ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Дима КЛЕЙН


 1    2    3    4    5    6 

Как я начал писать по-французски

(моему учителю В.Гюго посвящается)

 

...узнал тут я на днях, что премия братьев Гонкуров ничего себе такая. Большая. И решил — а я чем хуже, чтоб не писать? По-французски, то есть. «Шерше ля фам» уже знаю, а остальное по ходу надыбаем.

О чем писать? Ну, про амор, естественно — про секс, в смысле. Почесал в висках, и тема сразу сама пришла — «Рандеву на колокольне Нотр-Дам-Де-Пари». То есть — парижской матери, в переводе на русский. Если кто не знает. Сел я за стол... пером туда-сюда...

 

Вкратце история, значит, получилась следующая. Ночью, на колокольню Нотр-Дам в Париже забралась одинокая девушка Эсмеральда. Студентка Сорбонны, наверное. Нанюхалась чего-то и от своей компании отбилась, не иначе. Сидит она наверху, среди каменных горгулий, ножки свесила и шансон поет. Песенку, то есть. На звезды смотрит. А сзади к ней подошел горбатый смотритель колокольни по фамилии Квазимодо. Итальянский эмигрант, скорее всего. Из Неаполя... может быть, или из другого похожего города. И улыбнулся он ей, не представившись. Эсмеральда сразу со страху и того... с колокольни, в общем, сиганула. Потому что у Квазимоды был дантист очень плохой. И дерматолог тоже. С самого детства. Поэтому, когда Эсмеральду французские пожарники снимали с балюстрады, она все еще сильно заикалась. А итальянец этот Квазимодо ей потом  вдруг предложение сделал. Выгодное. Мораль: еще бы, за итальянца всякая выйдет! Фин... конец, в смысле, если по-французски.

 

Вот, отослал вчера свой роман в Академи де Сиянс, в город Париж. Сижу теперь, жду премии. Когда дадут, обязательно пива закажу... пусть его гарсон принесет, и побольше.. мерси боку, в смысле. Кстати, ничего, что я тут с Вами по-французски разболтался?

Свобода слова по-домашнему
(Извлечения из «Нового Домостроя» Лаврентия Правого)

— Жена должна всегда говорить мужу, что она о нем думает. Что именно она о нем должна думать сообщает ей муж.

— Дома обсуждаются три главные темы: деньги, деньги и деньги. В перерывах отпускаются короткие междометия о том, что супруги пили в прошый уикенд, и с кем они будут закусывать в следующий.

— Домашним сексом заниматься следует либо молча, либо с громкими криками «ааааа», «оооо» и «бум». Настоящий муж молчит во время секса и только гордо, по-мужски, пыхтит. Настоящая жена во время секса оживленно рассказывает мужу анекдоты, сплетничает о своих подругах и делится планами о своих ближайших покупках.

— Жене дается слово, когда муж сказал все, что хотел. Муж обычно хотел сказать, что ему все равно, как она поступит, главное, что все деньги — всегда и только его!

— Домашние разговоры о прекрасном сводятся к обсуждению узоров на новых ковриках в ванной и автомобиле.

— Жена дома может говорит когда угодно и что угодно. Все равно ее никто не слушает. Кроме молчащей телефонной трубки спящей подруги.

— Муж высказывается дома коротко и неясно. Мычит цифрами. Плюется датами. Отмалчивается счетами. Жена должна понимать, что ему виднее о чем и как мычать. Ведь он — глава семьи. А она — нечто противоположное.

— Жена и муж должны иногда говорить друг другу слова «спасибо» и «пожалуйста», а не только «ж...». Слова «спасибо» и «пожалуйста» украшают домашние диалоги. Они особенно красиво звучaт среди матерных междометий, финансовых терминов и дружеско-сексуальных определений супругов в адрес друг друга.

Вавилонская морковка

Давно это было, но правда. Люди на Вавилонской территории очень нехило жить начали. У каждого — по два осла, по две жены, бесплатная мобила, новая тачка и солидный счет в банке. Даже мясо к обеду каждый день. А макарон вареных просто немеряно.

