ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Дима КЛЕЙН


 1    2    3    4    5    6 

Девственница и лобстер.

Девственница случайно пришла в ресторан. И увидела там в аквариуме лобстера. Она его сразу захотела. и ткнула в него своим длинным невинным пальцем.

Ей принесли лобстера живого. Познакомиться. Лобстер смотрел на девственницу мутными глазами. А своими клешнями показывал ей размер чего-то небольшого. Возможно, своей жизни. Девственница хотела лобстера все сильнее и сильнее. А он хотел слезть со стола и пойти к ближайшему морю. Их желания не совпадали. Лобстер шевелил усами и показывал хвостом во все стороны. Он не знал, где тут море. А девственница вообще пока сомневалась, стоит ли с ним связываться. Все-таки первый лобстер в ее жизни. Вон у него все какое! Совсем не как у папы. Наконец, она решила, пусть лобстер будет ее. Только пусть он будет с ней очень нежным. И ей приготовили лобстера на пару и принесли покрасневшего и нежного. Его огромные клешни теперь были совсем ее. Она быстро и неаккуратно съела его целиком — с глазами и усами. И взяла с собой на память пупырчатый панцирь.

Когда девственница курила с друзьями, в панцирь лобстера они кидали окурки. Девственница всегда гасила свой окурок, с размаху тыча в самую середину красивой пепельницы. Глаза ее при этом стекленели, и она переставала улыбаться.

Денвер, Колорадо, 2005

Трезвый бред

Бытовой алкоголизм — светлое настоящее всех нормальных людей!

Но среди нас еще есть некоторые полунормальные чистоплюи. Эти немногие, которых смело назовем жалкими отбросами компании, мешают нам весело жить. Нагло не пьют, когда им наливают. Высокомерно не смеются над нашими застольными шутками. По-хамски избегают объятий хороших малотрезвых людей. Недемократично пользуются членораздельной речью. Нахально говорят от себя, а не от имени и по поручению товарищей. Упорно называют закуску — едой. Не путают слова и ноты любимых нами песен. Жалко позорятся в сексуальных отношениях. Что может быть слаще нетрезвого поцелуя взасос? Что может быть сексуальнее запаха перегара изо рта любимого человека? Да только партнерский секс с хроническим алкоголиком! Прими всю гамму неповторимых ощущений! Запомни — если трезв — тебе нечего делать в кровати! Разве только бездарно спать.

Что может дать отсталый от жизни трезвый человек своим убогим друзьям и несчастной семье? Ничего, кроме хорошей жизни. А где же безудержный фан? Где идиотское хихиканье? Где дебильный перезвон безадресной ругани? Где родная толпа верных случайных друзей? Где бесшабашная щедрость добрых трясущихся рук? Где абстрактные композиции из непереваренного салата? Где клятвы в дружбе до скорого гроба? Где романтическая любовь строго с кем попало? Да по трезвяку даже матом нормально не самовыразишься! Так и вся жизнь безрадостно просквозит мимо!

Пора решительно избавиться от позорной привычки — не пить! Пора спихнуть с космического корабля 21 века отсталых антиглобалистов, которые эту привычку упорно навязывают свободному обществу. Регулярное введение алкоголя через рот — проверенное средство решения всех проблем. Не делай жизнь сложнее, чем она есть под кайфом. Выпил-покурил-потрахался — и встречай свое недорогое счастье на свежевымытом пороге!

Ну вот, так разволновался, что с утра даже ширнуться забыл. Теперь день даром пропал. Вот к чему проклятая трезвость приводит!

(c) Лаврентий Правый, 2005

Удар канделябром

Лука Фомич купил старинный бронзовый канделябр. Для самозащиты от непрошеных гостей. Ведь мало ли что может случиться?

Канделябр очень красиво стоял на телевизоре. И очень редко падал на пол. С ужасным грохотом. Когда, наконец, к Луке Фомичу пришли непрошенные гости, он был тверд в поступках. И уверен в себе. Поскольку под рукой был канделябр.

Один из непрошенных гостей потребовал Луку Фомича к ответу. За одно неосторожно брошенное слово. Или за два слова. А, может быть, слов было гораздо больше. В общем, за гнилой базар Луку Фомича потянули к ответу. Прямо в домашних тапочках. Из-за праздничного стола. Оторвав от груди любимой подруги. Непрошенный гость был очень могуч и силен. Скорее всего, в молодости он служил в морской пехоте, в Сайгоне. А, может, и не служил. Луке Фомичу некогда было разбираться. Он схватил канделябр и ударил непрошенного гостя по округлой голове. Чтобы уж наверняка.

