ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Евгений КОРЮКИН


Кем вы были, мастер Шекспир,
или
Кого восхваляют в Первом фолио?

 1    2    3    4    5    6    7    8    9    10    11

ВОСХВАЛЕНИЯ В ПЕРВОМ ФОЛИО

Все, написанное выше, можно считать лишь своеобразным предисловием к тому, что предваряет Первое фолио, изданное в 1623 году, через семь лет после смерти стратфордского Шакспера. Как отмечалось ранее, на титульном листе современного переиздания Первого фолио помещен портрет Шекспира и под ним стихотворение «Tо the Reader» (К читателю), написанное Беном Джонсоном. Далее напечатаны четыре восхваляющих Шекспира стихотворения, сочиненные Леонардом Диггзом, неким I.M., Беном Джонсоном и Хью Холландом. Они имеют такие названия: «Памяти покойного автора МАСТЕРА У. ШЕКСПИРА», «Памяти МАСТЕРА У. ШЕКСПИРА», «Памяти моего любимого автора МАСТЕРА УИЛЬЯМА ШЕКСПИРА и о том, что он оставил нам» и «На стихи и жизнь знаменитого сценического актера МАСТЕРА УИЛЬЯМА ШЕКСПИРА». Три из перечисленных посвящены памяти Уильяма Шекспира («To the memory of…), причем слова «МАСТЕРА У. ШЕКСПИРА» и «МАСТЕРА УИЛЬЯМА ШЕКСПИРА» написаны заглавными буквами. Сложно сказать, дали такие названия Леонард Диггз и I.M. и написали все слова именно так независимо друг от друга и от Бена Джонсона или последний как заказчик этих стихотворений для Первого фолио привел все это «в соответствие»?

Прежде чем познакомить вас с моими собственными переводами этих стихотворений хочется «обратить» тех из вас, кто считает себя «стратфордианцем», а точнее пассивным стратфордианцем (каково же их количество на земном шаре!), в «нестратфордианскую веру». Вы познакомились с основными нестратфордианскими гипотезами. В самом деле, чтобы сознательно считать, что стратфордский Шакспер написал все шекспировские пьесы, и именно его восхваляли в Первом фолио Бен Джонсон, Леонард Диггз, I. M. и Хью Холланд, (зная, Шекспир и Шакспер не одно и то же), надо быть, пожалуй, совершенным ретроградом.

Посему самое время, перефразируя эпиграф к этой статье, сказать: Шекспир-то, говорят, ненастоящий!

Как сообщалось ранее, из «официальных» портретов Шекспира существует только один — тот, который помещен на титульном листе Первого фолио.

 

Портрет Шекспира в Первом фолио 1623 г.

С гравюры художника Мартина Дройсхута

 

Все шекспироведы обращали внимание на этот странный портрет, сделанный с гравюры художника М. Дройсхута. Мы видим, говоря словами Бена Джонсона, Фигуру: непропорционально большую голову, как бы отсеченную воротником от туловища, глаза на разной высоте. Некоторые шекспироведы отмечают «одеревенелый вид» Фигуры, хотя советский шекспировед М. Морозов замечал на портрете «кроме высокого лба живые, умные глаза». Обращает на себя внимание один и тот же рукав кафтана, пришитый с разных сторон. Нестратфордианцы считают, что так было сделано умышленно с тем, чтобы показать «двойственность натуры Шекспира». В Первом фолио рядом с портретом Шекспира напечатано стихотворение Бена Джонсона «To the Reader».

Приведем прозаический перевод этого стихотворения, взятый из книги И. Гилилова «Игра об Уильяме Шекспире, или Тайна великого Феникса».

 

«Эта фигура, которую ты видишь здесь помещенной,/ Была для благородного Шекспира вырезана;/ В ней гравер вел борьбу/ С природой, чтобы превзойти саму жизнь:/ О, если бы только он смог нарисовать его ум/ Так же хорошо, как он схватил/ Его лицо; гравюра превзошла бы все,/ Когда-либо написанное на меди,/ Но так как он не смог, то, читатель, смотри/ Не на его портрет, а в его книгу».

 

Почему Бен Джонсон советует смотреть читателю не на Портрет, а в Книгу? Не потому ли, что он как посвященный в «тайну Шекспира», знал, что на Портрете изображен не истинный автор напечатанных в Первом фолио произведений; и Портрет — лишь условное изображение Шекспира.

