ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Леонид ЛЕВИН


ПУБЛИЦИСТИКА

Брехун
(Истерическая Мифология 2)
Окончание. Начало здесь.

Но, может быть, Резун прав? Ведь действительно в 1945 моряки ДВФ и ПВФ дошли до Вены и Берлина?

«...Пройти вверх по течению несколько десятков километров Дунайская флотилия вполне могла. Позже она это доказала. Сформированная во второй раз в 1944 году, не имея ни авиации, ни тяжелых мониторов, Дунайская военная флотилия поднялась с боями вверх по течению Дуная на 2000 км и завершила войну в Вене. В 1941 году Дунайская флотилия имела гораздо больше сил и гораздо меньше сопротивления со стороны противник».

Ах, как хитро сказано! Несколько десятков километров в 1941 году флотилия, действительно, может быть, и прошла бы, прежде чем затонуть под бомбами и снарядами, но не три сотни! А вот в 1944 году, пополнившись трофейными мониторами, доставшимися от вышедшей из войны Румынии и получившими новые имена «Азов», «Керчь», «Бердянск», «Измаил» и «Мариуполь», имея в своем составе героический «Железняков», новейшие бронекатера, мощное воздушное прикрытие, сухопутные войска и танковые корпуса на флангах гораздо более мощная ДВФ смогла дойти до Вены. Но только тогда, когда из войны оказались выбиты союзные Гитлеру Румыния, Венгрия и Болгария. Когда появилась возможность обеспечить тылы, фланги и воздушное прикрытие.

Да, в составе флотилии уже не было собственной эскадрильи, но зачем флотилии в 1944 году пара десятков устаревших Р-10, когда ее прикрывали и вся авиация ЧФ, и истребительная авиация ВВС. Только в такой военно-политической обстановке и стал возможен наступательный маневр флотилии. Далеко, кстати, не бескровный. Много, ох много бескозырок качала Дунайская волна на всем кровавом двухтысячекилометровом походе. Но это уже господина Резуна не волнует, о таком мало интересном для него факте, он и не упоминает. В его прочтении этот поход представляется этакой легкой прогулкой морячков вверх по голубому Дунаю. Так себе, поднялась флотилия и завершила войну экскурсией по музеям Вены.

Самую большую подлость совершает Резун по отношению к морякам Пинской флотилии. И смешного в этом действительно мало, приведу полную цитату:

«В книге Маршала Советского Союза Г. К. Жукова есть карта расположения советских военно-морских баз в первой половине 1941 года. Среди этих баз есть одна, размещенная в районе города Пинска в Белоруссии. До ближайшего моря — не меньше пятисот километров. Военно-морская база в белорусских болотах — это очень похоже на шутку нашего детства — “подводная лодка в степях Украины”. Но смешного в данном случае мало».

Что, правда — то правда, есть в книге Г. К. Жукова такая база. Но новую базу никто там не строил и большинство кораблей туда не поднимал. Все дело в том, что и база стояла, и корабли в Пинске уже давным-давно базировались. И флотилия существовала в Пинске. И называлась она тоже — «Пинской». Только вот принадлежало это все добро Польше. Тут придется оторваться и процитировать господина Резуна снова.

«...Пинская военная флотилия по своей мощи почти не уступала Дунайской — в ее составе было не менее четырех огромных мониторов и два десятка других кораблей, авиационная эскадрилья, рота морской пехоты и другие подразделения. Использовать Пинскую военную флотилию в обороне нельзя: мониторы, которые пришли сюда, были повернуты носами на запад, а развернуть каждый — целая операция. Если корабли нужны для обороны, то их следует просто вернуть в Днепр, а на тихой лесной реке Припяти им нечего делать, и противник вряд ли полезет в эти непроходимые леса и топкие болота».

Нельзя Пинскую флотилию использовать в обороне! Нельзя и точка! Поляки ее могли использовать, а Красная армия — не могла, ну не имела на это права. Только наступать, господа! Наступать! На Берлин! Представим и это мощное наступление по господину Резуну. В небе надсадно гудит старенькими движками авиационная эскадрилья, по бережку чертыхаясь, топает рота морской пехоты. Следом на телегах везут патроны, подушки и одеяла «другие подразделения».

Уточним Резуна. В эскадрилье, между прочим, имелось аж целых десять самолетов Р-10! Разведывательных устаревших бипланов — невероятно грозных соперников немецких истребителей М-109 и М-110. Не стоит смешить людей, г. Резун, упоминая в числе наступательной боевой мощи эти, давно устаревшие, самолеты-разведчики. Рота в составе ста человек морской пехоты. Да такого количества едва хватит для охраны судов с берегов реки, учитывая то, что располагается флотилия вблизи границы, на территории совсем недавно перешедшей к СССР.

