ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Борис КОЧЕРГА


Об авторе. Содержание раздела

ИЗ СТАРЫХ ТЕКСТОВ

 

 

ИЗ КРЫМСКОЙ ТЕТРАДИ

 

ЛЕСТНИЦА ЛЮБВИ

 

...Женское общежитие иняза находилось неподалёку от Неаполя Скифского. Выбравшись утром из окна второго этажа, я спускался по дереву (чтоб не видела вахтёрша) и бежал зарабатывать повышенную стипендию на кофе с твоим любимым вишнёвым ликёром. А бежать приходилось вниз по известной в Симферополе «лестнице любви», вырубленной прямо на склоне горы Керменчик. Каждая ступенька сочиняла поэму. От этих «поэм» осталось несколько «ступенек» — на память...

 

...Душечка-муся, тётя Маруся —

вечером впустит меня на часок.

Только на вахту уже не вернусь я:

прыг — из окошка, на дерево — скок...

 

...Солнце взлетало кручёной подачей.

Ждал возрождения Скифский Неаполь.

Над Воронцовскою бывшею дачей

шарило утро прохладною лапой...

 

...С неба спускаясь в пространства свои,

лестницы этой считал я ступени:

от озарений первой любви,

до — её неугасимых затмений...

 

 

 

НОЧНАЯ ЯЛТА

Виктору Мельникову

Ночная Ялта — огни в камине:

зелёный, красный и бледно-синий!

Витёк, спасибо — ты мой мессия.

Зелёный, красный и бледно-синий!

Залезем в горы и обессилим:

зелёный, красный и бледно-синий!

Но что б ни стало — неугасимы

зелёный, красный и бледно-синий!

 

 

КОКТЕБЕЛЬ

 

Мне не верится: был ли я

в этих тысячах лет?

Коктебель — это Библия.

Это Ветхий Завет.

 

 

С.Р.

 

КАМЫШОВАЯ БУХТА

 

Я придумал в тебе «неземное»,

подбирал знаменитые сходства —

а ты просто глоток из колодца,

когда лопнули губы от зноя.

 

Я за каждое слово отвечу

так, что ты не опустишь лица.

Я люблю нашу давнюю встречу

и надеюсь — она до конца.

 

 

СТАРЫЙ МАЯК

 

С веранды в дом перенести поленья.

Разжечь камин. Откупорить вино.

И вьюгу довести до исступленья,

зашторив перед ней своё окно.

 

Как запускают шарики по кругу

рулетками, «не ведая стыда»,

я раскручу любовь свою под вьюгу

на красные и черные цвета.

 

Неужто даст Господь мне этот вечер —

под новый год, под Рождество его?

Твой силуэт. Глаза твои и плечи.

И мы вдвоём. И больше — никого.

 

Ну, а пока — горят мои поленья

и я, как цуцик, греюсь у огня,

предчувствуя, что «чудное мгновенье»

с тобою состоится — без меня.

 

 

ПЯТИДЕСЯТЫЙ

 

Заходят в Балаклаву крейсера,

«десантники», эсминцы и фрегаты.

Морской парад — матросское «Ура!».

Последний май любви, пятидесятый.

 

Сейчас нас разбросают поезда,

но прежде — мы фотографом засняты

на пристани с тобою навсегда.

Последний май любви, пятидесятый.

 

...Растаял март, вздохнул апрель и грянул май —

люби меня, любовь, и обнимай!

Медовый, заколдованный, заклятый —

последний май любви, пятидесятый.

 

 

Александру Шинкарёву

 

ПРОСТИ — ПРОЩАЙ

 

Прости-прощай Чуфут-Кале!

Мы на Ай-Петри — на яйле

и пьём божественный «Ай-Петри»

с «Мартелем», в поиске симметрий.

Мой старый друг сидит напротив.

— Послушай, Саня, ты не против

свозить меня на Шах-Мурзу?

— Куда ж я денусь — отвезу.

 

Четыре дня всего, но юность

к нам через годы прикоснулась.

 

...А после — пьяная истерика:

не отпускай меня в Америку!

 

 

ТУРИСТ

 

«Феодосия — Евпатория».

Катерок мой — не теплоход.

Расставания акватория —

жизни прожитой, наперёд.

 

Не имеет уже значения —

можжевельник ли, кипарис.

В Новосветское наваждение

возвращаешься, как турист...

 

 

ЛАСПИ

 

Лето к августу шло невозвратно.

И ночные рулады цикад

становились истомно-надсадны,

как веденье смычка невпопад.

 

Это — крымские ночи бессонниц,

испарений целебный угар.

И в багетах верандных оконниц

тайны неба вселенский стожар.

 

Неизменная жизни основа,

что судьбою однажды дана —

это всё возвратится мне снова.

Напоследок. На все времена.

 

 

ОСТРОВ КРЫМ

 

Полис исчезнувшей архитектуры.

Место, где вырос чертополох.

Остров, навеки сомкнувший культуры

многих народов и разных эпох.

 

Ты, в ком роятся простые ответы —

чьим это было и будет — познай:

Крым — неподвластная область планеты,

целого мира начало и край.

 

Это не место для пошлых разборок.

Космоса ветер сдует, как пыль,

весь этот бред сумасшедший и морок...

И пепелище покроет ковыль.

 

Если тебе уготовано свыше

быть в этом мире — следи за звездой.

Может и твой она голос услышит,

может быть спустится и за тобой.

 1    2    3    4

Лирика вне цикловПерелетные острова — Из старых текстов — Из детстваИз Уроков охотыМое открытие АмерикиСимметрия судьбы

ПереводыСтатьиКритика, рецензииЮмористический рассказБорис Кочерга и Ко.

Об авторе. Содержание раздела. Избранные стихи

Альманах 2-07. «Смотрите кто пришел». Е-книга в формате PDF в виде zip-архива. Объем 1,9 Мб.

Загрузить!

Всего загрузок:

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com