ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Илона КОШКИНА


Быт

Сегодня я проснулся в ее кровати. Она сидела на полу и пыталась раскурить трубку, обхватив желтыми пальцами с обеих сторон, но то и дело поджигала остатки дырявых перчаток. Рядом с ней на полу лежало зеркало, усыпанное всеми видами табака. Здесь и окурки с серо-белым пеплом, и развороченный пакет вишневого, и несколько кучек немецкого нюхательного рядом с коробочкой, и баночка жевательного. Под носом у нее осталось немного этой коричневой пыли, она вытерла ее рукавом свитера и выплюнула как будто земли кусок, выудив из-под губы порцию табака. Проскрипев кроватью я спустил босые ноги на ковер, допил оставшийся портвейн из стоявших рядом бутылок и направился в ванную. Старый Ли Хокер выл что-то про женщин из весящих на стене колонок «Романтика».

Стоя у замызганного пастой зеркала и заплетая бороду в косичку, я думал, что вскоре что-то должно довести меня до точки кипения, что-то должно заставить меня взорваться наконец или хотя бы уйти. Уже неделю я, не помня как засыпал, просыпаюсь на ее кровати. И уже неделю она говорит мне, что ждет гостя, который должен вот-вот приехать и забрать ее.

Ворча про себя я натягиваю свои узкие драные джинсы и завязываю волосы на макушке. «Может еще отсюда пустить косу? Нет, сойдет и так. Все равно волосы у меня сосульками висят». На нос погружаю круглые темные очки и, довольный собой, выхожу из ванной. В комнате Бронислава, оставив в покое трубку и снюхав пару кучек немецкого нюхательного, пригубилась сначала к бутылке, а после к гармошке, да так громко, что уши заложило. Вздохнув, я убавил Хокера и поплелся варить крепкий кофе. Эта женщина просто с ума меня сводит!

За окном послышались крики бушующей молодежи, группка подростов неслась куда-то размахивая руками и флагами. «Войной за мир». Из коридора послышалось похрюкивание Славы, готов поспорить она снова приникла к унитазу. Ее тошнит каждый день помногу раз. Из сортира она обычно выходит, измазанная коричневой табачной массой и кричит мне.

— Сева, что-то мне нехорошо, как будто в животе кто-то шевелится.

В дверь застучали с такой силой, что казалось, хрупкая исцарапанная кошкой Эльвирой деревяшка сейчас сорвется с петель.

— Открой, Сева. Мне что-то нехорошо...

Распахиваю дверь и еле держусь, чтобы не упасть. В квартиру влетает Ежик и с криком: «Долой похмелье!» вываливает на стол пять пакетов кефира и три пачки сухарей.

Ежик, а точнее Ежи Маркович — чересчур энергичный молодой поляк в малиновом пиджаке и вечно съехавшей набок шапочкой таблеткой на голове — старинный мой товарищ еще со школьной скамьи. «Чтоб ее топором кто-нибудь порубал, эту треклятую скамью! Учился, учился, а заработок в итоге не деньги, а слезы!» Он всегда врывается утром и нарушает мое спокойствие где бы я ни находился. Прилетает Еж и разрушает все, что я построил. Иногда мне кажется что именно из-за него я никак не могу дойти до полного просветления. Вот сейчас например. Я мирно созерцал как поднимается в турке кофейная пена, я медитировал: я есть наблюдатель, лишь наблюдатель. И ведь почти уже смог отвлечься от всех своих проблем, соединиться с Буддой... Ан нет! Все испортил.

Может у меня проблемы, но должно ли это его волновать? Мы с моим алкоголизмом вполне разойдемся как-нибудь без его демагогии.

Слава умылась и вернулась в комнату, снова прибавила Хокера.

— Броня. Поставь Элвиса, — орал Ежик из ванной.

Я стоял посреди коридора и думал, что мне сделать такого ужасного, или такого невероятно мудрого, чтобы эти люди остановились наконец и задумались о своем существовании, о том что происходит в мире. «Чтобы эта безбашенная женщина обратила внимание, как я засыхаю, как я чахну с каждым днем без ее любви».

Пока я думал, кофе убежал на плиту, а группка молодежи, достигнув цели, сматывалась обратно, ведя за собой наряд милиции с дубинками. Я оперся о подоконник и закурил.

Только и оставалось, что головой качать да вздыхать о прошлом, будто бы мне лет пятьдесят. «Она никогда не будет моей».