Теперь пришло время «огромных мониторов» и прочих боевых кораблей флотилии.

«Винница» — бывший польский «Торун», «Бобруйск» — бывший «Городище», «Житомир» — бывший «Пинск», «Смоленск» — бывший «Краков», «Витебск» — носил раньше имя «Варшава». Все эти корабли имели на вооружении два или три орудия калибра от 102 до 120 мм. Отличались малой осадкой, легким, противопульным бронированием. В 1939 году все суда польской Пинской флотилии были затоплены польскими моряками, но очень скоро подняты спасателями Днепровской флотилии, отремонтированы на киевских заводах и введены в строй. Точно также как и многие из пинских канонерских лодок, бронекатеров и других судов. Поляки, кстати, всех их спокойно разворачивали носами в любую сторону и на тихой лесной Припяти, и на безлесной Пине, на каналах и в озерах.

Были в составе флотилии и мониторы отечественной постройки — «Левачев», «Флягие», «Жемчужин», «Ростовцев». Все они по своим измерениям меньше бывших польских мониторов и под разряд «огромные мониторы» ну никак не подходят. Часть кораблей ПВФ вообще базировалась на тыловую базу в Киеве. Имелись в составе флотилии и бронекатера, глиссеры, сторожевые суда, даже минный заградитель (тоже бывший польский). Но весь этот «огромный» флот мог действовать только на Пине, Припяти, Днепре, на окрестных каналах и озерах, но ни как не мог прорываться к Берлину. Почему? Вернемся к тексту Резуна.

«...Назначение Пинской военной флотилии так и останется непонятным, если не вспомнить о Днепровско-Бугском канале. Немедленно после “освобождения” Западной Белоруссии, от города Пинска к Кобрину Красная Армия принялась рыть канал длиной в 127 км. Канал строили зимой и летом. В его строительстве участвовали саперные части 4-й армии и “строительные организации НКВД”, т. е. тысячи зэков ГУЛАГа».

Хорошо когда кто врет весело и складно! Освободили Белоруссию и первым делом принялись рыть! А не стоило его рыть. Он уже давным-давно был прорыт. Аж в 1848 году! Канал соединил реку Пину с рекой Муховец, впадающей в реку Буг возле Бреста. Вот с тех пор им пользуются. Хотя канал мелкий и даже в лучшие годы судов с осадкой более 1.6 м не пропускает. И длина его 196 км, а не 127. И несчастные заключенные его рыть не могли и не рыли. По той простой причине, что лагерей ГУЛАГ рядом в помине не было. Узнать это несколько труднее, чем сбрехать, но возможно. Есть книга «Гулаг 1918 — 1960» с массой документов из рассекреченных архивов. Издана она в городе Москва издательством «Материк». В частности, в ней приведен документ АРФ.Ф.9401.щп12.Д312. «Приказ НКВД СССР 001318 С объявлением дислокации управлений ИТЛ и строительств НКВД» от 17 октября 1940 года. То есть года, когда по заверениям Резуна, тысячи зеков вгрызались лопатами и кирками в болотистые низины между Пиной и Муховцом. Гриф на документе «Сов. Секретно». В нем перечислены все без исключения объекты и стройки НКВД. Ни Днепровско-Бугского канала, ни другой стройки в близлежащих районах нет. Документ не предназначался для посторонних глаз, и врать самим себе товарищам чекистам смысла не было.

О саперах 4-й армии можно с уверенностью сказать только то, что и без канала дел у них после передислокации в Западную Белоруссию было выше крыши. Не исключаю, что отдельные небольшие саперные подразделения и флотилии и армии могли проводить реконструкцию канала, установку навигационных средств и тому подобные работы. Но не более!

А теперь самое главное. Если бы Резун догадался перед публикацией свой фальшивки прочитать лоцию канала, он бы понял. Что флотилия «огромных мониторов» просто не могла использовать эту водную магистраль в наступлении. Ибо заканчивается канал в устье Буга — подпорной стенкой! Не Буг впадает в Муховец, а совсем наоборот. И сток воды идет из Муховца в Буг, а не наоборот! Если открыть подпорный шлюз, то канал мгновенно обмелеет! Вода вытечет в Буг, и могучие броненосцы Резуна застынут в грязи, не дойдя до Берлина. Даже при наличии сложной системы шлюзования можно лишь медленно и печально пропускать по нему один корабль за раз. Как это производить под огнем и бомбежкой противника представить трудно. Видимо сие доступно лишь военному гению Резуна. Военная мысль до такого авангардизма не дошла.

