ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Татьяна АЛЕKS (НОВАК)


Об авторе. Новые стихи

КРИТИЧЕСКИЕ РАЗБОРЫ

ИЛЬЯ СЛАВИЦКИЙ (OLDBOY). «ГОРОД-ЯД»

Окончание. Начало здесь.

 

...............................................................................

Вторая строфа из этой пары заметно уступает первой, как по ёмкости содержания, так и по исполнению. Вполне может быть усилена. Особенно слаба последняя строка:

 

«не меняются рельсов полоски трамвайных»

 

Вероятно, в этом случае не меняется вид, а рельсы, думается, должны иногда. Износ, как иначе. Ну и «полоски» — слово как-то не в тон стихотворению звучит, несколько по-детски.

 

полосКИТрамвайных — такой «кит» тоже из разряда фонетической небрежности.

 

Повторы слов «не меняются», безусловно, использованы здесь, как поэтический приём для смыслового усиления.

Вполне допустимо. Но текст наверняка не проиграет, если содержание строфы разнообразить, например: «те же трещины...» и т.п. — вариантов можно массу предложить, но их подбор — прерогатива автора.

То же касается и дублирования слов «даже если» в следующей паре строф:

 

«Этот город не так-то легко отменить.

Даже если его поместить в богадельню,

даже если стеклом и пластмассой гранит

заслонить — он останется. Может быть — тенью.

Может в памяти разногорбатых мостов,

в непрерывной борьбе между влагой и камнем.

в разговоре случайном. Да мало ли что

сохраняет ушедшего города тайны!»

 

О богадельне. Попробуем разобраться, что имел в виду автор. Для уточнения смотрим определение у Даля.

«Заведение для призора дряхлых, увечных и неисцелимых нищих; Божий дом, Божий приют».

 

То же самое в словаре Ушакова.

«1.Благотворительное учреждение для призрения инвалидов.

2. Бездеятельное учреждение (ирон.)».

 

«Поместить город в богадельню»? Может быть, «превратить» или хотя бы «попытаться превратить»?

 

«если стеклом» — фонетика: звучит как есЛИСТИК ЛОМ.

 

«даже если стеклом и пластмассой гранит

заслонить — он останется. Может быть — тенью».

 

Приём переноса хорош, когда слово, перемещённое в начало другой строки, акцентирует внимание читателя на чём-то важном. В данном случае он не работает на стихотворение, напротив, усложняет восприятие.

Кроме того, такой порядок слов вызывает смысловую путаницу. «Он останется». Речь о граните? Приходится перечитывать, чтобы понять: пожалуй, всё-таки — о городе.

 

«Может в памяти разногорбатых мостов»

 

Интересная находка, хорошая строка, можно усилить, заменив слово «может», к примеру, на определение:

 

В ... памяти разногорбатых мостов

 

В этой паре строф второе четверостишие сильнее, глубже первого. Последняя строка нуждается в корректировке.

 

сохраняет ушедшего города тайны

 

Ушедшим этот город назвать, я думаю, нельзя. Может быть, «времени»? Если же оставить слово «города», значит, стоит подумать над заменой «ушедшего». Здесь тоже имеется лексическая деформация фразы:

 

сохраняет ушедшЕГО ГОрода тайны

 

И, наконец, самая энергетически сильная часть стихотворения — два последних четверостишия.

 

«Этот город — как яд. Как дыханье. Как сон.

Он не ждет ничего — ни любви, ни признанья.

Сам собой полонен, сам любуется он,

среди Невских трясин заблудившийся странник,

кружевною решеткой своих берегов,

криком чаек вослед кораблям у причала.

 

...Я покинул его. Что ему до того.

Недописанной строчке, прочтенной случайно...»

 

До этих строк настроение и чувства автора угадывались смутно, на уровне предположений. Сначала — яд, игла, нарыв — казалось бы, вот она, энергетика. Но, видимо, это как раз пример несоответствия формы и содержания. На словах «нарыв» есть, на деле внутренний надрыв не чувствуется. И только в финальной части он прорывается-таки. Вот в этих словах:

 

«Он не ждет ничего — ни любви, ни признанья»

 

«...Я покинул его. Что ему до того».

