ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Лилит КОЗЛОВА


Лилит Николаевна — профессор Ульяновского Государственного Педагогического Университета (УлГПУ), преподаёт на кафедре анатомии и физиологии человека и животных. Доктор биологических наук, автор более 150 публикаций по возрастной физиологии. Она также является известным литератором и цветаеведом, просветителем и общественным деятелем, автором серии книг о Марине Цветаевой и её сестре Анастасии, с которой была дружна почти 7 лет.

Л. Н. Козлова — Председатель Ульяновского отделения Российского союза литераторов, руководитель городской Литературной Гостиной. Альпинист, слаломист, турист-водник, автомобилист. Энтузиаст и активный пропагандист формирования и гармонического раскрытия творческой личности в современном мире. Её смело можно назвать строителем и скульптором нового сознания: на основе синтеза веры, знаний, достижений мировой культуры и гуманного отношения ко всему живому...

Лариса Гумерова

ДУХОВНОЕ ПРЕОБРАЖЕНИЕ ПУШКИНА

(С комментарием Ларисы Гумеровой)

«Смотрелась ли ты в зеркало и видела ли, что лучше твоего лица ничего нет на свете. А душу твою я люблю более твоего лица!»

А.С.Пушкин, из письма к жене.

«Господи! Душа сбылась: умысел мой самый тайный».

Марина Цветаева.

(Использованы портреты и фотографии: Натали Пушкиной, А.О.Смирновой-Россет, императрицы Елизаветы Алексеевны Романовой, иллюстрации к книге «Руслан и Людмила» С.И. Ковалёва).

 

Последние 3 дня Пушкина после дуэли. После смертельного ранения и ответного выстрела в Дантеса появляется новый Пушкин — совсем на себя прежнего не похожий, Пушкин всепрощающий. Это духовное преображение поэта описывают все, кто окружал его в предсмертные дни. Что же на самом деле произошло, явилось причиной глубочайшего личностного переворота? Страшные ли физические страдания, раскаяние в преднамеренном зле, предыдущие ли раздумья и настроения, или глубинные свойства характера и души, подспудно дремавшие до этого мгновения?

 

В начале было Слово... Сейчас мало кто сомневается, что мы живем, как думаем, как выбираем — мыслью своей строим собственную жизнь. Наше представление, образ — это тот посредник, что стоит между мыслью и реальными действиями. Чтобы внутренне измениться, надо этого захотеть, снова и снова возвращаясь к этому желанию мысленно — словами, молитвой, стихами. В стихах образ особенно ярок и убедителен, и если обратиться к творчеству поэта, быть может мы скорее и точнее найдём ответ на поставленный выше вопрос.

Каким Пушкин был в жизни, знают все, кто хоть раз заглянул в его письма. Но чувства-то добрые он лирой пробуждал, не это ли самое главное. Остальное читатель или не знает, или забывает в данную минуту, отдаваясь высокой поэзии, или прощает. Поэту был дарован от рождения великий спаситель, его собственное сердце — все те искренние, высокие чувства, на которые он до конца своих дней не просто был способен, но шёл за них на смерть.

 

К одному из первых и главных таких святых порывов вероятно относилась его любовь к «Мимолетному виденью», которой была не А.П. Керн, а скорее всего, императрица — красавица Елизавета Алексеевна, супруга Александра Первого. Известная своей кротостью и благочестием, это, скорее всего, она со «строгою красой ее чела и полными святыни словесами», разговаривала с Пушкиным и лицеистами в одно из посещений Лицея, «смиренная, величавая жена, приятным сладким голосом». Тем более, что обращаясь к её фрейлине, Н.Я. Плюсковой, он прямо признается:

 

Я, вдохновенный Аполлоном,

Елизавету втайне пел.

Небесного земной свидетель,

Воспламененною душой

Я пел на троне добродетель

С ее приветною красой.

Любовь и тайная свобода

Внушали сердцу гимн простой, ...

 

Итак, всё-таки любовь. Тайная, скрытая, неотступная. Невозможная. Ею полон ряд стихов до восемнадцатилетия:

 

Мечта! В волшебной сени

Мне милую яви,

Мой свет, мой добрый гений,

Предмет моей любви.

И блеск очей небесный,

Лиющий огнь в сердца,

И граций стан прелестный,

И снег ее лица...

 

Именно эта любовь, кем бы она ни была вызвана, поднимала его  на высоты духовного переживания, выливавшегося в стихи и откровения. И здесь главным является именно то возвышенное состояние восторга и упоения, которое испытывал поэт. Пусть только на момент, пока писал. Именно оно, это состояние полёта и откровения, его растило, а стихи фиксировали суть его творчества.

Возможно, что эпикурейская установка: «наслаждайся!», дополненная христианской верой в загробный мир и поданная с единственной высоты личностных переживаний, творили творческую индивидуальность. Стихотворение «Добрый совет» звучит, как кредо юного поэта:

 

Пусть наша ветреная младость

Потонет в неге и вине...

................................................

Окончание

Лучшая надуксусная кислота профессиональная

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com