Собралась однажды инициативная группа пивка попить. И вопросы порешать. Говорит самый крутой, весь в перстнях, понтах и прикидах:

— Братаны ! Круто живем. Аж морды у всех от масла трескаются. Пора нам себя уже показать до конца. Чтоб ваще без вопросов.

Ну, народ, зашумел, сомневается. Мол, и так круче некуда. Бабла просто девать некуда. Бабы довольные ходят. Все в золоте. И у каждой по новой мохеровой кофте. За столом, мол, хаваем так, что друг другу завидуем.

Но старший на дешево купить не повелся.

— Пыль метете, братаны. Поверх бабла и телок глядеть надо. Давно пора конкретно показать Кое-Кому-Там-Наверху, кто на нашей территории хозяин. Давайте всем общаком построим каменную морковку до неба. Чтоб она Ему в самое дышло уперлась!

Ну, народ просек фишку, что на халявной стройке легко подлохматиться можно. И все подписались, не глядя. Стройка завертелась, как смазанная карусель с лошадками. И через пару лето каменная морковка уже почти в самое небо уперлась. Чуть пониже ватерлинии облаков, короче.

И тут случился у них облом огорчительный. Пока матерились все дружно, «вира-майна» хорошо шла. Да только кто-то кому-то на стройке на ногу не вовремя наступил. И обматерился совсем уж по-черному. За такие слова Тот-Кто-Сверху ему язык и укоротил. И мат у всех строителей разом как навовсе отсушило. То есть, каждый стал на свой лад бакланить. Чужую маму вспоминать. Никто никого не понимает. Кого куда посылать — не ясно. Короче, под этот шум весь вавилонский общак и растащили. И стройматериалы поперли. А недостроенная каменная морковка скоро совсем обветшала и в землю вросла. Так до неба и не подтянулись.

С тех пор из вавилонского мата только пара слов сохранилась. Да и то неизвестно где. Теперь каждый друг друга исключительно на свой лад посылает. А так все хорошо начиналось... вот такая морковка вышла...

(c) Лаврентий Правый

Любовь секс и гольф

Он гулял по бесконечным изумрудным полям для гольфа. Делая вид, что местный. То есть — гольфер. В почти белых носках. С понимающим взглядом, мудро блуждающим по загадочно кривым лужайкам и коварно притаившимся лункам.

Когда он увидел ее спортивную фигуру, напряженно склоненную над беззащитным пластиковым мячиком, то понял, что это любовь. Ну не секс же, в самом деле? Он подошел к ней поближе, и увидел ее стройные ноги под короткой белой юбкой. Ему очень сильно захотелось. Большого личного счастья. С ней в обнимку.

— Точно, это любовь! — решил он.

И подошел к ней еще ближе. Сзади. Чтобы сказать ей самые прекрасные слова. Которые у каждого мужчины припасены для таких вот случаев — ну, когда любовь. Но не успел. Потому что она решительно и красиво ударила по мячу. Широко размахнувшись своей Steelhead X-16. Мяч полетел очень далеко. Наверное.

Он этого уже не увидел. Ослепленный своей любовью и великолепным ударом Steelhead X-16, он лежал на стриженной под полубокс траве. И думал, что ошибся. Это была не любовь. А просто — секс. Потому что любовь не оставляет таких сильных следов. А секс оставляет еще и не такие следы. Даже дети, говорят, родятся.

А про гольф мы Вам точно не скажем. Поскольку сами мы не игроки и, вообще, не местные. Просто мы тоже ищем счастья в бесконечных изумрудных полях.

Denver, CO, 2006

Бабушка и морская водоросль

Бабушка гуляла по берегу океана. И вспоминала молодость. Какая она была стройная, веселая и грудастенькая. И вообще.

И в этот момент ей на сморщенную лодыжку стала наматываться длинная бурая водоросль. Много лет праздно болтающаяся у берега. Остро пахнущая йодом и далекими островами. Бабушка застонала, заохала. И перестала вспоминать молодость. Теперь она думала только о том, как стряхнуть эту проклятую флору со своей, почти единственной, ноги. А водоросль наматывалась все больше и тянула бабушку изведать все тайны океана. Бабушка упиралась всеми руками и ногами в берег. И громко звала родственников и случайных отдыхающих на помощь. А родственники в это время весело пили пиво на чистом пригорке.

