ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Леонид ЛЕВИН


ПУБЛИЦИСТИКА

Истерическая мифология

О книге Виктора Суворова «Последняя республика»

Окончание. Начало здесь.

 

..............................................................................

Другое дело, после договора 1939 года. Стратегические материалы полились в Германию полноводной рекой. Но, если бы действительно Сталин собирался первым нападать в 1941 году, то зачем ему надо было усиливать потенциального врага? Можно еще как-то объяснить обильные поставки, прошедшие до поражения Франции и Дюнкерка, но после... Война в Европе практически закончена, происходит сосредоточение немецких войск около границы СССР, а Сталин продолжает поставлять стратегические материалы Гитлеру. Если бы он решил нападать, то и поставки бы постепенно, под различными предлогами, свернул. Что наглядно продемонстрировал Адольф Гитлер.

Против теории автора говорит и то, что Сталин практически разрешил немцам вести воздушную разведку на довольно приличную глубину. Самолеты потенциального противника запрещалось сажать, сбивать и преследовать. Известны многочисленные случаи засылки германских разведывательно-диверсионных групп на территорию СССР, а вот о подобной деятельности советской стороны сведений нет. А уж как нужен был немцам некий новый Гляйвиц. Почему же Сталин не воспользовался одной из подобных провокаций и не напал, если собирался? Почему резко не реагировал на каждый случай, способный рассекретить сосредоточение войск? Почитал бы автор прекрасные, честные мемуары генерала артиллерии Петрова, Героя СССР, потерявшего обе руки, но продолжавшего командовать до самой Победы ИПТА РГК. Это теми, о которых фронтовики горько шутили — «ствол длинный, а жизнь короткая». Если бы читал, то узнал, что Сталин пытался свести дело к конфликту и до двух часов дня тяжелой артиллерии запрещено было открывать огонь вообще, а по переправам — тем более. Отличные, честные мемуары были выпущены в Киеве очень малым тиражом, но так никогда и не окончены. Ни слова в них нет о нападении на Германию!

Очень спорно и утверждение автора о том, что КПГ по указанию Сталина привело нацистов к власти. Автор ищет политические тайны и заговоры великой сложности там, где их благополучно замещают просто глупость и традиционный партийный идиотизм. Традиция борьбы коммунистов (большевиков) с социал-демократами (меньшевиками) родилась гораздо раньше нацизма. В азарте сей родственной драки последователи Маркса не приняли ни Гитлера, ни его идейки всерьез. Так увлеклись, что опомнились только на соседних нарах в концлагерях. Что, они там утихомирились? Увы. Свара продолжалась и перед воротами крематория. Почитайте Василия Гроссмана.

А что, собственно говоря, удивляться? Вот еще один пример. И христианская, и иудейская религии имеют общего Бога, общий основополагающий труд — Библию, она же Тора, она же Ветхий Завет. Разница возникла лишь с появлением Иисуса Христа. Примерно то же и с Марксом, Капиталом, Лениным. Религиозные страсти кипели сотни и тысячи лет. Кипят и сейчас. Распри между православными и католиками позволили мусульманам уничтожить Византию и захватить полмира, последствия чего мы пожинаем до сих пор. Протестанты и католики увековечили в истории понятие «Варфоломеевской ночи», до сих пор не разрешен нарыв Ольстера. Стоит ли удивляться просчету в драке между правоверными последователями Маркса — социал-демократами и неистовыми сектантами — марксистами-ленинцами-сталинцами? Пока дрались друг с другом, проворонили Гитлера.

Совсем уж нелогично звучит тезис автора о «Последней республике». Дело в том, что Сталин отнюдь не был обуян страстью загонять всех, кого удастся, в СССР. Уж тогда бы Монголия точно оказалась шестнадцатой сестрой в СССР еще перед войной. Да и после войны кандидатов хватало, только помани пальцем. И верному ленинцу Никите Сергеевичу многие африканские братья выдвигали подобные предложения. Всем отказывали. Может, автор об этом не знает?

