ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Александр КОСТЮНИН


ДАГЕСТАН

ЗАГОВОР

Окончание. Начало здесь.

 

................................................

За окном начинало сереть.

Кодла убралась. Мы буквально чуть дреманули:

— Ни копейки урусу не заплачу. Не дали спать...

Отец хмуро:

— Заплати. Харам нам нэ нада.

— Нет!

Потащились назад в аэропорт. И — до Читы. А из Читы в Краснокаменск на кукурузнике. В город — на автобусе... У них местами снег. Городишко странный: улиц нет, одни номера. Нам нужен «Краснокаменск — 404».

Едем по центру, меня какое-то чувство подталкивает... Прошу водителя:

— Остановите, пожалуйста.

Выходим. Прохожего спрашиваю:

— Где 404?

— Вон тот! — показывает на девятиэтажку.

Рядом почти. Заходим в подъезд, поднимаемся на лифте на третий этаж. Напротив дверь с табличкой: «Исмаилов». Я отцу объявляю:

— Здесь проживает Ваш младший братец.

Отец не видел его больше сорока лет, я — только на пожелтевшей крохотной фотографии. Теперь нажимаю звонок, открывает девушка. Я как увидел, похожа на мою сестру. Глаза родные, огненно-карие. Волосы только русые. Бывает же!

— Салам алейкум!

— Здравствуйте.

— Это квартира Исмаилов?

— Да, вы кто будете?

— Я Исмаилов Керимхан.

А её отца — Алимагомед Керимханович. Она сразу догадалась.

— Проходите... Проходите на кухню! Сейчас позвоню папе.

Времени часа три, рабочий день.

Мы с отцом теперь заходим. Чемоданы затаскиваю. У них четырёхкомнатная секция. Отец здоровый мужик: не привык кухни-мухни... Не развернуться! Руку поднял — задел люстру, плечом чуть холодильник не опрокинул...

Я смеюсь:

— Прошу прощения... Горные мужики привыкли к простору.

— Да, конечно, извините, извините. Лучше — в гостиную.

Стали знакомиться: что да как. Звать Оля, учится в Москве — институт кибернетики. Есть сестра — постарше, замужем за военным. Мать — Аня Владимировна.

Оля позвонила: с работы примчались мать, отец.

Дядя прямо с порога, напряжённый, — к отцу. Глядит чужими глазами. Минуты три... Долго мне показалось. Я тоже так стою. Теперь они сели и снова давай молчать.

Я не утерпел:

— Дядя Алик, я Ваш племянник, Керимхан. Это — Ваш старший брат... Одного отца-матери. Мать бывает же?

Так продолжаем, сидим. Отец молчит, Алимагомед молчит. Принесли кушать. Я пытаюсь сгладить... Ушлый же торгаш, нет-нет. Дипломатично, туда-сюда:

— Мы Вас приехали, мы Вас нашли.

Водки бутылочку поставили. Они налили себе. Дёрнули, расслабились слегка. Я, естественно, при отце никогда за рюмку не брался. Пошла разборка. Жена, дочь не участвуют. Отец у меня плохо знает русский, неграмотно разговаривает. Пришлось мне:

— Что случилось, Али-ими? Почему не пишите, зачем не общаемся. Вы родной дядя. Ваши дочери — мои сёстры. Родители сколько писем писали вначале, тыщи — от Вас ни ответа, ни привета. В чём дело?

— Все послания храню, — открывает антресоли, наверху кучами лежат. — Но мой старший брат меня обидел.

Отец встрепенулся:

— Обидэл? — дах, когда плохое, всё понимает.

Я опять подключаюсь:

— Не имею права, конечно, соваться, вы оба старше меня... Это я подал в розыск. Извините. По просьбе отца, он хотел Вас найти. Сорок лет не виделись, вы самый младший... Три брата погибли в войне, двое в детстве.

Короче туды-сюды.