Неизвестно чем это все кончилось. Но Лука Фомич очень сильно изменился после того памятного удара канделябром. Его лицо навсегда обезобразила гримаса отвращения к жизни. Даже подруга его бросила. Видимо, удар канделябром оказался не точен. Но теперь уже ничего не поделаешь.

LP, New Age, 2005

for Irish Anarchist

Любовь к резиновому мужчине

Он был благороден, как потомственный мастер цеха резиновых изделий. Он был смел, как полицейская дубинка. Он был честен и прям в поступках, как резиновая пуля.

На своем породистом надувном пони он скакал по жизни, как резиновый утенок прыгает на мелкой волне. Он был среди мужчин, как ароматизированный презерватив среди воздушных шариков. Он надувал розовые щеки, длинно плюя против ветра своей судьбы. И судьба благодарно плевала ему в ответ. Он был свободен и легок, как мячик на вершине болотной кочки. Его жизнь радостно переливалась всеми цветами мыльного пузыря.

И он встретил ее. Резиновую деву. Она восхищенно смотрела на него. Растопырив белые руки и раскрыв розовый рот. Ее ноги выражали готовность. Любовь насвистывала победную песенку в ее гуттаперчевом сердце.

И они приклеились друг к другу теплой жевательной резинкой. Навечно. До конца сеанса.

(c) Лаврентий Правый

На одной ноге

Когда Максу оторвало ногу, он сильно не переживал. Потому что был уже под наркозом. Машина слетела со скалы, и больше ни от кого ничто не зависело. Даже от врачей.

Максу в больнице очень понравилось. Кормили хорошо. Морфий кололи регулярно. Медсестры улыбались приветливо, были длинноногими и чисто вымытыми. Страховка покрыла все, кроме оторванной ноги Макса. Нога валялась в горном ущелье где-то отдельно от всех, и уже вполне самостоятельно стремилась к своим, никому неведомым, чисто экзистенциальным целям.

Лежа в постели, Макс стучал на лаптопе письма своим сослуживцам и родственникам. Ходить ему было никуда не надо. Все поставлялось ему прямо в постель. Даже любовь в виде хорошенькой Нэнси. Она жалела Макса. К тому же он был высок ростом и весьма представителен. Хотя и плохо говорил по-английски. Что Нэнси еще больше интриговало. Вдруг Макс молчит о чем-то самом важном, что она искала всю свою пока недолгую жизнь?

Когда Макс выписался из больницы, все стало совсем хорошо. О своей пропавшей ноге он забыл, как о прошлой жизни. Фантомные боли легко глушились морфием и компьютерными играми. Нэнси предложила ему самое дорогое, что у нее нашлось — большую женскую дружбу с поцелуями в обнаженную грудь.

— На одной ноге ведь так легко крутиться! — напевал Макс, бодро ковыляя к опавшему горизонту.

LP, New Age

Состоятельный мужчина

Cостоятельный мужчина довольно ловко припарковал свой новенький красный Ferrari прямо у дверей своей маленькой, но довольно злобной и вполне успешной компании My Money Inc.

Мужчина вышел из испуганно притихшего Феррари, солидно рыгая после вчерашнего, чтобы поразмять свои затекшие, волосатые, с самого утра никем не тертые, колени. И покурить сладких толстеньких сигар на утреннем дешевом прозрачном воздухе. Мужчина, солидно раскачиваясь, сделал три почетных уверенных шага, широко раздвигая во все стороны свои мощные, хорошо вымытые и крепко надушенные хозяйские ноги. Покорная тупая земля слегка прогибалась под его социальным весом. Мощные мужские достоинства неторопясь шевелились в его свежеглаженых брюках, распухнув от недозачатых детей. Мужчина осмотрелся вокруг, прищурив блестящие влажные черные глазки в поисках какой-нибудь молоденькой девушки или небедного клиента.