Большая часть книге посвящена сваре автора, причем не вполне корректной, по сути и выражениям, с большинством отечественных и зарубежных профессиональных историков. Советские и российские сразу же получают ярлык и клеймо «красных», и умненький автор их, словно сказочный герой, одной рукой десятерых изничтожает, изводит и даже порет. Причем выступает он в роли этакого благородного защитника русского, советского народа. Только опять маленько передергивает картишки — не «...работами, в которых открыто-остервенело или мягко-снисходительно описывается наша тупость, завалены все книжные полки Запада», а работами, в которых либо вообще игнорируется роль СССР и Красной Армии в победе над Гитлером, либо трудами, где роль сия сокращается до минимума, либо книгами, где дается нелестная оценка руководства Красной Армии и самого товарища Сталина. А вот работ о тупости русского, советского, или какого иного народа на Западе нет и быть не может. Упаси Бог! На Западе — Демократия, а где демократия — там Закон и политическая корректность. Так что просьба отделить мух от чая.

Вообще автор иногда меня весьма удивляет. Видимо он считает себя великим политическим, а еще более — великим военным мыслителем и позволяет себе подобные эскапады: «...а по плану “Барбаросса” — стрелки в три разных направления разошлись... Это верх идиотизма... Где такую дурость еще можно встретить?» Это о Германском Генштабе... Деточка, подобную «дурость» можно встретить на карте времен Великой Отечественной войны СССР, на карте Второй Мировой войны. Что, Красная Армия наступала, словно псы-рыцари на Ладоге, свинячим клином, уткнув пятачок в Берлин? Стрелки шли не в трех направлениях, а и на Финляндию, на Румынию, Пруссию, Прибалтику, Венгрию, одна даже, перемахнув Болгарию, в Югославию уперлась. Так точно и союзники: одна стрелочка в Нормандию, другая — на юг Франции, третья — в Италии, четвертая, пятая и прочие на Тихом Океане. Так, что не Иван — дурак, и немцы — далеко не дураки, а автор, скажем так, несколько увлекся.

Впрочем, автор увлекается на страницах книги часто. По его, автора, мнению все цитируемые им генералы, историки, политики врут, передергивают. Все, только он один — розовый и пушистый. Вот яркий образчик подобного: «Остается предположить, что Жуков в середине 60-х годов не знал, сколько танков было в Красной Армии в 1941 году». Ну, автор, ну уел Маршала, обличил, вывел на чистую воду. А все потому, что Жуков и все остальные считали, что танков у Гитлера в 1941 году на линии противостояния двух держав было больше, чем у СССР. И называет цифру — у немцев порядка 3,500 у СССР 24,000. Следовательно, «... Жукова следует объявить дураком. На памятниках Жукову следует сделать соответствующие надписи. На Институте военной истории надо сделать вывеску: Институт дураков, и на Генеральном штабе — Генеральный штаб дураков». Вот так, немедленно!

Но не стоит торопиться, даже я, человек, занимающийся военной историей как любитель, понимаю, о чем шла речь. Гитлер, и это вполне естественно, сосредоточил свои 3,500 танков для нападения на СССР. Смог он это сделать потому, что для танков война в Европе уже была закончена. 24,000 советских танков — это все относящееся к бронетанковым войскам Красной Армии, все произведенное за все предвоенные годы на всей территории СССР. Танки, танкетки, бронеавтомобили, бронированные тягачи «Комсомолец» — все в кучу. Кто же дурак? Как мог участвовать в отражении агрессии танк, находящийся на огромной по протяженности границе противостояния с Японией, или танк, стоящий на вооружении Уральского военного округа? Тем более, что до 1936 года большинство военной техники шло на Восток, а не на Запад. Именно там в те годы происходили вооруженные конфликты. Всегда на Востоке и никогда на Западе! А сколько танков было сожжено японцами? А сколько испорчено, запорото, перевернуто на учениях? Сколько поставлено в Испанию, в Китай? Потому Жуков и говорил лишь о танках непосредственно расположенных в приграничных округах и способных противостоять нападению врага. А их было меньше, чем у немцев, и рассредоточены они были по всей границе, а не в местах главного удара. Тем более, что основная группировка советских войск находилась не на Западном фронте, а на Юго-Западном фронте, прикрывала не Белоруссию с ее болотами, а Украину с ее заводами и нивами, шахтами, рудниками и стадами. Именно прикрывала, а не готовилась к наступлению. И военная игра, на которой Жуков нанес удар на Западе, доказывает, что нападения боялись, а не к нападению готовились. Но это автору, вошедшему а раж, не втолкуешь, это ему не интересно, ведь разрушает теорию о готовящемся нападении СССР на Германию.