Ниже приведены: стихотворение на языке оригинала (слева), перевод автора этой статьи (справа), а также два других перевода (ниже).

 

Ben Jonson

Бен Джонсон

To the Reader

Читателю

 

This Figure, that thou here seest put,

It was for gentle Shakespeare cut;

Wherein the Graver had a strife

With Nature, to out-do the life:

O, could he but have drawn his wit

As well in brass, as he hath hit

His face; the Print would then surpass

All, that was ever writ in brass.

But, since he cannot, Reader, look,

Not on his Picture, but his Book.

Фигура, что здесь видишь ты,

Шекспира обрела черты.

Гравер борьбу с Природой вел,

Но жизнь саму не превзошел.

О, если б он заставил медь

Шекспира ум запечатлеть,

Подобно лику, — Оттиск сей

Все б превзошел ценой своей.

Смотри ж, Читатель, вняв совету,

Не на Портрет, а в Книгу эту.

Здесь на гравюре видишь ты

Шекспира внешние черты.

Художник, сколько мог, старался.

С природою он состязался.

О, если б удалось ему

Черты, присущие уму,

На меди вырезать, как лик,

Он стал бы истинно велик.

Но он не смог, и мой совет:

Смотрите книгу, не портрет.

Перевод А. Аникста. Из книги «Шекспир»

Шекспира на портрете ты

Зришь благородные черты;

Художник здесь вступает в бой

С природой, с жизнею самой;

Когда б явил из-под резца

Он разум, как черты лица,

Затмил бы этот оттиск впредь,

Все, что досель являла медь.

Черты, которых в меди нет,

Вам явит книга, не портрет.

Перевод из книги С. Шенбаума «Шекспир. Краткая документальная биография»

 

Перевод А. Аникста напечатан в его книге «Шекспир»(1964); второй — в книге американского шекспироведа Шенбаума «Шекспир. Краткая документальная биография» (1977), переведенной на русский язык А. Аникстом а А. Величанским в 1985 году. Эти два перевода передают суть стихотворения, но, на наш взгляд, они лишены джонсоновской символичности, которую ему придают слова «Фигура» и «Читатель»; ведь именно слово «Читатель» является ключевым в стихотворении — к нему обращается автор.

 

Поэты, сочинившие хвалебные стихотворения, надо полагать, знали тайну мистификации с именем «Шекспира, Потрясающего копьем», и написали их специально для Первого фолио. Бен Джонсон курировал процесс его подготовки под покровительством Уильяма, графа Пембрука, и Филипа, графа Монтгомери. Таким образом, эта тайна должна была строго храниться всеми посвященными в нее и, как мы знаем, была сохранена для будущих поколений.

Посвящены в тайну были, без сомнения, и «коллеги» Шакспера по театру Джон Хэминг и Генри Конделл, написавшие обращение к братьям-графам, которым предваряется Первое фолио. Тем более они как актеры «не возражали» против указания имени Shakespeare первым в списке актеров (на той же странице, где помещены хвалебные стихотворения) — а Шакспер играл, как предполагают, лишь роль призрака отца Гамлета.

 

Далее следуют восхваляющие Шекспира стихотворения. Сначала идет текст на языке оригинала, потом — перевод автора данной статьи с комментариями.

 

Первое стихотворение принадлежит Леонарду Диггзу — оксфордскому ученому и переводчику, одному из так называемых «университетских умов».

 

L. Digges

To the memory of the deceased author

MASTER W. SHAKESPEARE

 

SHAKESPEARE, at length thy pious fellows give

The world thy works; thy works, by which outlive

 

Thy tomb thy name must: when that stone is rent,

And time dissolves thy Stratford monument,

 

Here we alive shall view thee still; this book,

When brass and marble fade, shall make thee look

 

Fresh to all ages; when posterity

Shall loathe what’s new, think all is prodigy

 

That is not Shakespeare’s, every line, each verse

Here shall revive, redeem thee from thy hearse.

 

Nor fire, nor cank’ring age, — as Naso said

Of his, — thy wit-fraught book shall once invade:

 

Nor shall I e’er believe or think thee dead,

Though miss’d, until our bankrout stage be sped —

 

Impossible — with some new strain t’out-do

Passions of Juliet and Romeo;

 

Or till I hear a scene more nobly take,

Than when thy half-sword-parleying Romans spake:

 

Till these, till any of thy volume’s rest,

Shall with more fire, more feeling be exprest,

 

Be sure, our Shakespeare, thou canst never die,

But, crown’d with laurel, live eternally.

