ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Татьяна КОРНЕВА (Dreamer)


Кровь Последнего

 1    2    3

 

............................................................

С этими словами помощник Полковника отвернулся и вновь возвратился к осмотру тела. Линда, поколебавшись, решила взглянуть на убитого. Она тихонько обогнула занятого своим делом ученого и подошла вплотную к распростертому телу. Она робко и боязливо взглянула на мертвеца. И тут же вздрогнула — прямо на нее был направлен невидящий взгляд Последнего. Линда, уже не помня ни о чем, присела рядом с телом, с трепетом оглядывая останки Последнего. Ее поразила темнота бездны его глаз, высота его лба, красота тонких и одновременно твердых черт лица и особенно ее тронула та самая горькая складка у губ, которая и после смерти не разгладилась. Линде захотелось дотронуться до его волос, словно заиндевевших от холодного дыхания Смерти — это мелкие кристаллики соли покрыли белесой вуалью черноту волос. Затаив дыхание, Линда легонько провела по волосам Последнего и бережно откинула с его лба несколько длинных налипших прядей. Отодвинув пряди, она тут же заметила маленькую отметину на лбу, очертаниями удивительно напоминавшую лучистую звездочку.

Линда никогда не отличалась излишней сентиментальностью. И поэтому волна нахлынувших чувств изрядно удивила ее. Она резко встала и отошла от окровавленного тела, чувствуя, что ей не совладать с эмоциями. Линда глубоко вобрала в себя воздух и тут же резко выдохнула его, пытаясь вместе с воздухом изгнать невыносимую горечь, жгучей отравой пропитавшей всю ее душу. Линде передалась предсмертная боль Последнего — она почти физически ощутила перенесенные им страдания. Линда нервно взъерошила волосы, но это не помогло избавиться от призраков чужой боли, нещадно терзающих ее изнеженную душу. Линда не понимала причину своего смятения — печать смерти лишь украсила Последнего, и любая жалость была смешна на фоне прохладного величия, которое обрел Последний, оказавшись за гранью жизни. Таинственный Последний был прекрасен даже в объятьях Смерти.

Сгущался сумрак. С моря тянуло промозглой прохладой и на берегу стало неуютно. Линда вздрогнула, зябко поежилась и вдруг поняла, что Роббинсон что-то говорит ей. Она не сразу уловила смысл его слов — вполне привычные слова распались для нее на отдельные невразумительные звуки. Наконец Линда преодолела свое оцепенение, сосредоточилась — слова доктора тотчас перестали расплываться в бессмысленные кляксы.

— Что с вами? — с деланным беспокойством спрашивал ее доктор. — Вам плохо?

— Не-е-т. Все нормально, — пробормотала Линда, хотя весь ее вид говорил об обратном.

—Я так не думаю . Проводить вас? — спросил Роббинсон, осторожно взяв Линду за локоть, чтобы поддержать ее.

Линда неожиданно для себя согласилась с предложением доктора и они вместе побрели по берегу к дому Линды. Линда то и дело спотыкалась — ее ноги заплетались... Холодный сырой ветер пронизывал ее до костей. Линда провела рукой по лицу — соленые брызги, долетавшие с моря, смешались с горечью слез...

* * *

...Последний еще не был готов присоединиться к ждущим братьям и сестрам. И тогда Владыка воскресил убитого, продлив срок пребывания на Никте своему избраннику. Смерть отступила и отпустила его ненадолго.

Последний стал вновь ощущать. Запахи моря накатили бодрящей волной... холод камня... шум прибоя... и темное небо с первыми звездами. «Что со мной было? Я спал? Я... я упал... и это была смерть, — вспомнил Последний. — Но смертный сон прервался... жаль. В этом сне ко мне пришла красивая женщина с грустными глубоко-синими глазами... ее взгляд ласкал и дарил тепло...»