Главы, посвященные сотрудничеству союзников в годы войны, комментировать трудно. С одной стороны страницами идут совершенно точные данные о поставках союзников, с другой — политические решения руководителей держав описываются на уровне сговора шайки банальных уголовников, да и примерно излагаются тем же языком. Оставим все на совести автора. Впрочем, стоит ли упоминать в данном случае понятие «совесть»?

Выведем за скобки и обещания «пикантных подробностей» поставки в СССР оружия Британией до начала войны, рассказанные автору найденным в Британии матросом. Один матрос... да это поистине кладезь секретных сведений. Отставному матросу в 1989 году только поставь бутыль рома, и он тебе такое про 1941 расскажет... Да. Всюду пикантные тайны! Тайны и заговоры. А во главе всех заговоров — Он. Он! Тот, от кого автор в диком восторге: «... я восхищен и очарован Сталиным. Это был зверь, кровавое дикое чудовище. А еще — гений всех времен и народов». Столько эмоций. Да, Сталин волевой человек — мастер интриги, прежде всего внутрипартийной, Сталин — обучающийся человек, способный воспринимать науки, в том числе и науку военную, Сталин — человек совершивший массу ошибок и преступлений. Сталин — отнюдь не зверь и тем более не гений. Сталин — человек, со всеми присущими человеку страстями, пороками, чувствами. Только некоторые из них болезненно гипертрофированны.

Читаем дальше. А далее — более. Слегка красуясь и бравируя, автор сообщает о своей работе в одном из самых-самых лучших военных заведений приютившей его Англии. Не уверен, что достиг он там многого. Разве что ведет курс «Наука перебегать». Но это его проблемы. Жаль только студентов. Со стратегическими стрелочками мы уже разобрались. Но чего можно ожидать от преподавателя, заявляющего, что кроме Красной Армии никто никогда не прорывал линии долговременных укреплений! А высадка в Нормандии и прорыв Западного вала? А прорыв линии Зигфрида? А бои за каждый островок в Тихом океане? А Окинава? А форсирование Днепра? А Одер? Штурм Берлина? Захват Сингапура японцами? Разгром Квантунской армии с ее дотами в скалах Хингана? Мало — вспомним полевые укрепления, накопанные японцами на Халхин-Голе задолго до финской компании! Там каждый метр был наилучшим образом фортифицирован, пристрелян и укреплен. Хорош профессор, пишущий вполне серьезно, что «Если одна армия встала в оборону, если она зарылась в землю, отрыла траншеи, окопы, возвела блиндажи, загородилась колючей проволокой, то проломать это не удавалось даже после многомесячной артиллерийской подготовки». И пример — немцам не удалось прорвать оборону под Курском. Удавалось немцам прорывать оборону, и не раз, к сожалению. Например — в Севастополе. А под Сталинградом рванули их оборону. И очень часто именно сидящие в обороне попадали в западню подобной теории, столь милой автору.

Никто не спорит с автором, что при прорыве линии Маннергейма Красная Армия совершила чудо, и для того, чтобы осознать это, не стоило мучить компьютер. Но не стоит к этому чуду и примазываться, вознося заодно и себя как первооткрывателя. И не стоит переворачивать все с ног на голову. Гитлер не напал бы на Сталина, если бы линия Маннергейма была прорвана в зимнюю кампанию так же легко, как ее прорвали во второй раз, играючи. И не помогли в сорок четвертом ни доты, ни дзоты, ни «кукушки». А в 1939 во всей западной прессе публиковались фотографии заживо замороженных бойцов, мертвых замерзших колонн техники, заметенных снегов танков и сотен обмороженных пленных. И на тех же страницах фотографии собирающихся в поход бойцов британского и французского экспедиционных корпусов, идущих на помощь Финляндии. Вот это, скорее всего, и остановило Сталина от вхождения в Хельсинки. Но автору подобное не интересно. Ведь ломается в таком случае стройная теория совместного заговора западных стран и Сталина, тайных соучастников предстоящего внезапного удара по Гитлеру. И становится возможной иная ситуация — неожиданное окончание «странной войны» и совместный удар западных стран против агрессора. Во время зимней войны «странная война» еще оставалась действительно странной и до победного броска на Париж, до битвы за Британию, до тотальной морской блокады время еще не пришло. Могли и замириться, разменяв защиту уже потерянной Польши на совместную поддержку правого дела мужественного финского народа перед звериным оскалом коммунистической агрессии. Общественность бы поняла и поддержала. Шанс нового Мюнхена имелся, и все персонажи еще пребывали на своих местах. Сталин это понимал, автор — нет.