Так выпьем же за веселый семейный отдых у моря!

LP, New Age

Молитва старого еврея.

Господи, Ты знаешь меня лучше, чем я Тебя... И тем не менее... Мне скоро уходить в лучший мир и, может быть, мы больше не увидимся с Тобой. Как знать? Скажи, зачем Ты заставил мою маму родить меня? Скажи, зачем Ты заставил моего папу зарабатывать деньги на мое воспитание и еду? Тебе ли не знать, что счастье не в деньгах, тем более в таких маленьких? Наверное, Ты не хотел, чтобы я был счастлив. Наверное, Ты хотел посмеяться надо мной. Опять надо мной! Сколько уже можно! Роди кого-нибудь другого и шути над ним свои непонятные шутки. А я устал. Я хочу покоя и простоты. Я хочу просто смотреть на летящих птиц, а не думать свои беспокойные мысли. Я хочу любить женщин и не думать о будущих отношениях. Я хочу потратить все свои деньги на радость, не думая, что она кончится вместе с деньгами. Зачем тебе я? Ты сделал меня умным и совестливым. Но ты забыл дать мне забвение. Я всегда за все отвечаю. Мне это надоело. Что, больше некому за все отвечать? Пусть они тоже начнут. Господи, отпусти меня в простоте и радости. И я скажу Тебе спасибо. И никогда мы не будем друг друга больше беспокоить. Ты отдохнешь от меня. А я отдохну от Твоих громких слов, которые кроме меня никто не слышит. Я хочу быть как все. Хочу быть просто счастлив без обязательств. Если Ты меня любишь, отойди от меня с миром. Спасибо Тебе. Пока.

Melbourne, 2005

Секса нет

Ученые Принстонского университета сделали еще одно потрясающее открытие. Сенсация за сенсацией! Оказывается, секс не является ни первичной потребностью, ни «основным инстинктом» человека. В XXI веке человечество вынуждено отказаться от одного из самых дремучих верований прошлого!

Ученые Принстонского университета провели удивительный по чистоте эксперимент. В комфортабельную барокамеру были посажены две группы половозрелых добровольцев обоего пола. Азартные ученые Принстонского университета хотели убедиться, что с наступлением условной ночи участники эксперимента начнут активно заниматься сексом. В целях размножения, получения эмоциональной разрядки и снятия стресса, связанного с пребыванием в барокамере. Результаты эксперимента опрокинули все представления ученых Принстонского университета о человеческой сексуальности. Участники эксперимента регулярно просили есть, пить, курить, и смотреть видео. Но категорически отказывались заниматься сексом, не смотря на условные подмигивания ученых Принстонского университета через окошки барокамеры. Тогда ученые Принстонского университета начали вводить в барокамеру контрольные дозы Виагры, пакетиков с ароматизированными презервативами и журналов Пентхауз. По барокамерному радио транслировались лекции о пользе регулярной сексуальной жизни. Участники эксперимента в ответ показывали ученым в окошко кукиши и обнаженные торцевые части тела. Но сексом упорно не занимались. Тогда ученые Принстонского университета ввели в состав группы добровольцев опытного академика-сексолога Принстонского университета. На следующее утро академик-сексолог был найден с отпечатками ног на торцевой части тела возле вскрытой изнутри барокамеры. Эксперимент был успешно прерван. Академик Принстонского университета был с позором переведен в заштатный университет Оксфорд (это, кажется, где-то в Старой Англии).

По результатам успешно прерванного эксперимента ученые Принстонского университета сделали потрясающий вывод. Несмотря на наличие еды, алкоголя и прочих стимулирующих сексуальных ингридиентов, человек упорно не желает размножаться в комфортной среде. Даже дружественное наблюдение через окна барокамеры не приводит к желаемому результату.