Последний встал. Жуткая боль ударила ему в голову, но тут же прошла, словно он вновь перестал ощущать. Ему надо было идти. Шатаясь, он побрел по берегу. Кровь, своим властным повелением вызвавшая его к жизни, тихо стекала из ран на камни, отмечая его путь. Море ласково встретило Последнего... шелковистые волны нежно омывали истерзанное тело, ласкали и обнимали его. Последний погрузился в прохладную воду... его понесло по волнам... он плыл недолго — вскоре он перевернулся на спину и расслабился. Тело его качалось на волнах, словно само море убаюкивало его и готовило к вечному сну.

...С глубоким вздохом море отпустило Последнего из своих объятий — волна мягко вынесла его на песчаный берег. Последний открыл глаза и понял, что его страдания закончились — он достиг своей цели. Это был Остров Мертвых. Именно отсюда, из этого перевалочного пункта, души никтианцев отправлялись к своему Хозяину. Это был зал ожидания.

Последний направился к белоснежным скалам, чьи контуры едва просматривались сквозь пелену густого тумана. Двигался он с трудом, словно вся тяжесть мира легла ему на плечи. Последний вошел в кольцо скал. А вот и Ложе Смерти...

Последний наконец обрел уготованное ему и только ему место покоя.

Его тело заняло Ложе Смерти, ждущее Последнего с начала времен.

Последний полностью выполнил свою миссию. Его чувства стали отключаться одно за другим. Жизнь стремительно уходила, и на этот раз навсегда. Братья и сестры окружили его и молча ждали Конца Жизни. И он наступил. Глаза Последнего остановились на какой-то невидимой точке... все кончено. Он был Последний. Никто не закрыл врата его души.

* * *

Целый отряд солдат уже в сотый раз тщательно, но тщетно прочесывал берег. Роббинсон руководил поисками, но результата они не дали. Труп исчез, испарился, растаял!!

Доктор ругал себя последними словами за беспечность. Пока он провожал дамочку и грелся в ее уютном домике, попивая кофеек, кто-то уволок труп: об исчезновении тела его известила бригада санитаров. Роббинсон поначалу только хмыкнул на такое сообщение и отругал санитаров — мол, искать надо лучше и вообще где вас носило и т.д. Но когда Роббинсон спешно вернулся на берег, то вскоре выяснилось, что санитары правы — тело действительно куда-то делось.

«Безумие какое-то... Кто и как мог забрать тело... и зачем? — ворчал Роббинсон, угрюмо поглаживая гладко выбритый подбородок, — Полковник нас разжалует всех... это точно. И вся суета из-за какого-то паршивого трупа... вот ведь приспичило Полковнику чучело никтианца заиметь...»

Вскоре на подмогу прибыл гравитоплан — он медленно парил над берегом, тщательно освещая каждый камушек. И тут доктор сразу заметил кровавые следы на гравии. Пятна крови непрерывной дорожкой тянулись от камня, на котором лежал труп и до самого моря... «Неужели труп перетащили в лодку? Или просто выкинули в море?» — размышлял доктор, разглядывая следы. Доктор вздрогнул — на плоском камне он явственно различил след ступни... Роббинсон тупо смотрел на кровавый отпечаток: «Это след босой ноги, — недоумевал доктор, — А босиком шлындают только эти дикари... никтианцы. Ничего не понимаю... бред какой-то. Кстати... почему так много крови... мертвые не очень-то охотно расстаются со своей кровью... а тут прямо лужи крови... истекающий кровью труп — что-то новенькое...»

Поиски велись всю ночь, но результата не дали... Полковник рвал и метал. Его главный трофей — тело последнего никтианца бесследно исчезло.

* * *

Линда Маркенс не спала в ту страшную ночь: над ее домом сновали гравитопланы, толпы солдат шарили в ее саду, тщательно обыскивая каждый закуток. Не постеснялась солдатня обыскать и дом Линды, несмотря на ее решительные протесты.

Суматоха улеглась еще не скоро — бесполезные поиски были прекращены лишь через несколько часов.

Утро нового дня было хмурым. Линда брела по опустевшему берегу, мечтая, чтобы свежий бриз избавил ее от головной боли, появившейся после бессонной ночи. А вот и то самое место... Линда огляделась... ничего не напоминает о вчерашнем — камни светятся безупречной белизной... ни малейших следов крови.

