ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Елена КАНТОР


ВСЕ НАЧАЛОСЬ С ТОГО...

Все началось с того, что папа купил цифровую видеокамеру. Мы с девчонками сразу захотели снимать фильм. Не просто фильм, сериал. А потом его бы на диск записали, и  по компьютеру. Но главную роль никто не уступал. Решили объединить сразу три сериала, «три в одном», и сымпровизировать собственный. Машка Горкина сказала, что ее младшая сестра будет писать на камеру, и все будет происходить именно у меня в квартире, потому что я живу в сталинском доме, и расположение мебели в моей комнате чем-то смахивает на интерьер одной из комнат в «Богатые тоже плачут». Вика, самая умная и вредная из нас троих, решила, что ее будут звать Марианной, а я, я стану Изаурой, Машка Горкина  «Просто Марией». И еще сказала, что начнем, не откладывая, уже завтра.

 — Но для подобных сериалов необходимы любовники! — выпучила глаза Машка и уставилась на подруг.

Я тут же полезла в записную книжку смотреть телефоны одноклассников, хотя осознавала, что они вряд ли на это пойдут.

 — Трудности будут, — сорвалось у меня. Мысленно готовясь изображать Изауру, я даже достала из сундучка бабушки веер, — Парней не привлечешь. В нашем классе все нефотогеничны, не артистичны, и зануд полно.

 — Подожди, есть Бубликов в параллельном,  вспомнила Марианна и ехидно посмотрела на «Просто Марию», — Он тебе нравился в прошлом году. Помнишь? С него и начнем. Звони.

Бубликова не было дома, поэтому первую серию решили снимать без мужчин.

Открыв крышку пианино, я стала что-то наигрывать из классики, и мне показалось, что я уже эта сама Изаура и есть. Машка Горкина охала у балкона: «Милый, приди ко мне! Я жду тебя». Сериал пошел, он просто из нас выливался. Младшая сестра Машки с рвением набросилась на камеру, и, как сумасшедшая, бегала по квартире, снимая «вот так», «с разных углов» и «во всяких противоположностях». А надменная Вика чудила с платочком у глаз, воображая плачущую Марианну. Ей это было просто, потому что она всегда ныла больше других, да и была не из бедненьких.

Поздно вечером, когда сняли первую серию, я все-таки нашла Бубликова. Дозвонилась. Рассказала все. Без утайки. Даже проговорилась, что Машка в него в прошлом году была влюблена, чтоб не раздумывал. Сказала, что ему грозит роль любовника. И нарекут его Раулем. Потом еще, что сериал всю школу обойдет, всем это на диски скопируем. И действительно, кто ж еще мог быть любовником, как не Бубликов?

Бубликов согласился. Сразу. Он главный герой, и несколько сотен серий любовник. И это дойдет до всех, его одного выбрали. «Абзац!»,  донеслось из трубки радостным голосом.

На следующий день Бубликов прибежал, домой ко мне, сразу после школы, ворвался, увидел всех нас и все необходимое для съемки: веера, фортепьяно, даже пальму в горшке, взятую у соседки. Обрадовался. Щеки пунцовые, глаза бегают, руками машет.

«Готов», — поняли мы с девчонками.

 — Бубликов. