ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Светлана МАКАРЕНКО


http://s-makarenko.narod.ru/index.html 

http://www.litkonkurs.ru/index.php?dr=17&luid=7594

О СТИХАХ ИННЫ ФИЛИППОВОЙ

 

Стихи Инны Филипповой меня поразили.

Поразили необычайной проникновенностью. Чем-то схожи они с петербургскими циклами Ахматовой... Но в них больше обреченности, горечи, чувствуется какая-то резкость. Больше присущая, наверное, современности. Где то в стихах Инны временами проскальзывает и трагическая чернота цветаевской душевной ночи (в которой тоже есть рассвет, но только он дальше и запредельнее, чем у Ахматовой!) Чувствуется, что две эти русские поэтессы оказали на Инну серьезное влияние.

И, словно зеркало, в стихах Инны встает Петербург. Резче, серьезнее, трагичнее, чем у Адамовича и Блока. Петербург — современный — жесткий, уже теряющийся в провалах подворотен, в наркотической бездне, в бездонности одиночеств, но все еще в очаровании садов, парков с гладкой рябью каналов, с широтой особенного, «петербургского» неба... Это редко кому удается передать в стихах — дух города. Еще одна неповторимая черта И. Филипповой.

Женщине трудно писать отстраненно-философски, она в каждую поэтическую строку как бы привносит себя, свое ощущение мира, свое настроение, малейшие его оттенки.

У Инны Филипповой часто это — все цвета грусти: от черноты надломленности до пустоты отпущения грусти от себя, когда она уже как бы взлетает на крыльях, чтобы вылиться в каких-то строках, пусть даже и неровных, пусть с нарушением размера, но запоминающихся на лету.

Пока я читала ее стихи, бродя по сайту, меня не оставляло ощущение, что я слышу мелодичное звучание гитарных струн.

Напев — печальный. Одно из стихотворений меня поразило особенно. Вот оно:

 

* * *

Спасибо вам за строгие глаза,

За спутанные травы у запястья.

Спасибо за угаданное счастье,

Спасибо за...

 

Спасибо вам за то, что я права,

За тишину, возникшую случайно.

Спасибо вам за то, что мир отчаян,

Как и слова.

 

Спасибо вам за то, что я в пути,

Что я из дома выхожу утрами,

Что все еще играю в старой драме

Роль травести.

 

Спасибо вам, что я могу сказать,

Пускай не о любви, но о причастье,

Причастности к тому, что значит счастье.

Спасибо за...

 

Сразу вспомнилось цветаевское: «Мне нравится, что Вы больны не мной...» Стихотворение написано вслед за грустью этого странного романса или посвящено ему, не явно, внутренне, тайно, это те незримые «воздушные пути», которые есть в жизни каждого поэта.

Ее лирическая героиня чем-то напомнила мне героиню поэзии Марины Ивановны Цветаевой, тоже познавшую «всю горечь мира», смерть расставаний, неожиданность встреч, холодность дождевых капель — слез, бездну отчаяния, тонувшую в голубоватом сигаретном дыму... Женщину, знающую так много, так горько, и пытающуюся найти в этой горечи все-таки сладость, мятную прохладу свежести. Того, что даст силы жить. Ведь даже в неразделенной любви есть кусочек (хотя бы отражение) бессмертия!! Есть хотя бы пять мгновений счастья...

 

* * *

Ты не верь в то, что я пьяна.

Это просто судьба, беда.

Эта ночь до морского дна

Мною выпита навсегда. 

 

Я не верю в слова любви.

Но не главное... Это чушь.

Позови меня, позови,

И зажги у окна свечу.

 

Да, она не маяк судьбы.

Только в мире не счастья ждут.

Только... Вечером голубым

Будут нашими пять минут.

 

Пять минут — и века разлук,

И — опавшие миражи,

Чтобы легким касаньем рук

Оправдалась навеки жизнь. 

 

Ты не верь в то, что я пьяна.

Ты не верь в то, что я молчу.

Но, пожалуйста, у окна

Ты сегодня зажги свечу.

 

Кстати, к теме отражений, теме воды. Она на поэтическом сайте Инны присутствует не только как антураж, как деталь пейзажа, но и как символ. Непреходящего, вечного, плавного... Того, что называется жизнью. Это почти как у Андрея Тарковского.

Посреди самого безжизненного пейзажа, пугающей мертвенности, слышны звуки падающих капель. Значит жизнь снова вздыхает и дарит свой вздох другим... Вот так и стихи Инны. Несмотря на разящую горечь строк, их хочется читать снова и снова, ощущать за плечами дыхание невских ветров, попадая под обаяние «злой девчонки» Петербурга, города на семи островах, города одиночеств и общности всех, потому что и печаль и радость так похожи и всё это вытекает одно из другого... И радостно удивление оттого, что город можно почувствовать как живой, как друга, с которым разделишь беду и печаль, похожую на сотни других бед и печалей, и все же — только твою...

Я думаю, что мы с Вами еще встретимся с новыми стихами Инны Филипповой, с ее новыми открытиями и новой акварелью фраз на мягкой ряби каналов Петербурга. Инна выпустила семь книг. Она печатает их сама, с помощью компьютера и принтера. Сайт ее имеет подзаголовок «Это все, что отпущено мне// Четыре стены неба..»

Искренне надеюсь, что «поэтическое небо» Инны Филипповой даст ей крылья и простор для нового взлета! Стены неба — воздушны и не имеют границ...

 

Светлана Макаренко

Август 2001.

Стихи Инны Филипповой

Стихи Светланы Макаренко

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com