ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Ольга ЧЕРНОРИЦКАЯ


Религия и мораль
Полемика с Яковом Фельдманом
(Я.Фельдман,
«Лев Толстой как психолог и моралист»

Цитата:

Позднышев («Крейцерова соната») убивает свою жену. Он знает, конечно, что убивать нехорошо, знает библейское «не убий», но это не мешает ему убить жену. «На это у него причина есть». «Не убий» — это, конечно, Библия. Но в тексте повести библейское «не убий» так ни разу и не звучит. Зато звучит, и многократно звучит, библейское «да убоится жена мужа своего». Правду говоря, библейское «не убий» относится, прежде всего, к Каину-Авелю, то есть к братьям. К сестрам и прочим женщинам (Ева — ребро Адамово, она не человек, а только ребро человека) «не убий» не относится.

А между тем, если бы в подсознание Позднышева было с младенчества вколочено «не убий», не в «относительном» библейском (иудейском, христианском, православном и пр.) смысле, а в «абсолютном», джайнистском смысле, то убийства бы не было. Абсолютное «не убий» есть, например, в буддизме. Есть оно и в ТУАИ как «неприкосновенность чужого физического тела».

Вывод первый: библейская мораль недостаточна. Нужна мораль более правильная, полная (примеры смотри выше). Религиозной такая мораль обязана быть лишь по своей абсолютности. Но эта абсолютность вовсе не обязательно есть Бог. И уж совершенно абсурдными представляются мне попытки в поисках морали вернуться к православию, христианству, иудаизму, Библии. С этим по существу совпадает заявление Толстого о том, что он ищет религию без Бога — «религию практическую, не обещающую будущее блаженство, но дающую блаженство на земле». (цит. по книге «Крейцерова соната», СПб, 2004, стр. 11) — по существу речь идет о лучшей, чем в библии, системе моральных норм.

Яков Фельдман

 

Вы неточно уловили основной смысл «Крейцеровой сонаты». Речь там идет не о «жена убоится мужа своего», а о ненасытности человека. Именно в этом герой видит причину собственной трагедии.

Для человека раскрытие иной парадигмы мышления стало возможным благодаря лишь жадности его, ненасытности, превышающей ненасытность и жадность всех существ на земле. Возможно ли на земле или еще где-то такое существо, которое было бы более ненасытным и требовало не только весь мир, но и признания со стороны всего мира себя самого еще более, чем человек?

А человеческое сознание и самосознание родилось именно в борьбе за признание, предполагающее борьбу не на жизнь, а на смерть. Но без этого мира человек — ничто. И он идет из своей ненасытной жадности на небывалый в истории развития живых организмов риск: все или ничего! Опасно, но я буду сражаться с этим миром за мое окончательное утверждение в нем. И таким образом исчезает существенный момент — момент разложения на крайние термины.

Дай ему еще какую другую перцепцию, он будет ее тем же самым способом мыслить: все, что я увидел и почувствовал — должно стать моим и подчиниться мне, и я лучше умру, но все равно покорю это и буду над этим господином. И вот из этой готовности умереть, но захватить, возникает логическая цепочка, которая замыкает все возможное знание: это невозможно (иметь), но это будет так (я буду это иметь).

Выход за пределы «невозможного», недоступный прочим существам на земле, сделал человека независимым от перцепции. При любом изменении ощущений будет работать схема покорения мира с риском для самого человеческого существования. Потому что жажда утвердить себя единственного в мире и стать во главе этого мира у человека изначально не соответствует никакой перцептивной действительности. Ему никак не нужно все, человек вполне может довольствоваться и малым, ему достаточно, но всепоглощающая жадность и ненасытность, появившаяся у него вопреки всем законам природы, сделала его безумным и разумным одновременно. Но в этом случае и убирается момент разложения на крайние термины. И возникло единственное разумное и правильное логическое умозаключение — «между любыми двумя крайними терминами есть как тождество, так и оппозиция». Ни при каких сменах ощущений и приделывании к человеку третьего и четвертого глаз эта картина мира, описанная в столь незатейливой формулировке, уже не может измениться, а при ее посредстве можно познать все. Отсюда уже — способность видеть истину за пределами восприятия конкретных вещей.

Таким вот образом жадность и ненасытность сделала из обезьяны человека, и эта способность разума мыслить — вот то достижение и та беда, которая сопровождает человека в этой грешной жизни. Толстой мучился разумом как кармой — и создал «Крейцерову сонату.

Гостевая, 23.04.05.

Ответ Я.Фельдмана

Спасибо за отзыв. Я сознательно выделил один смысл из всего букета смыслов Толстого; разумеется, букет больше и богаче.

Жадность, а точнее «целедостижение любой ценой» (по теории уровней) это уровень 3. Можно говорить о жадности в широком смысле как об «индивидуализме», тогда это нечетные уровни 1-3-5-7 (9 не в счет, в нем 7 и 8 вместе).

Толстой предлагает свой путь решения этой проблемы: отказ от сложности мира, перейти всем на уровень 2, уравнять помещика и крестьянина, философа и невежду.

Моя мысль в следующем:

1)  Нельзя смешивать 3 и 1-3-5-7

2)  Если всем стать на позицию 2, то это не решает проблему.

3)  Решение в том, чтобы гибко маневрировать по уровням 2-4-6-8, дополняя конкретно взятый индивидуализм коллективизмом подходящей сложности.

Примеры таких пар «индивидуализм-коллективизм» еще раз привожу ниже:

 

«Я хочу(1)» — «Это можно — то нельзя (2)»

«Я лучше всех(3)» — «Ансамбль важнее (4)»

«Я так решил(5)» — «Есть лучшие варианты (6)»

«Я придумал новое(7)» — «Отдаленные последствия неоднозначны(8)»

 

Индивидуализм в паре с коллективизмом соответствующей сложности — великая созидательная сила. Индивидуализм без коллективизма — разрушителен. Коллективизм без индивидуализма к развитию не способен.

Вторая моя мысль в этой статье: Библия не дает морали, достаточной для современного человека. Толстой это понимал и искал решение, но не нашел его. Мое решение изложено выше.

Спасибо за внимание

ЯФ

Критические статьи и заметки:
Религия и мораль. О статье Якова Фельдмана.
Об экстремальном языке в современном Интернете
Государство и интеллигенция в автобиографической прозе Григория Залевского
Детские поэты новой волны
Четыре стиха Гончаровой Елены

«К слову о Законе и благодати. Юрий Кузнецов, Юрий Кублановский». Эссе на II сайте

Статьи — Критика — СтихиСодержание всего раздела

«Летний дебют 2004». Е-книга в формате PDF в виде zip-архива. Объем 750 Кб.

Загрузить!

Всего загрузок:

«Избранные эссе-2». Е-книга в формате PDF в виде zip-архива. Объем 1000 Кб.

Загрузить!

Всего загрузок:

Экзотический купить тур на Мальдивы предлагают туристические фирмы города в течение всего года.

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com