 

Леонард Диггз

Памяти покойного автора

МАСТЕРА У. ШЕКСПИРА

 

Шекспир, твои труды, что в свет друзья несут,

Под именем твоим переживут

 

Тот памятник, что в Стратфорде стоит, —

Бег времени его не пощадит.

 

И медь, и мрамор превратятся в прах,

Но эта книга будет жить в веках.

 

Грядущим поколениям презреть

Дано труды других поэтов впредь,

 

Но каждый стих, что напечатан тут,

Забвению они не предадут.

 

Ни временем жестоким, ни огнем

Не будет уничтожен этот том.

 

Я не поверю, что ты мертв пока

На сцене Англии наверняка

 

Не зазвучит — возможно ли? — сильней

Ромео и Джульетты звук страстей

 

Иль не услышу благородней речь

Твоих коварных римлян, взявших меч.

 

Пока отпущен срок стихам твоим,

В них творчества огонь неугасим.

 

О знай, Шекспир, ты вечно будешь жить,

И смерть тебя не сможет победить!

 

В строках «Тот памятник, что в Стратфорде стоит, — / Бег времени его не пощадит» имеется в виду памятник, который был установлен в церкви св. Троицы в 1622 году. Если предположить, что Леонард Диггз написал это стихотворение специально для Первого фолио, то значит он, без сомнения, знал о мистификации с именем Шекспира и знал, что стратфордский памятник поставлен ростовщику-Шаксперу на его родине.

В книге С. Шенбаума «Шекспир. Краткая документальная биография» приведены только пять начальных строк этого стихотворения без указания имени переводчика.

 

«Друзья открыли наконец, Шекспир,

Твои творенья миру: свой кумир

Переживешь ты в имени своем.

Пусть бюст надгробный рухнет — мы найдем

Тебя живым в твоих созданьях».

 

* * *

Стихотворение, подписанное инициалами I.M., принадлежит, как предполагает И. Гилилов, английскому драматургу Джону Марстону (ок.1576-1634), хотя сообщается, что есть и другие кандидатуры. Буква «J» в имени John в XVII веке печаталась как «I».

 

I. M.

To the memory of

MASTER W. SHAKESPEARE

 

We wonder’d, Shakespeare, that thou went’st so soon

From the world’s stage to the grave’s tiring-room:

We thought thee dead; but this thy printed worth

Tells thy spectators that thou went’st but forth

To enter with applause. An actor’s art

Can die, and live to act a second part:

That’s but an exit of mortality,

This a re-entrance to a plaudite.

 

Д. М. (Джон Марстон?)

Памяти

МАСТЕРА У. ШЕКСПИРА

 

Шекспир, ушел ты за кулисы-смерть,

Оставив сцену — жизни круговерть.

Узнает зритель: все твои творенья

Найдут в аплодисментах продолженье.

Пусть суждено актеру умирать —

В искусстве жить он может продолжать:

Из жизни выход — смерть, жестокий гений,

Но это вход в бессмертие на сцене.

 

Стихотворение перекликается со строками из пьесы «Как вам это понравится», ставшими хрестоматийными:

 

«Весь мир — театр.

В нем женщины, мужчины — все актеры,

У них свои есть выходы, уходы,

И каждый не одну играет роль».

(Перевод Т. Щепкиной-Куперник)

 

Настораживает один нюанс в этом стихотворении: неточная рифма «soon — tiring room». Подобна небрежность не характерна для классической английской поэзии, а именно: для первостепенных поэтов шекспировской поры. Чаще имела место так называемая «зрительная рифма», например, «love — move», как у Шекспира в «Гамлете», а также у других поэтов. Тот же Шекспир в двух завершающих «Ромео и Джульетту» строках рифмует слова «woe» и «Romeo».

«For never was a story of more woe

Than this of Juliet and her Romeo».

 

По моему мнению, могут быть оправданы сомнения в том, что это стихотворение сочинил не Джон Марстон, а другой, менее значительный поэт.

.............................................

 1    2    3    4    5    6    7    8    9    10    11

«Кем вы были, мастер Шекспир, или Кого восхваляют в Первом фолио?»  Е-книга, PDF, 1200 Кб.

Загрузить!

Всего загрузок:

Металлолом чермет цветмет черный металл цена lompokupka.ru.

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com