Линда вздохнула прерывисто и погрузила взгляд в морские дали... «Полковник всегда ненавидел никтианцев... что ж... своей цели он достиг — они уничтожены... вот только эта темная история с пропажей тела наверняка станет ложкой дегтя в бочке меда», — размышляла Линда.

Линда знала, что бороться с Полковником бесполезно и... опасно, но ей теперь было все равно... Она выступила с резкой критикой в адрес руководителя Колонии и политики, проводимой им. Вот некоторые выдержки из ее эмоционального и несколько сбивчивого выступления:

«Я считаю, что совершилась великая несправедливость — исконные жители Никта уничтожены полностью. Как такое могло произойти? Ведь геноцид, уничтожение коренного населения заселяемых планет уже давно строго запрещены — для защиты прав аборигенов была даже создана специальная ассоциация.

Итак, руководители колонии должны понести наказание за произвол. Они умудрились изничтожить прекрасную расу. Я изучила культурное наследие никтианцев и готова опровергнуть устоявшееся, но ложное мнение о них. Никтианцы — не примитивные агрессивные дикари. Никтианцы были высоко развитыми, обладали богатыми культурными традициями, им была присуща благородность, смиренность. Их богатая культура сформировалась в полной гармонии с природой. Техникой они не пользовались, но только потому, что технические средства для поддержания жизнедеятельности им были не нужны — природа планеты давала все необходимое. Никтианцы имели особую религию, но наличие религии — еще не признак примитивности расы. Они верили в своего Бога глубоко и сильно, они не предали своего Бога, не отреклись от него даже под гнетом страданий и лишений.

Мне достоверно известно, что в уничтожении никтианцев больше всех был заинтересован полковник Харрисон — существует множество доказательств, которые я получила в ходе собственного расследования. Все собранные материалы и доказательства я уже передала ассоциации по защите прав коренного населения.

Почему же полковник так ненавидел никтианцев? Чем ему помешали столь чистые, кроткие и мудрые создания? Видимо он ощущал собственную убогость и обделенность, глядя на них. Полковник старался «сбить спесь» с непокорных-недоступных никтианцев и всячески унижал их. Что ж, полковник своего добился — «дикари» уничтожены. Почему же никто его не остановил? Почему мы терпим над собой тирана и кровопийцу? Почему рабски выполняем любые приказы? Мы стали слепыми, самодовольными и ограниченными. Впрочем, всегда такими и были...»

Через несколько на берегу обнаружилось изувеченное тело Линды Маркенс — она упала с обрыва. Поговаривали, что это было убийство, но все слухи быстро стихли, заглушенные непререкаемой официальной версией — несчастный случай.

* * *

— Какое долгое ожидание! Здравствуй, брат!! — приветствовали Последнего его собратья.

Звездный Народ отдыхал перед новой дорогой и ждал Последнего. Когда Последний присоединился к своим братьям и сестрам, появился Повелитель. И молвил Он прощальное слово:

— Трудным был Путь ваш. Но вы его прошли с честью. Страдания и боль, перенесенные вами, стали тяжким испытанием, но выпускной экзамен выдержан — вы не сломались, не пали духом. Теперь все горести и печали позади. Никт будет очищен — завоеватели обречены. Священная кровь Звездного Народа на руках палачей и она сожжет их дотла.

Повелитель величаво и неспешно ронял слова, с нежностью и гордостью оглядывая свой сверкающий Звездный Народ.

— А теперь я дам вам свое напутственное слово, — торжественно произнес Повелитель, — Один из вас волею судеб стал Последним никтианцем. Этот избранник выполнил свою миссию и заслужил награду. Он был Последним никтианцем, а станет Первым астронцем. Именно он, Первый астронец, и поведет всех в новый Путь. Вновь Путь ждет вас. Помните обо мне.

— Мы никогда не забудем тебя, — хором отозвались астронцы.

— Мы с вами одной крови! — улыбнулся Владыка, удаляясь по предназначенному только для него великому Звездному Пути.

Первый астронец повел за собой вверенный ему Звездный Народ. Яркая звезда, горевшая у него во лбу, освещала бесконечность Извечного Пути.

 1    2    3

«Призрачный город», фантастический рассказ

Эссе

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com