— Понимаешь, Керимхан, я после школы поехал в Свердловск, поступил... Встретил прекрасную девушку — дорогого мне человека... Полюбил. Сильно. Ты молодой, поймёшь... Звоню старшему брату поделиться радостью, а он одно твердит: «Харам!» Ещё я обижен... когда мать умерла, не сообщили.

Отец стал объяснять:

— Сынок, баде* старый плахой стал. Я чабановал, ти знаищ. Кагда прыэхал, мат умэр. Тэлэфон в ауле нэт: как сабщу. Куда?

Я перевожу. Дядя горячо:

— Жена твоя грамотная!

Мать моя — член партии, работала заведующей библиотекой.

— ...она что не могла сообщить?

Отец не сдаётся:

— Пачаму дамой глаз нэ кажет. Думал, камэн с гары — гара рухнэт. Нэт! Разве сам нэ знал, мать старый, балной. Ждёт. Для матэри хоть йшницу на ладони изжар, — отец многозначительно поднял вверх рубцеватый палец, — в долгу будищ!

Я делаю этот контр-ход. Дядя молчит. Сказать нечего. Он-то не знает, что ему порчу навели... Голова, разум при этом отключаются. Ведь ежели по уму, да по нашим горским традициям, так именно младший сын должен остаться с родителями, обеспечить их старость.

Поставили вторую бутылочку. Выпили по три рюмки. Я сам думаю: как же мне незаметно начать колдовать?.. Всё не с руки.

 

Теперь третий день у них гостим. Слышу: гул за окном, машины туда-сюда. Дядя — профессор большой.

— Оля, что у вас такое?

— Сегодня у родителей серебряная свадьба. Сейчас все — в ЗАГс, потом банкет.

Отец дёргает:

— Что здэс?..

— День свадьбы... — как объяснить, что она «серебряная», я не знал, у нас не бывает.

Приезжаем в ЗАГс. Там ора-ура, шампанское, шум-гам. И тут деловая женщина, которая командует, протягивает отцу перьевую ручку.

— Подпишите, пожалуйста.

Отец недоумённо головой крутит, отмахивается, вижу — сбежать хочет. Я его за фалды пиджака:

— Отец, стойте. Так нельзя здесь. Надо Вам поставить подпись.

— Пачаму?!

— Вы тогда не одобрили, когда он женился на русской. Разженить нельзя. Во время Вашего прибытия они хотят законно оформить. Вы должны подтвердить, что не против его свадьбы, которая прошла двадцать пять лет назад. Чётки не спасут, жена рая не лишит.

Мой дах погрустнел. Видно, не рад, что влип.

— Вы старший в роду. Видите, сколько людей Вас ждут...

Отец с неприязнью берёт перо, под добродушно-весёлыми взглядами гостей наклоняется в три погибели над бланком и недовольно ставит корявую подпись. Меня тоже попросили подписать свидетельство. Я — с удовольствием: «Одобряем от имени Дагестана!»

Жена дядина мне понравилась. У неё не особо здоровье, иногда болеет, но она домашняя, за мужем смотрит, такая. А дочь... Мы с ней много беседовали. Она на меня смотрела во все глаза... Родная кровь. Бывает же. Решил попробовать ворожить её. Дядю не решился звать... Ему непременно надо что-то объяснить, мало-мало сказать неправду... А волнение могло меня выдать... Придётся, как есть. Зухре-эме учила: достаточно глядеть на фотографию, да ещё нужна шапка, которую он обычно носит.

Вечером, когда остались с сестрой вдвоём, я осторожно предложил:

— Оля, у нас в Дагестане существует обряд: когда не видятся долго родные — принято гадать. Ничего особенного... Хочешь, покажу?

— Интересно, — она поджала под себя ноги, поуютней устроилась на диване. — А что должна делать?

— Я буду читать... вроде стихов... Ты закрой глаза и слушай. Просто слушай меня...

— Хорошо.

Оля прикрыла веки, дивные ресницы её сомкнулись.

