ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Леонид ЛЕВИН


ПУБЛИЦИСТИКА

Брехун
(Истерическая Мифология 2)

 

Потрясающая способность господина Резуна-Суворова обмазывать грязью все то чистое и святое из советской военной истории, что имело несчастье попасться под его нечистую руку, вещь давно известная. Кажется, пора уже привыкнуть, не реагировать, не замечать специалиста истерического мифотворчества. Но, увы, книги его продолжают появляться на полках магазинов, завлекают яркими обложками и броскими названиями неискушенных в вопросах истории читателей.

Невелика беда, если такая книжонка попадет к человеку знающему историю, достаточно образованному, чтобы проанализировать текст и распознать его тайный смысл и явный обман. Беда в том, что большинство современных российских обывателей, а именно они и составляют основную массу читающей публики, историю своей страны представляют именно по книгам господина Резуна и ему подобных «современных историков».

В своих «исторических произведениях» господин Резун, именно Резун, а не Суворов, ибо стоит называть вещи своими именами и не порочить святое, обвиняет товарища Сталина в подготовке агрессивной войны против господина Гитлера. Деяния обоих исторических персонажей хорошо изучены и профессионально исследованы на основе фактических документов. Но, как версия историка-любителя версия Резуна, в принципе, допустима. Другое дело, что доводы, используемые господином Резуном, не выдерживают критики. Они базируются на лжи и извращении фактов. Проблема здесь в порядочности. Не может порядочный человек обтяпывать свои делишки на крови погибших воинов. А именно этим занимается Резун. Именно это ерническое камлание на крови вновь возмутило меня и заставило в очередной раз встать на защиту невинно оклеветанных людей. На этот раз — матросов и командиров Пинской и Дунайской речных военных флотилий.

Живых, мертвых и пропавших без вести. В том числе и тех нескольких сотен пленных моряков, что шли связанные колючей проволокой, в изорванных тельняшках, босые, избитые, измордованные по кровавым следам, по крестному пути, что был пройден незадолго до них сотнями тысяч еврейских ног. Шли в последний свой путь к страшному Бабьему яру и пели «Раскинулось море широко». Пели, вселяя мужество в живых, провожавших их в последний бой, пели — презирая смерть.

Приказом Наркома ВМФ адмирала Кузнецова Пинская, Днепровская, Дунайская военные флотилии были расформированы. Но они погибли, сражаясь, они замедлили бег вражеских колон к Москве, Кавказу, Ленинграду. И поэтому погибли с честью, выполнив свой воинский долг, не предав, не нарушив Присяги. Этого господам резунам никогда не понять и не принять, это чувство собственной неполноценности будет довлеть над ними до могильной плиты, вот почему они пытаются оплевать тех, кто выполнил до конца свой воинский долг.

Вот в защиту их светлой памяти я и отвечаю господину Резуну.

В небезызвестном «Ледоколе» Резун в качестве одного из аргументов в пользу своей «теории» пишет: «...на Днепре в начале 30-х годов была создана Днепровская военная флотилия, которая к началу Второй мировой войны насчитывала 120 боевых кораблей и катеров, включая восемь мощных мониторов, каждый водоизмещением до двух тысяч тонн, с броней более 100 мм и пушками калибра 152 мм. Кроме того, Днепровская флотилия имела свою собственную авиацию, береговые и зенитные батареи».

Ах, как внушительно звучит! 120 — боевых кораблей и катеров! Ну, к составу флотилии мы вернемся позже. Пока представим себе боевой корабль с бронированием 100 мм и вооруженный орудиями калибра 152 мм. Чтобы избежать обвинений в предвзятости возьмем для сравнения корабли флотов стран из стана противника — Германии и Италии. В итальянском флоте эсминцы класса «Generale» имели водоизмещение 890 тонн и вооружались пушками калибра 102 мм. Длина при этом — 73,5 м, а осадка 2.5 м. Класс «Turbine» имел водоизмещение 1700 тонн, длину 92 м, осадку 2.9 м и только 120 мм пушки. Немецкие эсминцы «Type 34 Maass» при водоизмещении 2230 тонн и осадке 3.9 м имели дину 119 м и вооружались 127 мм орудиями. Об их бронировании даже говорить не приходиться, ибо всерьез бронировались лишь боевые корабли «основных» классов начиная с крейсеров. Почему я столь подробно останавливаюсь на размерах кораблей? Чтобы показать несуразность приводимых Резуном данных. Не могло быть в составе речных флотилий кораблей такого водоизмещения с таким бронированием и такой артиллерией! Нечего им было делать на Днепре. Такие параметры характерны даже не для эсминцев, а для легких крейсеров, которых в составе флотилии отродясь не было, и быть не могло.

Самые мощные советские мониторы строились для Амура, реки действительно полноводной. Но и они по всем параметрам не дотягивали до приводимых автором «Ледокола» данных. Их, кстати, достроить к началу войны с Японией так и не успели и в середине пятидесятых годов вывели из состава флота и разобрали.

Возвращаемся к «Ледоколу». «...Вместо одной оборонительной флотилии Сталин создает две новые флотилии: Дунайскую и Пинскую. Были ли они оборонительные? Давайте посмотрим».

Давайте посмотрим. На Дунае Советский Союз имел несколько потенциальных противников, каждый из которых обладал собственным речным военным флотом. Причем по соотношению вооружения, бронирования и количества судов флоты Румынии, Венгрии и Германии (после аншлюса Австрии, а именно тогда и создавалась Дунайская флотилия) превосходили советские корабли.

