ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Екатерина КАРГОПОЛЬЦЕВА


Об авторе. Новые стихи

СТИХИ 2012-13

 

* * *

 

Так невесомо и легко

Виденьем сказочного сна

Мой ангел тронул молоко

Чуть запотевшего окна.

 

И тонким пальчиком ведя,

Он в отраженьях трёх зеркал

На фоне серого дождя

Мой профиль вдруг нарисовал...

 

 

В парке

 

Казалось, не было храбрей

Среди задумчивых прохожих

Обычной стаи голубей

В сплетеньях тропок и дорожек.

 

Как любопытно и легко,

Душою каждому доверясь,

Клевали птицы хлебный корм

И возле ног волчком вертелись!

 

Случайный вихрь-веретено...

И ничего не понимая,

В испуге, съёжившись в пятно,

Взлетела шумно птичья стая;

 

Но всполошившись разом,

                                               вдруг,

Над пляской листьев омертвелых

Неровный сделав полукруг,

На мостовую тихо села...

 

 

Муза

 

Вчера ко мне пришла Она

И по-девичьему картинно

Уселась в кресло у окна

С какой-то книгою старинной.

 

И мне, поверившей едва

Своим глазам, Она устало

Весь вечер фразы и слова

Из этой книги диктовала.

 

По строчкам выцветших страниц

Манерно пальчиком водила,

И я — послушная — следила,

К ногам Её упавши ниц.

 

Но в тяжкой доле ремесла,

Уж если честно, Боже правый!

Какую чушь Она несла,

Желая почестей и славы...

 

 

* * *

 

Февраль явился в жуткой кутерьме...

Который вечер бешеная вьюга

Визгливо носится в кромешной тьме,

Гоняя снег по замкнутому кругу.

 

Боясь от страха замертво упасть,

Прозрачный месяц — призрак невесомый —

Глядит с тоской в разинутую пасть

Метели злой,

                          как псу сторожевому.

 

 

* * *

 

Фонарь висит, как блёклая заплата…

Полночный дождь,

                         сорвавшись с облаков,

Размыл дороги и чудаковато

Свёл очертанья каменных домов.

 

И за стеной шумящего потока

Непредсказуемой осенней суеты

Не угадать, в каком из мокрых окон

Ещё не спят под игом темноты.

 

 

Ссора

 

Покрылось небо сине-чёрным —

С востока близится гроза...

Ты мне вчера в лицо сказал,

Что будто мой характер вздорный,

Как в ясный день — девятый вал!

 

Я знаю,

                 в реплике натужной

За прямотой тяжёлых слов —

Обида тысячи богов

И нрав степи метельно-вьюжной.

Но ты простить меня готов...

 

 

* * *

С. Уткину

Веют ночные ветра,

Улицам каменным снится:

Город Святого Петра

Снова назвали столицей.

 

Вдоль беспокойной Невы,

Щурясь на тёмные лодки,

Бродят угрюмые львы

Сонно-ленивой походкой.

 

Явь ли всё это?

                                 Не сон...

Время, сорвавшись кометой,

Между ростральных колонн

Вспыхнуло розовым светом.

 

И в фейерверке огней,

В бликах холодного глянца

Город печальных теней

Скинул свой каменный панцирь...

(Из цикла «Белые ночи»)

 

 

* * *

 

Сентябрь. Дожди. Тускнеющая осень…

Как долго будет хворь и кутерьма?

Ответа нет, как смысла нет в вопросе —

Всё это кончится, когда придёт зима…

 

 

* * *

 

Раздавлена.

                      Умерщвлена,

Дух горделивый побеждён...

...Как будто рухнула стена

На грудь мою в две сотни тонн!

 

 

* * *

 

Никто

              не знает наперёд,

Никто

              заведомо не знает,

Где радость жизни потеряет

И что взамен приобретёт.

 

О, только б знать,

                    что ты мне смог,

Забыв всю боль и униженье,

Простить моё пренебреженье!

Но ты стоишь угрюм и строг.

 

Потом припомнится не раз

Наш разговор и этот вечер,

Что оправдаться было нечем

В огне твоих пытливых глаз.

 

Молчим.

             И в гулкой тишине,

Натянутой и громогласной

Всё стало вдруг предельно ясно

Глядящим врозь

                               тебе и мне...

 

 

* * *

 

Люблю, и в нежности моей

Так много счастья,

                  сумасбродства...

Но в череде пьянящих дней

На сердце чувствую сильней

Не радость духа,

                             а сиротство.

 

 

* * *

 

Тих и свеж сегодня вечер.

С горизонта уходя,

Солнце бросило на плечи

Плащ из мелкого дождя.

 

Пережив безумство зноя,

Всё в забвеньи молча ждёт

Время полного покоя

От обыденных забот.

 

И с приходом серой ночи

В переливах тонких струн

Слышат люди, как пророчит

В небе птица Гамаюн...

 

 

* * *

 

О, глубина случайных слов,

Сравнимая лишь только с бездною...

Вся жизнь твоя до дней,

                                         часов,

Как откровение, известна мне.

 

В печальном перечне потерь

Инициалы не указаны…

Душа болит.

                         И в ней теперь

Всё, что с тобою было связано.

 

 

* * *

 

Какое странное смиренье!

Всё успокоилось и ждёт,

Что скоро в срок произойдёт

Земли уставшей обновленье...

 

 

* * *

 

Закованное утро первой стужи.

