ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Антон КЛЮШЕВ


Об авторе. Контакты

Победитель конкурса «Зимний Дебют 2004-05»
в номинации «Малая проза»

ВИЖУ СВЕТ

«На что дан свет человеку, которого путь закрыт, и которого Бог окружил мраком?»

(Иов, 2:23)

Январь 2004-го... После недельных блужданий в заснеженном высокогорье я и мой названный брат Лёшка, оба простуженные, голодные и измученные, наконец выходим к людям. Попутная машина привозит нас в посёлок Бзыбь, в один из брошенных во время грузино-абхазской войны домов, ныне занятый каким-то беглым русским мужиком...

Откинув полог тента, в спустившихся сумерках я вижу невысокий сетчатый забор, увитый вечнозелёным плющом, голые кроны деревьев и покатую крышу небольшого строения. У калитки исходит лаем дворовый пёс, в одном из окон горит тусклый свет. После третьего настойчивого сигнала в доме открывается дверь и из неё показывается сгорбленная фигура с бородатой физиономией, слегка подсвеченной огоньком папиросы.

Водитель, не выходя из кабины, вступает в переговоры с жильцом этого дома:

— Жорка, здорово!

— Здоров, начальник.

— Сегодня в горах подобрали двоих беглых малолеток. Говорят, через горы пришли, чуть ли не с Красной Поляны. Не верится, но меня их история не волнует. Хреново другое. Один из пацанов, что помладше, простыл сильно, огнём горит. Если что, мы их завтра в больницу свезём — сегодня поздно, да и горючее на исходе. К себе на ночь примешь?

— Можно... Отчего не принять? Веселее будет... Вот это они и есть? Ну что, пошли в дом, шпана!

Попрощавшись с нашими спасителями, мы идём вслед за хозяином по узкой, вымощенной диким камнем дорожке. Слабый свет, бьющий со стороны полуоткрытой двери, вырисовывает хозяйственные постройки в глубине двора, столбы виноградника и деревья. Широкое крыльцо облицовано тем же самым диким камнем, что и дорожка. Жора смотрится колоритно: безрукавная телогрейка на голое тело, спортивные брюки с обвислыми коленями и резиновые калоши. Подойдя к крыльцу, он смачно выплёвывает в кусты докуренную папиросу и тут же начинает истошно кашлять. Его кашель подхватывает Лёшка, и мне начинает казаться, что я попал в туберкулёзный санаторий.

В доме жарко. Потрескивают дрова, гудит печка. Освещение слабенькое. Пахнет едой, табаком и давно нестиранным бельём.

Оказавшись в комнате, я с любопытством разглядываю хозяина жилища. Перед нами мужичонка неопределённого возраста, ростом чуть выше меня, худющий и жутко сутулый. Черты лица угадываются с трудом: опухшая физиономия сильно заросла щетиной. Щека и верхняя губа изуродованы шрамом, второй шрам проходит по шее, третий — по животу. Повидал человек жизнь... Кисти рук, шею и грудь хозяина украшают причудливые татуировки. Жорка давно не стрижен и, судя по всколоченным и слипшимся волосам, забыл, когда мыл голову. Такого увидишь на улице и сразу поймёшь: бомж азиатского происхождения. Таким обманчивым может быть первое впечатление. На самом деле, человек имеет вполне определённое место жительства, а восточный прищур глаз объясняется опухлостью физиономии, часто встречающейся у пьющих мужиков...

Не глядя на нас, Жора скороговоркой объясняет нехитрые правила поведения в доме:

— Шкалики можно не снимать, костылям дубрано снизу, лепиху в секции снимете. Там — помойка, жеванину мутить в помойке, а хавать в секции. Боржом такой: дохнуть тут будете, на тех нарах, мои нары в помойке. Трухлёк на броде, можно в парашу у робота, мне на брод в падлу чапать.

Лёшка толкает меня в бок и с некоторым испугом спрашивает:

— А чего это мы дохнуть будем? Ни черта не понял, переведёшь?

Этот язык знаком мне с раннего детства. При каждом удобном случае я всегда с интересом пополнял свой словарный запас тюремной фени, поэтому без труда перевожу сказанное:

— Он говорит, что разуваться не следует, ногам будет холодно, а верхнюю одежду можно снять в комнате. В том конце коридора расположена кухня, там готовится еда, а кушать можно в комнате. Размещение такое: мы с тобой спим на диване в этой комнате, Жора — на кухне. В туалет можно ходить на улицу, а можно в ведро у двери. Лично ему не нравится выходить по ночам на улицу.

Лёшка удивлённо смотрит на меня, а я переспрашиваю у хозяина:

— Правильно перевёл?

Он неспешно прикуривает папиросу и глубокомысленно изрекает:

— Вор ворует, фраер пашет...

Мы раздеваемся и складываем свои вещи около раскладного дивана, на котором нам предстоит спать. Диван застелен лоскутным одеялом, примятая подушка покрыта грязной наволочкой. Ещё одно одеяло сбито в сторону: видно, что перед нашим появлением здесь отдыхал хозяин.

Я интересуюсь:

— Жор, а как бы нам помыться немного с дороги? Уже неделю в бане не были, воняем, как задрыги болотные...

Хмыкнув, он ведёт нас на кухню, где на печи стоит огромная бадья с горячей водой. Швырнув окурок в печь, он даёт нам очередные указания:

— Вокзал мастырьте прямо тут. Берёте шайку — в ней и мойтесь. Тряпки буцкаете в шайке. Вот мыло, полотенце. Одного вам хватит. И чтоб марафет на помойке навели в конце...

Лёшка недоумённо переспрашивает:

— Зачем на помойке марафет?

Жора презрительно усмехается и цедит сквозь зубы:

— Ну, ты чисто «Алёша»... Тебе же русским языком объяснили, братан: помойка — это кухня!

Мой наивный спутник с готовностью соглашается:

— Понятно... А вообще-то, я и есть Алексей, Лёша...

В ответ Жора начинает громко смеяться, в результате его начинает давить кашель и он уходит в комнату. Лёшка вопросительно смотрит на меня, а я перевожу:

— На зоне «Алёша» — это дурачок, олигофрен... Не в обиду будь сказано, конечно...

Мы дружно смеёмся и с шуточками и прибаутками начинаем раздеваться перед долгожданной помывкой...

 

...Смывая с Лёшки остатки мыльной пены, я интересуюсь:

— Жор, есть что накинуть? Мы бы шмотки свои постирали...

Из комнаты доносится громкая музыка — хозяин смотрит по телевизору концерт. Я выкрикиваю вопрос погромче. Наконец, он шаркает по коридору и приносит нам пару комплектов несуразно большого и неглаженного белья.

Бросив вещи на табуретку, он бурчит себе под нос:

— Дубаря хватите, теплицей накроетесь, пока хавать будем. Тряпки тут вешайте, у печки, к утру всё высохнет...

Произнося эти слова, он с любопытством смотрит на мою голую спину. Интересуется:

— Небось, на малолетке?

Я отвечаю:

— Нет, на воле... Шакал один на Украине постарался, когда ещё пацаном был... С малолеткой не знаком: мы с Лёхой не с зоны когти рвали, а от ментов.

Он понимающе кивает головой и многозначительно произносит:

— Менты — мои кенты... Они, суки, мне помарок нарисовали на долгую память... Говоришь, на Украине? Я тоже оттуда родом...

Ещё раз пристально оглядев наши голые фигуры, Жора удаляется смотреть телевизор. Мне кажется где-то я с ним уже встречался. Только вот где — не могу припомнить... Может, в Сочи? Жора, Жора... — это имя не говорит мне ни о чём...

Вытершись видавшим виды полотенцем, Лёшка облачается в семейные трусы огромного размера, надевает майку, больше похожую на женский сарафан, шерстяные носки домашней вязки и уходит в комнату. Я начинаю стирать наши вещи...

Из комнаты раздаётся голос скрипучий голос хозяина:

— Старшой, тебя звать-то как?

— Антон.

— Антон? Ну ладно... Слушай, Антон, чачи бухнём за встречу? Я сгоняю к соседям... Пузырь ваксы двадцать рублей стоит, а кайфа на все сто... Чего молчишь? Так я иду?

— Давай, держи деньги, мы с Лёхой проставляем... Только Лёхе не давай, ему нельзя: у него обострение гепатита...

— Клёво! Нам больше останется...

...Жорка возвращается минут через десять, довольно размахивая бутылкой:

— Банки с хвостиком приехали!

Я интересуюсь:

— «Банку» вижу, а что у нас будет на столе в качестве «хвостиков»? Мы с Лёхой со вчерашнего вечера не жрали.

Жора успокаивает:

— Не мечи икру, фраерок! Жеванина имеется. Зекай сюда...

С этими словами он достаёт из выключенного холодильника лепёшку лаваша, увесистый кусок сыра, несколько головок лука, зелень и початую пачку соли.

Лёшка спрашивает:

— А зачем в холодильнике хранишь? Он же выключен...

Хмыкнув, Жора подмигивает мне:

— Пацан — тормоз. Шевели рогами, плашкетик! А мыши?

Глядя на нехитрый ужин, я произношу:

— Эх, Лёшка, зря мы собачатину выбросили, похоже, сегодня у нас постный ужин.

