ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Лилия КЛИМЕНКО


Об авторе. Контактная информация

 1    2    3    4    5

ИЗ КНИГИ СТИХОВ «БЕЛАЯ ДВЕРЬ»
Окончание. Начало здесь

 

* * *

Зашторен день, погашена заря,

висит душа на вешалке в прихожей.

Июльская несносная жара

прильнула к обнажённой коже.

 

И все часы идут наоборот,

отсчитывая праздники и будни,

никто ко мне сегодня не придет

меня не вспомнит, но и не забудет.

 

Зашторен день, погашена заря.

Всё зря...

 

 

* * *

Камням не страшно срываться в ущелья,

ветру не больно падать со скал...

Жизнь без тебя — монастырская келья

под облаками. На облаках.

 

Мы не успели даже проститься,

всуе забыты молитвы и песни.

В книге Судьбы на последней странице

мы снова вместе. Мы снова вместе.

 

 

* * *

Тёмно-синие слова

в обрамленье чёрной рамы,

в зале пёстрая толпа:

знатные мужи и дамы

тупо пялятся на цвет

синих слов из черных рамок.

Жизнь — затасканный сюжет

для самцов и глупых самок.

 

Белая дверь

Обои — затёртую кожу прокуренных стен —

сдираю руками. Сейчас провода брызнут кровью.

Но стенам не больно, они молча ждут перемен,

и слепнут от дыма, и глохнут от многословья.

 

Еще в моей комнате — белая, белая дверь,

и шаткий карниз, за которым мятежное лето.

А ты написал на двери черным мелом: «Не верь,

не верь, ни единому слову хромого поэта!»

 

Поэт приходил, заливался хромыми стихами,

потом притворился разрушенной ветром стеной.

Он так и останется частью фасада за нами,

а лето банально закончится ранней зимой.

 

Давай, завтра утром, наклеим с тобою обои,

из снега и льда, сигарет и забытых скрижалей.

И если к нам кто постучится, конечно, откроем,

раз двери нужны для того, чтобы их открывали.

 

 

* * *

Ничего не прошу у Господа,

но душа полна Света и радости.

Лишь надышаться бы досыта

спелыми травами августа.

 

Налюбоваться бы звездами,

грозами, бурею, нивами.

Я осознала, Господи,

как же легко быть счастливою!

 

 

Романс

В моём королевстве высокие стены

глубокие рвы и стальные засовы,

на острове в море гнездятся сирены,

леса охраняют глазастые совы.

 

В моём королевстве давно все иначе,

чем в наших мечтах несуразных и глупых.

На башне узорчатой колокол плачет

и слёзы роняет по-старчески скупо.

 

В моё королевство тебя не пропустят,

в нём имя твоё под строжайшим запретом,

цветут серым цветом кустарники грусти,

такое осеннее выдалось лето.

 

В моём королевстве о нашей невстрече,

поэты придворные и музыканты

постылые оды поют каждый вечер,

а я им дарю королевские банты...

 

 

Диптих

I.

Беззвучна боль. Беззвучны строки.

Всё в прошлом. Будущего нет.

Судьбой отпущенные сроки

затеряны в разливах лет.

 

И мне никто из состраданья

во след не скажет добрых слов.

Забытой музыкой молчанья

застынет крик моих шагов.

II.

Умоюсь зарёй и росою,

уйду, растворившись вдали,

потрогаю солнце рукою

над краем безлюдной земли.

 

Замру у иного причала

без имени и без лица.

И смерти не будет начала,

и жизни не будет конца.

 

 

* * *

Я устала придумывать осень —

проходить к тебе каплей дождя.

Посмотри, белый ветер уносит

наши чувства по глади ручья.

 

Как собаки скучают дороги,

им мерещатся наши шаги...

Но сентябрь холодный и строгий

нежно губы целует мои.

 1    2    3    4    5

Об авторе. Контактная информация

УФНС по Свердловской области отвечает на вопросы спецрежимников здесь

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com