Теперь можно считать окончательно доказанным, что человек практически не размножается половым путем. На днях ученые Принстонского университета подали в Конгресс заявку на финансирование работ по вегетативному почкованию человека. Пожелаем ученым Принстонского университета успехов в их нелегком труде по получению финансирования!

(с) Лаврентий Правый

For Irish Anarchist

Девятый этаж, или Новые записки из подполья

На днях приехал в новую страну. Название не успел разобрать, а теперь как-то неловко уточнять.

Кругом китайцы и индусы. Говорят по-французски. Среди белых преобладают рыжие. Среди брюнетов — крашеные блондины. Среди лысых — многие в париках. Общаюсь, как всегда, только с русскими — по-английски, естественно. Из всех мужчин по-прежнему предпочитаю женщин. Женщины здесь чуть красивее, чем в предыдущей стране, и чуть ласковее, чем в последующей.

Сплю днем на крыше в бассейне. В спортзал хожу ночью в белых тапочках и галстуке. Пистолет оставляю в change room в ботинках. А нож и паспорт беру с собой даже в ванную. Пью горячую минеральную воду из-под крана. Ловлю на себе чьи-то подержанные завистливые взгляды. Вчера поймал под столом чужого маленького чертика. Кусался и дразнился, гад. Оставляю мелкие наличные утром на рабочем столе, к вечеру их кто-то разменивает на свежие фиалки по кросс-курсу. Вчера утром вытащил из-под подушки бюстгальтер, не мог сообразить — чей. Мой любимый цвет и размер, но я их вообще не ношу. Вроде.

На улице подошел ко мне старый друг детства и спросил закурить. Очень изменился — из кареглазого белокурого бестии превратился в пожилого негра в детской панамке. Вчера начисто забыл свое последнее имя. Еще помню отзыв «пошел на..!», а пароль, похоже, поменялся. Всем прохожим на всякий случай говорю только отзыв. Они в ответ говорят разные пароли. На арабском.

Заберите меня отсюда, господа, а то я сам к Вам приеду ! Вам же хуже будет...

Ванкувер, Британская Колумбия, 2004

Beauties and the Beasts

Красавицы любят чудовищ. На первой странице букваря для красавиц крупно напечатано: «Только обаятельное и мужественное чудовище сделает тебя счастливой!» Вежливые прыщавые красавцы в очках в черепаховой оправе вызывают у красавиц здоровый рвотный рефлекс. Что несколько досадно, но нормально.

Когда-то, давным-давно чудовища договорились между собой спать только с красавицами.

— Поскольку мы и так уродливы, — решили чудовища, — так еще не хватало нам спать с такими же, как мы сами.

Но для доступа к красавицам нужно было сделать один пустяк — отучить красавиц любить прекрасных принцев. Для этого чудовища стали дружно пинать прекрасных принцев нижними лапами в зад. И отнимать у них из карманов мелочь. И более крупные суммы. Принцы в ответ плакали, но поделать ничего не могли. Ведь не опускаться же до споров и дуэлей с грязными, низкими чудовищами? Чудовища радостно ухмылялись, когда видели очередного запинанного в зад плачущего принца. И справедливо называли высокородного красавца «козлом».

Красавицы сначала по привычке жалели плачущих принцев. Но им это занятие быстро надоело.

— Чудовища же, например, никогда не плачут! — подумали красавицы, — Им просто нечем плакать, да и не о чем. И, вообще, чудовища — это настоящие мужчины. Почти как людоеды из далекого иностранного королевства.

Поэтому красавицы сделали окончательный выбор в пользу чудовищ. Принцы еще немного поплакали-поплакали, да и вымерли. За ненадобностью.

Так выпьем же за прекрасный и светлый мир прогрессивного демократического будущего, в котором мы все поголовно живем! Уже.

LP, New Age, 2005

Интеллигент и шимпанзе

Интеллигент любил ходить в зоопарк. Там он чувствовал себя человеком. Сегодня в зоопарке был выходной. Звери отдыхали от клиентов. Но интеллигент храбро перелез через забор и возбужденно ходил меж клеток, потирая очки.