Глава 13 посвящена танкам...

(Этот текст, содержащий массу технических подробностей, мы сочли возможным сократить. Желающие могут прочитать его в полной версии статьи Л.Левина в арх. файле. — Ред.)

...................................................................................................

И последнее. Историки, оппонирующие автору «Последней республики», совершенно правы, говоря о неготовности многих танков, о разобранных двигателях и трансмиссиях, о снятых гусеницах и орудиях. В частях прошли учения. Вспомните, когда проходили летние учения и сборы в Красной Армии? Приближались инспекторские проверки. Какая там война! Какая боеготовность! Да любой проверяющий традиционно в СА был страшнее самого страшного врага! Травку красили! Дорожки с мылом драили! Кроме того, на замедление темпов ремонта и обслуживания бронетехники сказалось и то, что большая часть танкового парка уже была снята с производства и выпуск комплектующих к ним был прекращен. Все это тоже свидетельствует против аргументов автора в пользу подготовки нападения СССР на Германию в 1941 году.

И еще одно свидетельство. Все самолеты и танки в приграничных округах были демонстративно стянуты в парки, аэродромы, скучены. Эту скученность, неготовность к боевым действиям спокойно созерцали немецкие воздушные разведчики. Боялись не агрессии, а диверсии, а кучу охранять проще. Нечто подобное произошло и с американской авиацией и флотом в Перл-Харборе. Корабли и самолеты составили в плотные ряды для удобства обороны от гипотетических диверсантов, не рассредоточили, а японские летчики все это добро разнесли в клочья внезапным бомбовым ударом. Так, что же, США собирались также первыми напасть на Японию? Бредовая логика у автора «Ледокола». Все ему мерещатся ужасные заговоры. Все он стремится перевернуть с ног на голову.

Не стыкуется с предположением автора о предполагаемой агрессии СССР и массовый отъезд в летние отпуска офицеров и генералов. Даже Жданов, а ведь он был по своему положению Членом Военного Совета фронта, пребывал в отпуске. Если бы Сталин задумывал внезапное нападение, то кого-кого, а Жданова держал бы поближе к Ленинграду.

Заявление ТАСС явно сыграло на руку Гитлеру. Сталин ждал успокаивающего ответа или претензий, способных инициировать переговоры. Не получив ответа на вполне ясно сформулированное заявление о нежелании вступать в войну, Сталин предпринял отчаянную попытку предотвратить агрессию, двинув к границе свои войска. Немецкие-то там уже находились давно. Вот откуда это суматошное перемещение войск, призыв на сборы приписного состава и прочая кутерьма. Причем суматоха, вполне открытая для беспрепятственно летающих немецких разведчиков. Смотрите — нас тут много, придется, если таки решитесь воевать, по крови и мясу прорываться, одумайтесь пока не поздно! Но было уже поздно, а решения на подготовку к войне войскам отдано так и не было. Только Нарком ВМФ Кузнецов на свой страх и риск перевел флот в состояние повышенной боевой готовности.

Несколько слов об отсутствии в войсках карт. Хочу задать вопрос читателям, служившим в Советской Армии офицерами: «А у вас карты на руках часто были?» У меня — никогда! Все время карты хранились у секретчика под огромным амбарным замком. Выдавали их на учения, а потом — немедленно изымали. Что изменилось со времен 1941 года? А практически ничего! Та же завеса секретности. Вот потому-то карты и сгорели в «секретных» комнатах, вагонах, отделах. Одним словом там, где их от собственных командиров бдительно хранили. А воевали по листикам из географических атласов, картам сельхозугодий, крокам, снятым у счастливого обладателя бесценной реликвии.

Прежде чем закрыть тему агрессии злодея Сталина против душки Гитлера, хочется остановиться еще на паре ляпсусов, допущенных автором. О трактористах-танкистах и парашютистах-резервистах. Посадить тракториста за рычаги боевого танка можно, но ждать от него способности повести машину в бой — бесполезно. Скорее всего, он просто не сможет сдвинуть танк с места, а сдвинет — поведет тихонечко, по прямой. На сельхозработах тракторист привык медленно двигаться по прямой линии, иметь хороший обзор, скорость движения трактора невелика, бортовых фрикционов нет, никто по тебе не стреляет. Ну да ладно, за пару месяцев можно тракториста переучить на слабенького механика водителя, но ведь нужен еще командир танка, заряжающий, стрелок-радист. Кроме практики, нужно каждому дать и знание материальной части, и навыки обслуживания, и ремонта. Их нужно готовить именно под Т-34 или под КВ, для чего требуется учебная база, парк учебно-боевых машин, полигоны и танкодромы. Этого перед войной создать не успели. С учебой и сколачиванием экипажей проблемы стояли всю войну, а выливалось все в неоправданные потери самых лучших в мире танков.

О парашютистах отдельно. Автор повествует о миллионах подготовленных перед войной парашютистов. Деточка, вы ведь жили когда-то, давно, правда, в СССР, и слово показуха вам, наверное, известно. Прыгнул человек с вышки — парашютист! Получи значок! Прыгнул раз с У-2, совсем профессионал. А в результате, если мы имели столько подготовленных парашютистов, то почему в тыл забрасывались разведгруппы, наскоро обученные пользованию парашютом и совершавшие иногда свой первый (и последний) прыжок в момент заброски? Что у миллионов парашютистов была «бронь» и по городам и весям военной России разгуливали толпы здоровенных «забронированных» парней, готовых по первому свисточку организоваться в воздушно-десантные корпуса и «броситься под танки»? Даже в случае наличия парашютной подготовки парень еще далеко не боец, а тем более не боец ВДВ. Его еще готовить и готовить, а времени на это не было. Опять у автора нескладушка получается.

Все, считаю, что дальше обсуждать произведение господина Резуна бессмысленно.

Как бессмысленно и подло Резуну на каждой странице оперировать терминами «наша армия», «наша стратегическая мысль», «наша страна» и «наш народ». Не наше это все, господин Резун. Не мое это уже и, тем более, не ваше.

Вы потеряли на это право, когда перебежали, изменили присяге, офицерской чести и долгу, предали и выдали за возможность преподавать в прекрасном английском военном заведении. И не стоит заливать политическую подливку — сто сортов колбаски лучше чем один, сотня сортов пива да плюс сотня сортов кофе. Вот и весь искус.

Я потерял право говорить от имени армии и народа, когда положил в военкомате на стол военный билет и эмигрировал, не пожелав участвовать в перестрелках, последовавших за Перестройкой. Считаю, что поступил честнее.

Не стоит вам, Резун, и прославлять нежно любимый спецназ. Думаю, что и встречаться вам с ним не стоит. Ребята они горячие, бьют крепко и часто ногами, а возраст у вас уже не юный.

И последнее, Прочитав книгу, я задумался о личности автора. Ну почему Виктор Суворов? Почему не выступить под родовой фамилией Резун? Затем я вспомнил стиль, манеру изложения, избыточную эмоциональность автора... Ну, конечно же! Виктор — Победитель! Военный гений — Суворов! На выходе получаем — Володя Резун, Непризнанный гений стратегического масштаба! Куда ему разные Жуковы, Тухачевские, Сталины, Рузвельты, Черчилли, Гитлер со всем своим прусским генералитетом и фельдмаршалами!.. Наполеоновский синдром, навязчивая идея, пена у рта... Да вам, деточка, лечиться надобно. Таблетки пить, холодное к головке прикладывать. К хорошему доктору обратиться. А писать глупости не стоит.

США, 13 февраля 2004.

Статья приведена в сокращенном виде. Полностью см. в арх. файле, Word, 53 Кб.

Публицистика:

«Честь имею!» О рассказе Филмора Плэйса.

«Свеча коптела...» о Власове и власовцах.

«Истерическая мифология». О книге В.Суворова.«Последняя республика»

Брехун («Истерическая мифология» 2)

Статьи «Паршивец» и «Истерическая мифология» (без статистики о танках) — в Е-книге Избранные эссе. Формат PDF. Объем 1440 Кб.

Романы

Статья целиком содержится в zip-файле, который Вы можете загрузить на свой компьютер, щелкнув на ссылке справа. Текст в формате Word, размер zip-файла 53 Кб.

Загрузить!

Всего загрузок:

Избранные эссе. Формат PDF. Объем 1440 Кб.

Загрузить!

Всего загрузок:

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com