Мужчина знал, что молоденькую девушку очень приятно иметь в постели. А небедного клиента очень приятно иметь в офисе. И от того, и от другого сразу прибавляется самоуважение и состоятельность. Растет прямо на глазах. А мужчина всегда и во всем был состоятелен. Он твердо верил в самое главное в своей прекрасной жизни — даже на краю Земли он заработает очень неплохих денег, найдет с кем покрасивее и помоложе переспать, и с кем непокислее и повеселее выпить. Это сакральное осознание своих абсолютных возможностей делало мужчину почти неуязвимым для коварной судьбы и прочих импотентных высших сил. Мужчина прошел еще три шага и споткнулся о золотой банковский слиток. Который случайно упал откуда-то сверху, видимо, из соседнего офиса.

— День начинается неплохо, — подумал состоятельный мужчина, проворно и гибко нагнувшись до самой земли. Растопырив свои чугунные колени в точности с Севера на Юг.

Земля сегодня определенно пахла удачей. А на мужскую удачу даже очень молоденькие девушки и очень богатые клиенты сами бегут. Ну просто как ошпаренные.

Denver, CO

Любовь к резиновой женщине

Депрессия — это не болезнь, а способ жизни. Плохой способ. Зато доступный каждому.

Он зашел в гости к приятелям. Все сидели за столом уже много дней. Шевелясь и весело болтая. Среди гостей он сразу обратил внимание на красивую резиновую женщину. Неизвестно, кто ее пригласил, но в компании она казалась совсем чужой. Она сидела молча, неподвижно, раскрыв алый рот и разведя руки в стороны. Видимо, кто-то оборвал ее на полуслове, и она так и осталась. Он подсел к ней и завязал разговор о Венеции, где мечтал побывать. Резиновая женщина не отвечала по вполне понятным причинам. Даже, наверное, не слушала. Потом он взял ее за руку и повел к себе в машину. Они мчались по ночному городу и слушали песни венецианских гондольеров. Свет резиновой луны тянул их в ночь. Они молчали, но им было все ясно. Их стало двое.

Утром он встал и увидел ее в той же позе, в которой она осталась вечером. Но — теперь с легкой улыбкой на ярко раскрашенном лице. Он понял, что ей было плохо вчера. Хуже, чем ему. А теперь все стало наоборот.

Melbourne, 2005

Деньги — это наше все!

Полез тут в карман на днях. К себе. Смотрю — мои cashflow & credit cards съежились как-то. Плохо себя чувствуют. А у меня и так в детстве два Тамагочи c голоду померли.

Я свои cashflow & credit cards уже и гладил, и под подушку клал. Не помогает. Хворают карточки и все! Решил их налом подкормить. Искал-искал. Нету нигде! Банковских чеков — навалом. Даже из несуществующего банка Hatt River. Драфтов разных, сертификатов липовых и прочих бумажных активов везде разбросано. Даже в кошельке этого барахла напихано доверху. А денег в прямом, возвышенном, смысле — только в свинье-копилке в районе ее желудка нашел. Договорился со свиньей — я тебя бью, а ты взамен — не хрюкаешь. Ладно. Добыл так-то чуть кэша. Побежал, плохо одевшись, к ближайшему ATM. В одну щель карточки сую, в другую монетки набиваю. Автомат в ответ плюется и матерится не по-нашему. Не по-английски. Монетки из рук падают. А я их даже не подбираю. Перевозбудился. ATM ногами пинаю. Тут из банка двое вышли. В униформе. Под руки меня взяли, кофе предлагают. Предварительно дубинкой стукнувши. Я — им, мол, какой там кофе! ...спасите, мол, мои cashflow & credit cards пока не поздно. А они понимающе кивают и за угол меня куда-то тащут. На машине быстро доехали. Здание большое, белое, как незаполненный депозитный ордер. Внутри очень разные люди с разукрашенными аверсами, как новые никелевые квортеры перекатываются. Женщины вдоль стен шуршат — красивые, зеленые, как доллары последнего транша. С повышенной степенью защиты. Не подойдешь. Банк — не банк, но красиво, как в фонде с ограниченной взаимной ответственностью. И с управляющим мы очень быстро договорились. Они меня берут на долгосрочный вклад, без права съема в течении шести месяцев. А я в ответ обязуюсь пить все лекарства во-время, не приставать к медсестрам и других больных козлами не обзывать.

Сижу тут теперь, проценты на себя наращиваю. Придете ко мне с передачей, принесите мне немного лишних наличных! А я в вас за это не плюну. Договорились?

Мельбурн, 2005

Танцовщица и программист

Она была легче весеннего ветра. Когда она начинала кружиться в танце, то делала около десяти оборотов. И меньше просто не могла.