Шагая молча, непроснувшийся народ

Глядит с тоской на глянцевые лужи,

Как в зеркала,

                          в которых небосвод,

Расцвеченный безрадостно и блёкло,

Давно забыв о солнечном тепле,

Рисует тени на оконных стёклах

Кривых домов в качающейся мгле...

 

 

* * *

 

Мне снилось,

                       будто бы душа,

В один из дней оставив тело,

Вдруг превратилась в белый шар

И вверх свободно полетела.

 

Легко парившей в небесах

Ей слышно было, как в печали

О чём-то страшном голоса,

Срываясь, тихо причитали.

 

Не узнавая никого,

О ком страдала и болела,

Она — далёкая — летела

Другое встретить рождество...

 

 

* * *

 

Мой взгляд нечаянно застыл

На окнах, где шершавый иней

Оставил звёзды и кресты

В пересеченьях тонких линий.

 

Казалось, что при свете дня

Я не имею просто права

Смотреть,

                как в сполохах огня

Горит алмазная оправа...

 

А за окошком человек,

Считая чушью мысли эти,

Глядел с тоской на белый снег

И вспоминал о тёплом лете.

 

 

* * *

 

Жду чуда, Господи!

                              И верю,

Что в жизни сумрачной моей

Все расставанья и потери —

Закономерность прошлых дней.

Сойдутся тропки и дороги

На предначертанном пути...

Но в чём,

            Таинственный и Строгий,

Скажи мне,

            знак Твой обрести?

 

 

* * *

 

Пора придёт — и шум весенних ливней,

В разбеге радуясь, игриво унесёт

Последний снег и дух печально-зимний

Лесных полян, тропинок и болот.

 

Как божество!

                               Не сетуя на ношу...

Во славу будущей цветущей красоты

Он будет петь — и только о хорошем,

Знакомым голосом небесной чистоты.

 

 

Гнев

 

Горит

под кожей смуглой

в груди,

как сто костров,

комок

квадратно-круглый

завязанных узлов.

Коверкая посменно

движенья

рук и ног,

течёт,

бурлит

по венам

не кровь, а кипяток!

 

 

* * *

 

Ну вот и всё!

Ни горечи, ни злости...

Печаль прошла, как туча, стороной.

В душе моей нечаянные гости —

Простая радость, вера и покой.

 

 

* * *

 

В слепом кружении ветров

Весна, как путник запоздалый,

Ища себе покой и кров,

В мой дом настойчиво стучала.

 

Косым дробящимся дождём

Она в пылу, что было силы,

Сорвав с небес гудящий гром,

По стёклам звонко колотила.

 

Скользя по скатам чёрных крыш

С весёлым рокотом и шумом,

Она сползла в ночную тишь,

Как в темноту пустого трюма.

 

У неоткрывшихся дверей

Остановилась и уныло

Свет одноногих фонарей

В бурлящих лужах раздвоила.

 

 

* * *

 

Бессонница...

Усталая брожу,

Глотая воздух мелкими глотками,

И на луны слепящий абажур

В упор гляжу привыкшими глазами.

Над головой порывисто,

                                        не в лад,

Свидетелями горестных ошибок

Который день без устали звучат

Десятка два пронзительнейших

                                          скрипок.

 

 

* * *

 

К тусклому солнцу в неистовой муке,

Выгнув по ветру худые тела,

Тянут берёзы озябшие руки

В робкой надежде на щедрость тепла.

 

Тихо,

           неслышно от шума и воя,

С частых поклонов лицом покраснев,

Рваный кустарник в плену сухостоя

Молит светило о ранней весне…

 

 

Паломничество

Ирине Маниной

Клубами розового дыма,

Встречая ветреный февраль,

На склонах гор Ершалаима

Зацвёл ко времени миндаль.

 

Над этой нежностью туманной

Чуть слышно где-то в небесах

Христу Спасителю «Осанна»

Красиво пели голоса...

 

 

* * *

 

Всю ночь над полем чистым,

                                      белым,

Танцуя, как в последний раз,

Метель надрывно песню пела

О тех, кто ждал урочный час.

 

Но с первым знаменьем рассвета

Её неровный рваный стих,

Неоднократно буйно спетый,

Стал скорбен в голосе и тих.

 

На память

            вкрадчиво, негромко,

Как откровение, она,

Летя клубящейся позёмкой,

Шептала чьи-то имена...

 

 

* * *

 

Ни к чему былое мерить —

Всё придёт в урочный час.

И не нам судить о Вере

В душах каждого из нас.

 

Были разными дороги...

Но лихое пережив,

Уповаю лишь на Бога.

Друг мой честный,

         друг мой строгий!

Зла за это не держи.

 

 

* * *

 

Размыв тела заоблачных светил,

При солнце утреннем,

                как пламя восходящем,

Заросший пруд десятками кадил

Дымит загадочно в проснувшуюся чащу.

 

И я не сплю.

                 Наверное, давно...

В порывах ветра ласковых, игривых

Летит ко мне в открытое окно

Её дыхание и говор торопливый.

 

 

* * *

 

На глазах не сон, а дрёма...

Как покойница, бледна,

Близоруко в окна дома

Смотрит жёлтая луна;

 

Странно путая предметы

В угловатости теней,

Толоконной пылью света

Бродит в комнате моей...

 1    2    3

05.11.14

Екатерина Каргопольцева. Стихи. Читает автор. 7 Мб.

1,0Загрузить!

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com