Кроме кефира и сухарей Ежи привел за собой прекрасные корабли и мы до вечера встречали их радушно с далеких плаваний, разведя мосты. Мир даже как-то накренился, задремал, расслабился с нами. Все возвращалось на места.

В час ночи мы заснули и спали бы себе спокойно до утра, если бы какой-то чудак не заиграл у нас под дверью на гитаре и не запел бы паршивым «Русским рокоблюзом».

Бронислава вскочила на кровати, и лицо у нее было такое, что у меня слезы на глаза навернулись от обиды. Пришел ее сказочный принц, музыкантишка, о котором она столько рассказывала. Рухнули все мои мечты вместе с возможностью выспаться. Мы с Ежиком были спешно выпровожены в стенной шкаф. Пока я убивался от горя, задыхался от пыли и отчаянно пытался не чихнуть, так как нос мой щекотал бело-серый песец, Слава с криком: «Милый!» неслась открывать. Хлопнула дверь, и низкий, хрипловатый мужской голос выпалил что-то вроде: »Hey baby!», а потом видимо наступил на кошку, потому что та завизжала что есть мочи.

— Пошла прочь! — прикрикнула Броня на кошку, которую до этого любила без памяти.

Сквозь щель между дверьми я смог разглядеть этого подлеца, что в мгновение ока украл у меня самое дорогое и ножом по сердцу резанул. В комнату вступило нечто сутулое и мускулистое, в черном плаще и с длинными черными волосами. Смахнув со стола мозаику, которую Слава собирала из медиаторов, он посадил ее туда и прижался к ней, цитируя в спешке какие-то дешевые вирши. Я видел, как она задыхалась от счастья, как ей хотелось кричать. Слышал как она шепчет ему на ухо: «Милый... Любимый...» Я погибал. Ничто не могло меня спасти.

Когда они закончили и принц уже намеревался отчалить, она остановила его и попросила сесть. Он сел на кровать и положил ногу на ногу. «Даже не подумал снять сапог!»

— Андрей... Я беременна, — прошептала она так, будто это были ее последние слова.

— Чего?!

— У тебя будет ребенок.

— У меня?!

— Ребенок, Андрей! Я беременна!

Видимо я не ошибся насчет последних слов. Андрюша вскочил с кровати и размозжил ближайшую гитару об острую спинку. К его великому горю, она оказалась моей. И я не выдержал, я вылетел из шкафа, словно обожженный, и набросился на него с кулаками. Через десять минут все закончилось. Матерясь, музыкантишка хлопнул дверью, и готов поспорить, больше в нее никогда не зайдет. Ежи так и остался торчать в шкафу, шапками его там завалило с верхних полок, а Слава скрутилась в углу и тихо плакала. Потом выгнала нас из квартиры, плюнув напоследок, что мол видеть больше не хочет.

В четыре часа утра пойти было, конечно, некуда, поэтому мы болтались по улицам, выпивали. Так дошли до площади, где встретили слепого бомжа, тот попросил выпить и усадил нас прямо на горячий асфальт, слушать историю о драме современного быта.

«Жила была очень красивая девушка и был у нее парень гитарист, перспективный музыкант, но страшный кобель и алкоголик. Она любила его без памяти, он отвечал ей постелью, в месяц заходил к ней раза три. Подруги плевали ей ядом в спину от зависти и бранили за то, что замуж не желает за границу. И вот оказалось, что она беременна с месяц уж, а его приглашают в Копенгаген. И он бросил ее. А она родила и живет себе с ребенком.

Говорят, музыканты самый циничный народ».

Говорил старичок не связно, сильно шепелявил, а как закончил, поднялся на ноги и зашагал прочь, оставив нас сидеть на асфальте посреди площади.

Прошло время, много времени. К Брониславе я не заходил, боялся. Не знаю сам чего...

Проводил дни в запое, бился в холодном поту и прятал слезы от приходящих и уходящих друзей и собутыльников. Пока однажды она не позвонила сама. Пока однажды я не нагнулся над детской кроваткой и не обрел свое счастье. Слава смотрела мне в глаза и улыбалась.

Так я бросил пить и стал хорошо зарабатывать. Так мы стали семьей. И меня больше никогда не беспокоила бессмысленность мира и политические схватки в стране...

Рассказы:

«Называй меня Лореттой» — «Быт» — «Дойти до ручки». «Банка с опарышами»«Бомба». «Одинокая пиранья, или Записки Мистера Кокаина»

Отрывки из романа «Игра в куклы»

«Зимний дебют 2004-05» Е-книга в формате PDF в виде zip-архива. Объем 980 Кб

Загрузить!

Всего загрузок:

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com