Шимпанзе приветливо бросил в него половинкой гнилого апельсина и помахал ему лапой. Интеллигент стер апельсиновую мякоть с паховой области брюк и осторожно показал шимпанзе язык. самый кончик. Шимпанзе начал громко жаловаться соседям на наглость интеллигентов. Соседи стали дружно бросать в интеллигента всем, что нашлось ненужного в их клетках. и часто попадали.

Так незаметно прошел день.

Вечером интеллигента вывели за ворота служители зоопарка. Крепко отругав матом и отобрав мелочь из карманов. Но интеллигент пришел домой радостно-просветленный. Ведь утром он свободно пойдет на любимую работу — в институт рафинада и белого сахара. А этот противный шимпанзе так и останется сидеть в своей грязной клетке!

Денвер-Мельбурн, 2005

Групповое солнце пустыни
(очерк практического психоанализа по З.Фрейду)

«Слава Аллаху Всемилостивому и Милосердному!»

                                                                             Коран.

Товарищ Сухов шел по пустыне третий год. Гражданская война кончилась везде, но не в окрестностях Свободного Ходжента. Абдулла шалил за каждым дувалом и думал, что он в пустыне самый главный. «Ну, это вряд ли», — думал тов. Сухов, поправляя чайник под мышкой.

Саид ждал тов. Сухова у гарема Абдуллы. Саид знал, что в пустыне самый главный не Абдулла, а Аллах и тов. Сухов. Хотя с виду все было совсем наоборот.

Верещагин поджидал Абдуллу на баркасе. Он не любил жадных людей, потому что был казак. Он решил больше не наливать Абдулле. Все равно тот мусульманин и не пьет много. Не то что Петруха.

Петруха думал о том, что Гюльчатай обязательно понравится его маме. А если не понравится, то он задушит Гюльчатай. Если только его раньше не заколeт штыком муж гарема. Или его люди.

Люди Абдуллы хотели воды и гарема Абдуллы. Они чистили ружья своими рваными халатами. В лицо улыбались Абдулле, а за спиной строили ему над чалмой рожки своими грязными кривыми пальцами.

Гарем Абдуллы решил изменить Абдулле с тов.Суховым. Потому что Сухов добрый и хороший. А Абдулла злой и нерусский.

Абдулла ехал на алахарском рысаке ровно и спокойно. Он ничего не думал и ничего не хотел. У него все было. Власть, золото, ласковый гарем, много людей и зеленая чалма шейха из Медины. Абдулла молча слушал Аллаха. Аллах молча подмигивал Абдулле из-за бархана...

Denver, 2005

Понюхать попугая

Кто-то играет ценными бумагами на бирже. Кто-то собирает коллекцию спортивных автомобилей и женщин к ним впридачу. Кто-то ковыряет в ушах спичками. Я — нюхаю попугаев.

Вы скажете, что попугай не пахнет. И сразу ошибетесь. Выньте изо рта сигарету! Попугай пахнет самыми нежными духами. Запах его блестящих перьев напоминает о дождях его исторической родины — rain forests. Это — мускусный запах маленького умного зверька с ослепительно-зелеными крыльями. Это — запах красного солнца, желтого рома и кастильских песен. Это — запах мангровых деревьев, прибитых к берегу волной из-за ближайшего горизонта. Это — запах свежеотпечатанного авиабилета.

Вам сделается стыдно за Вашу жизнь, как только Вы понюхаете попугая. Вы хлопнете в ладоши и встанете с вашего дивана. Вы хлопнете дверцей своего нового спортивного автомобиля. Вы хлопнете по заду своей новой любовнице на прощание. И уйдете в пираты. И скоро Вас повесят в первом же порту. Скорее всего — в городе Бандар-Сери-Бегаван, на Борнео. Там очень красиво. Там не стыдно быть повешенным. Не то, что в грязном Лондоне.

Измените свою жизнь — начните нюхать попугаев! И у Вас все получится.

Melbourne, 2005

 1    2    3    4    5    6 

Об авторе. Содержание раздела

Миниатюры — Иронические стихиПародии, стилизации

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com