Было бы неудобно — автор примостился бы в другом месте. Мне понравилось. Поясню свои слова экспромтом-пародией:

 

Я колю орехи статуэткой бронзовой.

Старой, предками отполированной,

Местами такой нереально— розовой,

С огромным количеством свежих вмятин.

Было немало предметов опробовано —

Вкус искомый очень приятен.

Не думаю, что порчу антиквариат.

Оказалось намного удобнее просто

Орехи колоть статуэткой из бронзы.

 

Geminus. Это стихотворение одна моя бывшая подруга в своё время охарактеризовала как «романтичный цинизм». В общем, эти чувства там и закладывались, а пародия очень понравилась...

 

Светлана Рублева. Geminus, мне как-то жаль, что изначально смысл стихотворения рассматривался Вами как «романтично-циничный». Хотя, конечно, слово «цинизм» стало сейчас модным с лёгкой руки Ксении Собчак. Она трактует цинизм как практицизм, использование чего-либо (кого-либо) в своих целях, невзирая на лица, положение, историческую ценность.

Тогда Ваша трактовка — в духе современной «золотой» молодёжи, как и само стихотворение.

 

Но мне приятнее видеть в стихотворении философию жизни: всё приходит и уходит. Детские страхи неактуальны во взрослом состоянии. То, чем жили наши предки даже 100 лет назад, — сейчас нами воспринимается как нечто нереальное. Ну кто сейчас с содроганием вспомнит Гражданскую войну? Мы её не видели. Для нас это не более, чем история. Прадедушкины боевые награды интересны лишь как память о нём. И т.д.

 

Вернёмся к Вашему стихотворению.

 

Я пишу стихи, свесив ноги с надгробия...

 

Первая строчка привлекает внимание. Она неожиданна. Хочется получить ответ.

 

Старого, осенним солнцем окрашенного,

Потерявшего вид, равно как и подобие

Торжественно-мрачного дома для праха.

 

Идёт описание самого надгробия: здесь и осеннее солнце, и указание на древнее происхождение надгробия. Возникает настроение — печально-осеннее, романтическое...

 

Я сметаю с гранита мысли вчерашние...

Опираюсь о крест без бравады и страха.

 

Автор проводит черту между настоящим и прошлым. Ему не страшно, и он не бравирует. То есть «приземляет» повествование, сохраняя настроение.

 

Нет, это не мрачный оккультный обряд

 

Строчка, подчёркивающая отсутствие связи между автором и религией, какой бы то ни было.

 

Мне просто так намного удобнее —

Писать стихи, свесив ноги с надгробия.

 

Финал стихотворения. Сквозь практицизм:«мне намного удобнее» просматривается юмор, усмешка: Вот как сочетается несочетаемое!

И энергетика: на диване напишутся не те стихи, что на надгробии, пусть старом и нестрашном.

Не хочу говорить о ритме и правильности написания стихотворения. Меня «зацепил» смысл. И пусть я его трактую не так, как автор, — это как раз относится к достоинствам.

Что касается моего экспромта — смысл его намного беднее, чем у оригинала. Фактически прослежена только линия нестандартно используемой старой вещи, с отголосками современного «цинизма».

Кстати, в старых своих стихотворениях, перечитывая их лет через много, находишь смысл, который изначально не видел...

 

Geminus. «Ну кто сейчас с содроганием вспомнит Гражданскую войну?» — Я. По ряду причин, хотя я в этом смысле безусловно исключение.

 

Светлана Рублева. Вот!

Получается, что всё-таки написанное Вами стихотворение, несёт философский смысл!

И Вам совершенно не всё равно, с чего свешивать ноги! И прослеживается нить предки — потомки! И пытаетесь Вы осознать свою значимость в этом мире.

Наверное, поэтому и встряла я в этот разговор — стихотворение хорошее!

   12.01.07

«Образ В.Бондарева в его любовных стихотворениях».

О стихах Марии Тарасовой.

О рассказах Е.Москвина. О стихотворении В.Бондарева.

Рассказы С.РублевойЛирикаШутки и пародии

выставки

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com