Хозяин ухмыляется, обнажив остатки гнилых зубов:

— Гуляш хавали? Знаем, знаем... У нас с малолетки один борзый когти рвал к своей барухе, так он с собой лошка прицепом взял, из обиженных. Лошок пальцы веером раскинул, сопли пузырями пустил, типа прётся, что его сам Чуб уважает. Пацаны, которые с понятками, лыбятся: Чуб за просто так с собой обиженного не потянет. Сперва опустит для порядка, потом на гуляш оформит, когда пузо к спине прилипнет... Так и срослось... Через месяц Чуба захомутали, сидел в камышах под Азовом, его со стрекозы на раз увидели. Потом нашли лошка: с костылей фарш обрезан до костей, Чуб успел три кила гуляша смолотить... А пса на гуляш — это толково, уважаю...

Лёшка со знанием дела отвечает:

— Слышал про такое... Пацаны в детском доме рассказывали.

Хитровато прищурившись, Жорка предлагает мне, гоняя папироску из угла в угол рта:

— Начальник, гони бабло, бацилла будет!

Я затрудняюсь с переводом, приходится переспросить:

— Что ещё за бацилла?

Жора слегка хлопает меня ладонью по лбу и снисходительно поясняет:

— Бацилла — это мясо, неуч! Хошь, болобоса принесу? Колбасы, в общем... Полтинник делов — и хавчик в норме.

Без колебаний протягиваю ему пятидесятирублёвую бумажку. Он забирает деньги и тут же выдвигает новую инициативу:

— Надо бы сразу вторую взять... И курева хорошо бы зацепить: божьей травки. Я больной человек — без травки помру...

С сожалением протягиваю ещё один полтинник и прошу заодно прихватить пачку «Кэмэла».

Как только наш беспокойный хозяин скрывается за порогом, я обращаюсь к Лёшке:

— Лёха, пожалуй, я расслаблюсь немного. Тебе выпивать не стоит. Понял?

Копируя интонацию Жоры, он соглашается:

 — Нема базара, фраерок... В натуре!

Из его уст блатной жаргон звучит нелепо, если не сказать, карикатурно. Ясно, что он всего лишь пародирует Жору, но усталость не позволяет мне оценить его дурачество по достоинству — оно вызывает только раздражение:

— Хотел меня удивить? Ни хрена не вышло! Вот бы у меня челюсть отвисла, если бы ты выдал что-нибудь... на латыни! Но на такое у тебя мозгов не хватит! А по фене любой дурак сможет...

Лёшка смотрит на меня широко открытыми глазами и отвечает с обидой в голосе:

— Эй, ты чо? Вроде и не пил пока...

Раздражение вмиг улетучивается, и я отвечаю примирительным тоном:

— Ладно, проехали... Извини, братан... Накопилось...

— Не извиняйся... Понимаю...

Мне становится вдвойне неловко — к невыветрившейся ещё досаде за допущенный срыв добавляется чувство стыда за проявленную слабость. Я меняю тон на менторский:

— А теперь слушай внимательно! На колбасу особо не налегай, лучше ешь сыр. Для печени это в самый раз! Можно хавать хлеб, зелень, а от лука и мяса воздержись. Усёк? Теперь о режиме... Как поешь — сразу в койку и спать! На меня не обращай внимания. Сегодня напьюсь, завтра буду в порядке — это мой старый, испытанный способ снятия стресса. Наркоту шмалять не буду: я с этим завязал. Всё ясно?

— Как скажешь... Хотя я бы тоже выпил...

— Тебе нельзя. Слушай меня, и всё будет тип-топ!

Немного помолчав Лёшка осторожно интересуется:

— Антон, а ты можешь говорить по-латински?

Этот вопрос, а самое главное тон, которым он был задан, окончательно развеивают во мне дурное настроение:

— А то! Вот, к примеру: «in vino veritas»... Правда, это — единственное, что я знаю.

— Переведи!

— Ну... по-русски это будет звучать примерно так: «с утра не выпил — день пропал».

Со всей серьёзностью Лёшка интересуется:

— Эти латинцы так любили пить?

— Ага! Поэтому все и вымерли!

................................................................

Стр. 2

Об авторе«Параллельный мир» — «Вижу свет» — «Крестик»

«Госпиталь» — в Е-книге «Антон Клюшев». Формат PDF, 1200 Кб.

«Антон Клюшев». Формат PDF, 1200 Кб.

Загрузить!

Всего загрузок:

Зимний дебют 2004-05». Е-сборник в формате PDF в виде zip-архива. Объем 980 Кб

Загрузить!

Всего загрузок:

Как быстро сделать гидроизоляцию подвала.

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com