 

Явственно ощущаешь, и эту любовь, и эту боль, и пронзительную тоску. То самое признание, нужное человеческой душе, которого не ждёт «город-яд». Автор освободил эмоции, дал им выход, а это именно то, что непременно находит отклик у внимательного читателя.

 

В этой части тоже есть над чем поработать технически. Возвращение в финале к начальным словам стихотворения — приём известный и, в данном случае, органично вписывающийся в текст. Но в самой строке есть некоторое несоответствие.

 

«Этот город — как яд. Как дыханье. Как сон».

 

Дыханье и сон, понятия одного ряда. Но что может роднить их с ядом? (Если только не о перегаре речь.) А здесь идёт перечисление: как яд, дыханье, сон.

 

Неудачна строка:

 

«Сам собой полонен, сам любуется он»

 

Сразу напрашивается вопрос: сам любуется кем? Собой? Ответ находим позже, но течение мысли уже нарушено, лёгкости прочтения и восприятия нет. А что, если поменять местами строки, заодно получив логически верное построение фразы? Вот так, к примеру:

 

«Этот город — как яд. Как дыханье. Как сон.

Он не ждет ничего — ни любви, ни признанья.

Среди Невских трясин заблудившийся странник,

сам собой полонен, сам любуется он

кружевною решеткой своих берегов...»

 

Стоит обратить внимание на то, что некоторые слова в последних четверостишиях диссонируют с общим стилем стихотворения. Это слова «полонён» и «вослед». Здесь они одинокие представители устаревших словесных форм. Правда, есть ещё составившее им компанию старинное слово «сястра» (так в народе и произносилось ранее), порождённое сдвигом:

 

ЗаблудившийСЯ СТРАнник

 

А вот ещё сдвиг. Неблагозвучный.

 

«Что ему до того».

 

Примерно так при декламации: «Что и...» Дальше, думаю, лучше прочесть «про себя». Ну, или про того, кто там получился.

 

Стилистическое нарушение: «любуется — криком чаек». Любоваться, это, всё-таки, эмоция зрительная. Не акустическая.

 

Отдельное слово о рифмах. С ними в стихотворении полная неразбериха. Если бы их не было вообще, это ещё как-то можно было бы понять и принять. Но они то появляются, то исчезают, то весьма приблизительны. Стоило бы выбрать какой-то один стиль, и в нём выдержать всю работу.

 

Последняя строка стихотворения вызвала у меня ощущение, что я чего-то в ней недопонимаю. Полагаю, что и не я одна.

Обожаю вуаль в стихах, если она тонко выткана. Тогда возникает нечто сродни совместного творчества автора и читателя: есть возможность домыслить, пусть по-своему, но — понять. В этой строке не вуаль. Ширма. Зашторено качественно, хочешь — пытайся разобраться, не хочешь — не трать время, всё равно не угадаешь.

 

«Недописанной строчке, прочтенной случайно...»

 

Это город-то — случайно прочтённая недописанная строчка? (Да ещё — какой город!) Похоже, здесь взгляд на объект с обратной стороны бинокля. Не думаю, что автор хотел подобного эффекта, но результат видится именно таким.

Понятно, если будет сравнение с книгой, поэмой, и т.п., читатель вздохнёт: «банально...», но и «строчка», увы, не лучшая находка.

 

Как я уже отмечала, в двух последних строфах эмоции нарастают, что усиливает положительное восприятие стихотворения.

Но этой соломинки мало, чтобы удержать всю конструкцию на плаву.

Пока что получился неплохой эскиз. Добротный черновик. Общее впечатление от прочтения: написано по типу экспромта, без корректировки.

 

Расстановка ударений безупречна, ритм, за исключением первой строки, выдержан.

 

Стихотворение, несомненно, стоит того, чтобы его «довести до кондиции». Город, кстати, заслуживает этого, ведь так?

Авторский раздел И.Славицкого

И.Славицкий — К.СейранянЕ.КанторЕ.Гончарова

Стихи Татьяны Алекс

Смотрите кухонный фартук из мдф у нас.

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com