Необходимость подпора для поддержания уровня воды, кстати, слабое звено канала и в оборонительном плане. Немцы не замедлили взорвать шлюз и предотвратили прорыв кораблей флотилии из Пинска на помощь гарнизону Брестской крепости и 4-й армии. Именно из-за падения воды в канале Командующий флотилией контр-адмирал Рогачев приказал отвести боевые корабли и суда из канала на Припять.

«...Единственное назначение канала — пропустить корабли в бассейн Вислы и далее на запад. Другого назначения каналу не придумать. В оборонительной войне его пришлось взрывать, чтобы не пустить германские речные корабли из бассейна Вислы в бассейн Днепра. В оборонительной войне все корабли Пинской флотилии пришлось взорвать и бросить».

Вот так перевирает историю господин Резун! Оказывается, по Резуну, не немцы взорвали шлюз, опасаясь подошедших к Кобрину кораблей флотилии, а сами моряки, страшась прихода мифических немецких катеров! Не было их тогда на Пине, Березине и Припяти! Не посчитали немцы нужным их тащить, ибо в расчет флотилию как боевую единицу не принимали. Но ошиблись. Моряки заставили врагов считаться с ПВФ.

Вскоре и немцы заволновались. Настолько им стало не хватать речных военных кораблей для борьбы с польскими и советскими партизанами, что авральными методами поднимали и ремонтировали затопленные советские и польские канонерские лодки. Одна из них под номером 91 в апреле 1942 года была потоплена в Королевском (Днепровско-Бугском) канале бойцами польской Армии Крайовой.

Теперь разберем самые подлые, самые мерзкие слова в этой главе произведения Резуна — «...все корабли Пинской флотилии пришлось взорвать и бросить». И не слова больше не добавляет Резун. Вот и понимает читатель, что побросали без боя свои огромные страшные мониторы морячки и побежали, подтягивая на ходу клеши от непобедимого немецкого воинства. Но это гнусная ложь!

Да, к сентябрю морякам пришлось практически все свои корабли затопить, чтобы не достались врагу. Только одному катеру Пинской флотилии и одному монитору «Железняков» Дунайской флотилии удалось прорваться на Черное море и пройти долгий путь до победы. Остальные корабли погибли в боях, расстреляв боезапас, не имея возможности вырваться из окружения, но нанеся существенный урон немецким захватчикам. Могилы кораблей, расстрелянных танками, расколотых бомбами на всем более чем 400 км крестном пути отступления от белорусского Муховца до украинского Днепра. 11 сентября 1941 года был взорван экипажем монитор «Смоленск», 18-го — монитор «Витебск», 19го — мониторы «Флягин» и «Ростовцев», канонерская лодка «Смольный».

Последние корабли погибали далеко от Пинска, на Днепре и Днестре в сентябре, героически прикрывая отход защитников Киева. А насколько беспощадно сражались моряки, как страшились их враги, насколько ненавистна была им черная морская форма, говорит тот факт, что всех пленных матросов и офицеров флотилии после нечеловеческих пыток и издевательств провели на устрашение киевлянам по городу и расстреляли в Бабьем яру. Увы, но это самая высокая оценка их воинского труда. После этого не имеет смысла перечислять сбитые самолеты, разрушенные переправы, разбитые в вдрызг танки, тысячи уничтоженных захватчиков.

О подвигах моряков написано много и хорошо. Не стоит метать бисер перед господином Резуном и повторяться. Не достоин он этого. Не для него пишу эту статью. Для простых людей, для читателей, не имеющих времени и возможностей проанализировать псевдоисторические поделки, отделить правду ото лжи.

Зачем пишет брехунец Резун свои сочинения? Почему выбрал себе такой символический для русского человека псевдоним как Суворов? Для самоутверждения? Не только. Ядовитые заряды лжи его творений направлены в героическое прошлое, в исторические корни народа. Испепелить их, отсечь прошлое от настоящего, а, следовательно, лишить будущего — вот истинная задача резунов всех мастей и окрасов. Читатели, не верьте резунам. Будьте бдительны!

Леонид Левин

Окт. 2004

Публицистика:

«Честь имею!» О рассказе Филмора Плэйса.

«Свеча коптела...» о Власове и власовцах.

«Истерическая мифология». О книге В.Суворова.«Последняя республика»

Брехун («Истерическая мифология» 2)

Статьи «Паршивец» и «Истерическая мифология» (без статистики о танках) — в Е-книге Избранные эссе. Формат PDF. Объем 1440 Кб.

Романы

Избранные эссе. Формат PDF. Объем 1440 Кб.

Загрузить!

Всего загрузок:

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com