Программист сидел в удобном эргономическом кресле. И неторопливо рыгал после случайного обеда. В его нетренированных кишках сочно переливались избыточные калории. Почти через край. Его детские остренькие пальчики похотливо выстукивали очередную логическую симфонию. На невинно-белой клавиатуре. Он был горд своим умом. А ум гордился своим программистом. Им было очень хорошо вдвоем. К тому же, на компьютере недавно нарастили память. И компьютер теперь помнил все. Всех своих самых любимых программистов.

А программист очень любил женщин. Но не знал — как. Особенно танцовщиц. Но не знал — где. Поэтому он читал о них книжки и руководства к действию. И думал:

— Ну вот, еще чуть-чуть, я встану и пойду. Навстречу своей судьбе.

Но у него это плоховато получалось. И танцовщица недостижимо плясала перед его красными мутными глазами. А его толстые, плохо дифференцированные губы нашептывали ей самые нежные слова.

— Ать-два! Дважды-два! Милая-моя!

 

Но танцовщица не была его милой. Она принадлежала своему движению. Она соревновалась с облаками. И дружила со звездами. И не любила никого. Кроме седого подтянутого балетмейстера. А балетмейстер думал только о своей подагре и скорой пенсии. Да и то — не часто.

Чтобы девушка наверняка отдалась

Нужно долго ходить за ней, жаловаться на свою жизнь, хвалить размер ее бюста и щипать ее за бедра трясущимися от страсти руками. Нужно подкарауливать ее в кустах, внезапно выходить оттуда с бледным видом и занудно тащиться вслед за ней, читая вслух чужие стихи. Нужно постоянно совать ей в руки мелкие подарки — старые открытки, спички, сигареты, ключи от машины, жевательные резинки и увядшие цветы. Нужно упрашивать ее круглые сутки, петь серенады противным самодеятельным голосом, подсылать к ней своих друзей и престарелых родственников в качестве посредников. Нужно всюду попадаться ей на глаза, в том числе в самых неожиданных местах — на работе, в общественных туалетах, в очереди к маникюрше и гинекологу. Нужно регулярно надоедать ей своим нытьем, повторяя одну и ту же фразу «Отдайся мне, а то умру!» по сто двадцать раз в день. Нужно запугивать ее угрозами, подлизываться к ее родственникам, детям и комнатным собачкам. Нужно делать комплименты ее подругам, надеясь, что они повлияют на ее решение. Нужно рассказывать ей о своих застарелых болезнях и ранах, о своем разочаровании в женщинах, о своих вредных привычках. Нужно намекать, что если она не отдастся, то вы пойдете в полицию, повеситесь, подадите на нее в суд и застрелите ее из арбалета. Нужно падать перед ней в грязь на колени, когда она выносит пакеты с продуктами из супермаркета. Нужно держать ее за пальцы, глупо хохоча, когда она пытается закрыть багажник машины. Нужно хватать ее сумочку со всеми деньгами, кредитными карточками и ключами от машины и убегать от нее вдоль по улице, крича «Догони меня, а то не отдам!»

 

В результате она обязательно сдастся и отдастся. Но не вам.

(c) Лаврентий Правый

Путана и соловей

Путана — это не просто проститутка. Ведь и не всякий финансист — миллионер. Так что, к путане просто так не подъедешь. Тут даже не в деньгах дело.

Путана сидела у себя в офисе и выбирала клиентов. По своей картотеке и по свежим газетам. И все-то ей было не так. Тот — слишком жирен. Этот — староват. А вот этот вот — вообще ирландец. Но деньги были очень нужны. Приближались срочные платежи по трем кредитам. И колготки нужны были новые. Поэтому путана решила ткнуть пальцем наугад. И попала в объявление о продаже соловья. В хорошие руки.

Так в офисе путаны появился соловей. Он пел ей песни о светлой любви. О чистом блеске ее глаз. О красоте ее нежных рук. И путана повысила свои доходы на двадцать пять процентов. Потому что под пенье соловья бизнес лучше идет. Особенно — с богатыми стариканчиками.

 

LP @ New Age

 1    2    3    4    5    6 

Об авторе. Содержание раздела

Миниатюры — Иронические стихиПародии, стилизации

«Осенний дебют 2005». Е-книга  в формате PDF в виде zip-архива. Объем 970 Кб.

Загрузить!

Всего загрузок:

Заказать hot wheels игровой набор yussi.ru.

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com