Я включил настольную лампу, погасил большой свет, открыл семейный альбом на странице с фотографией дяди, и сначала робко, затем всё увереннее стал наизусть читать суру Аят уль-Курси:

 

Бисмилляхи-р-рахмани р-рахим.

Аллаху ля иляха илля хВаль-хайуль-каййyум.

Ляа та´хузуху синатyн Валяа наум

Ляху маа фиссамаауяати Ва маа филь ардз.

 

Огонёк спички, с ширканьем вспыхнув, подбирался к моим пальцам и, не успевая обжечь, гас в стакане с водой.

 

Ман заллазии яшфау ´индаху илля-а би-изних

Йа´лямy маа байна айдийхим Вамаа хальфахум

 

Я по-прежнему не знал арабского, а смысл суры, по словам тёти, был такой: «Аллах — это тот, кроме которого, нет божества. Он живой, вечно существующий, не одолевают его ни дремота, ни сон. Ему принадлежит всё, что в небесах, и всё, что на земле, кто перед ним заступится без его разрешения? Он знает, что было перед ними, и знает, что будет после них, они овладевают из его знаний только тем, что Он пожелает. Трон его объемлет небеса и землю, и не тяготит его охрана их, истинно. Он — высокий, великий».

Время от времени я украдкой плевал на пол и в шапку дяди, приговаривая на лезгинском:

— Пусть тяжесть уйдёт на землю! Чтобы всё отрицательное сгорело, пришло полезное. Пусть придёт в ваши души лёгкость!

 

Валяйyхийтууна бишяй им мин ´ильмихии илляа би маа шааааа.

Васи´я кyрсиййyху-с-самааВаати Валь ард

Валяя удухуу хифзухумяа Ва хВаль´алиййyльазийм.

 

Из-под длинных Олиных ресниц катились крупные слёзы...

 

* * *

 

Вернулись в аул.

Дома нас ждала срочная телеграмма от дяди: «Дорогой брат спасибо ваш приезд живая вода горного родника».

От него стали регулярно приходить письма. Изредка Оля вкладывала в конверт маленькие записочки, адресованные лично мне. А летом, в отпуск, они приехали в Кара-кюре всей семьёй. Я возил восторженную Олю на море, таскал в горы, знакомил с кунаками. Моему лучшему другу Сабиру она понравилась настолько, что он... взял и посватался... Полюбить — времени не надо.

 

Э-ээх! Небо распахнулось во всю ширь, стало выше.

Солнце разулыбалось...

Заливаясь волшебными трелями, кружили в вихре счастья соловьи, жаворонки... Кеклики выбегали к нам навстречу целыми выводками, с любопытством выглядывали из травы, дивились на молодых...

Маки принарядились...

С альпийских лугов хлынули ароматы чабреца, мяты.

 

Я видел как... на глазах... камень закатывался обратно в гору.

Смотреть на это мне было гордо и радостно.

 

Докузпаринский район, с. Кара-кюре, 2010 год

 

Словарь:

дах (лезгин. разг.) — отец;

баде (лезгин. разг.) — бабушка;

эме (лезгин.) — тётя по отцу;

ими (лезгин.) — дядя по отцу;

хаpам (араб.) — в шариате запретные действия;

кипиш — волнение, паника по поводу какого-то события;

кеклики — горные куропатки

зиярат — у мусульман святые места.

Дагестан
О книге. На посошок. Предисловие автораСоцветие ДагестанПоводырьУрок географииОставляя на земле следБелая птицаЛезгинка — ЗаговОр — Рафик-смертьИвановны Черная королеваТамада

Рассказы и повести«Дагестан» — «Абхазия: война и мир»Ингушетия Статьи, эссе, заметкиСказки

Купель. Международный литературный конкурс
по произведениям Александра Костюнина

Об авторе. Содержание раздела. «Земное притяжение», повесть

Александр Костюнин. Дагестан. Е-книга в формате PDF, размер zip-файла 10,5 Мб

Загрузить!

Всего загрузок:

Узнай самые лучшие модные секреты здесь.

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com