В состав Дунайской флотилии входили 5 мониторов, 22 бронекатера и 6 вооруженных глиссеров. Вот их некоторые главные тактико-технические данные: Монитор «Ударный» — водоизмещение 385 т., осадка 0.82 м, бронирование 8 мм, вооружение — два 130 мм орудия. Монитор «Железняков» — водоизмещение 230 тонн, длина — 51 м, осадка — 0.88 м, максимальное бронирование — 20 мм, вооружение — два 102 мм орудия. Остальные корабли ДВФ имели сходные данные. Так, где же здесь грозные монстры господина Резуна, сопоставимые с немецкими и итальянскими эсминцами?

Советским кораблям противостояли только с румынской стороны Дуная и Прута мониторы «Ион Братиану», «Александру Лаховари», «Ардеал», «Бессарабия», «Буковина», многочисленные, хорошо вооруженные и бронекатера, вооруженные пароходы и т. д. Например монитор «Ардеал» имел водоизмещение 440 т, бронирование до 75 мм (рубка), два 120 мм орудия и 120 мм гаубицу. «Бессарабия» — водоизмещение 540 тонн, бронирование такое же как «Ардеал», но на две гаубицы больше! «Буковина» — водоизмещение 580 тонн, длина 62 м, бронирование до 50 мм, два 120 мм орудия, две 120 гаубицы и т.д. Даже эти крупные дунайские мониторы противника не дотягивают до параметров, заданных Резуном мониторам днепровским.

Но, исходя из логики господина Резуна, корабли противника — суда маленькие, мирные и иметь их на Дунае сам господь Бог велел лишь в оборонительных целях. Получается, что для Румынии, Венгрии и Германии обладание речными флотилиями дело совершенно нормальное. Эти страны не агрессоры, упаси Бог! Меньшая же по составу и более слабая по вооружению Дунайская флотилия немедленно объявляется агрессором. Это Вам, дорогие читатели ничего не напоминает из недалекого прошлого?

А как Вам понравиться такой безапелляционный пассаж господина Резуна: «...В оборонительной войне Дунайская военная флотилия не только не могла по характеру своего базирования решать оборонительные задачи, но оборонительных задач и не могло тут возникнуть!»

Доказательство правоты Резуна по безапелляционному школярскому типу — «Этого не может быть, потому, что быть никогда не может!». Да, с доказательной базой у автора «Ледокола» всегда напряженка, особенно его подводит логика. «...Интересная деталь: в составе Дунайской военной флотилии было несколько подвижных береговых батарей, вооруженных пушками калибром 130 и 152 мм. Если советское командование и вправду решило, что кто-то будет нападать на СССР через дельту Дуная, то надо немедленно береговые батареи врыть в землю, а при первой возможности построить для них железобетонные капониры».

Прочитав этот пассаж, сразу вспоминаешь, что в одной из своих книжонок Резун между делом упоминает о нынешней службе в британском военном колледже. Я сомневаюсь, что ему доверили работу более ответственную, чем присмотр за состоянием озеленения территории или наличием паутины в учебных помещениях. Если же нет, то остается лишь пожалеть запудренные мозги английских курсантов.

Простой вопрос: «Где именно на берегу, в какой точке многокилометровой границы вдоль Дуная и Прута врыл бы батареи «фельдмаршал» Резун?» Сегодня в целях береговой обороны создаются не бетонные монстры-капониры времен осады Порт-Артура, а мобильные, способные оперативно перемещаться в нужную точку артиллерийские комплексы. В маневренности их ценность! Примером такого мобильного артиллерийского берегового комплекса является и недавно принятый на вооружение «Берег». В способности оказаться в нужном месте в нужное время, а не в мертвой привязанности к определенной кочке на берегу была ценность подвижных морских батарей и командование это понимало. Не было тогда иного средства быстро и плотно прикрыть всю протяженность речной границы. Немцы исповедовали «блицкриг» и прекрасно продемонстрировали всему миру, в том числе и командованию Красной армии истинную ценность оборонительных сооружений типа бельгийского «непобедимого» форта «Эбен Эмаел» и всей французской линии «Мажино». Но господину Резуну все нипочем, игнорируя основы военной науки, он и сегодня ретроактивно предпочитает зарываться в бетонные капониры.

Историк Резун разворачивает перед неискушенным читателем страшную картину предполагаемого наступления «грозной» Дунайской флотилии (то есть, как мы знаем, пяти легкобронированных и относительно слабо вооруженных мониторов и двух десятков бронекатеров как ударного кулака): «...в наступательной войне Дунайская флотилия была для Германии смертельно опасна: стоило ей подняться на 130 км вверх по течению, и стратегический мост у Черновады окажется под обстрелом ее пушек, а это означало, что подача нефти из Плоешти в порт Констанца нарушена. Еще двести километров вверх по течению — и вся германская военная машина остановится просто потому, что германские танки, самолеты, боевые корабли больше не будут получать топлива...»

Все просто и прекрасно, если не учитывать пустяшного фактора наличия на этих 330 километрах сильных группировок румынских, венгерских и немецких кораблей, а, главное, мощной немецкой авиации. О том, что в противостоянии кораблей и самолетов чаще всего побеждает авиация, Резун не вспоминает, о том, что маневрировать на реке мониторам практически невозможно — тоже. А должен был бы вспомнить сотрудник британского военного колледжа, чем закончился бой японской авиации с двумя могучими кораблями Ее Величества, шедшими без прикрытия авиации.

В дурном сне можно представить себе «грозный» наступающий шквал из пяти маленьких речных мониторов и двух десятков катеров, рвущийся неудержимо к Плоешти, под огнем более сильных вражеских кораблей, непрестанной бомбежкой с воздуха немецкими «Штукасами» Ю-87 и под огнем прямой наводкой с близких берегов танковых и полевых орудий. Что бы доплыло до Плоешти в 1941, году гадать не стоит.

...............................................

Окончание

Источник: http://tic.com.ua/

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com