ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Борис КОЧЕРГА


Об авторе. Содержание раздела. Поэзия, избранное

СИММЕТРИЯ СУДЬБЫ

 

 

ПАЛЫЕ ЛИСТЬЯ

 

* * *

Парк осенний . Оркестр духовой.

Листья падают вниз головой.

Да и сам я, как сброшенный лист —

безрассуден, свободен и чист.

 

 

* * *

Мы увидимся, может — как знать?

Что еще напоследок сказать...

Листья палые, как звездопад,

под ногами шуршат, невпопад

ДВА СНА

 

Желанный сон

 

Мне снился сон, что ты ушла из дома,

что ты ушла неведомо куда.

Искал тебя я, спрашивал знакомых —

хоть ты во сне являлась иногда.

 

Больная, старенькая, худенькая мама,

ты говорила: «Вышел, видно, срок.

Мы прожили так много и так мало...

Ты не ищи, забудь меня, сынок».

 

А я все шел и звал тебя, и плакал —

надеялся услышать твой ответ...

Кончался сон и явь была расплатой:

я понимал: тебя на свете нет.

 

 

Страшный сон

 

Я приехал, а здесь никого уже нет —

будто не был я в городе тысячу лет.

 

Где мой дом? Где моё дорогое окно?

Здесь живут незнакомые люди давно.

 

Всюду тени и призраки прожитых лет

одиноко стоят и глядят мне во след.

 

Только мамы могила узнала меня

и зовёт корневищем засохшего пня.

БЕЛЫЕ СЛЁЗЫ

 

Живая вода

 

...Вот они и полетели —

кружатся, сводят с ума.

В платье белой метели

царственно входит зима.

 

Небом нисходит на землю —

нет между ними границ.

Кто здесь её не приемлет?!

Все на колени и ниц!

 

...Утром, после ночлега,

выйду босой на крыльцо.

Горстью первого снега

мёртвое вытру лицо.

 

Слёзы, чувствую — слёзы!

Чувствую, что навсегда.

Как же они на морозе?

Правда — живая вода.

 

 

Белое

«Мело, мело по всей земле...» ©

Мело по городу, мело

и над пробелами —

махало белое крыло

снегами спелыми.

 

По всей земле и даже за

её пределами —

мело в открытые глаза

слезами белыми.

 

И году чёрному назло —

по замыкающей —

табанил белым, как веслом,

год наступающий.

 

Горел на кухне синим газ —

и грелось тело.

Свечи огарочек погас,

дымившись белым...

 

МИРОТОЧИВАЯ

 

* * *

 

Я говорю с самим собой.

Я говорю всё тише.

Но Тот, что там — над головой,

меня всё лучше слышит.

 

Так тихо, что кровоточит

по самой жизни кромке.

Но почему же Он молчит

невыносимо громко?

 

 

* * *

 

В сентябре, в Свято-Никольском кафедральном соборе

Русской Православной Церкви в Нью Йорке

мироточила выставленная икона Божией Матери

«Умягчение злых сердец»

 

Галине, Валерию, Николь Храм

 

Не помогали лекарства и боги —

руки и ноги, как суходол.

Волей своею стал я на ноги.

Миром помазанный — стал и пошел.

 

Силы и тайны твои беспредельны,

Господи — мне снизошло к сентябрю.

Этой молитвой своей самодельной —

я тебя, Господи, благодарю!

 

Господи, как нерадивые дети,

шкодим, твою доброту теребя...

Мне только, Господи, надо на свете

кое-что сделать. Не для себя.

 

...Галя, Валера, Ника — спасибо!

Всё, что могли вы... Всё, чем могу:

мироточивое слово вам, ибо —

кто-то мне светит на том берегу.

 

«Борис, дай бог тебе здоровья.

Твои тихие стихи долго и громко звучат в сердцах всех их прочитавших.

Они от сердца и для сердца».

                                                                                      Алежна

КИРИЛОВКА

 

На разъезде всё тот же «олень» —

мой азовский свидетель немой.

Только еду уже не домой,

а вчерашний разыскивать день.

 

Может, правда, свернуть на косу,

где стоит этот старый вагон,

где закончен курортный сезон

и тебя на руках я несу...

 

 

ПО-СТАРИКОВСКИ

 

Кириловка — Венеция, Париж!

«Форгет ит»* — мне на ухо говоришь,

когда, по-стариковски, мы вдвоём

на брайтонский взираем окоём.

Но я парю, и ты со мной паришь —

Кириловка, Венеция, Париж...

 

Настроили в Лас-Вегасе дуриловок —

храни меня в Америке Кириловка.

_______________________

* форгет ит — забудь это

НЕДУГ

 

Исцели меня Божия Матерь!

Я сейчас просчитаю до двух —

и взлечу над постылой кроватью,

когда жареный клюнет петух.

 

Накажи меня, Господи Боже,

но оставь, пока теплится дух,

на супружеском скомканном ложе

воссиявший любови недуг.

 

 

УШЛИ

 

...Вот, мы опять вдвоём —

дети давно ушли.

Стала в дверной проём

тень от моей души.

 

Страх не имет дна,

может быть, у мужчин.

Как будешь ты одна?

Только б не я — один.

Окончание

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com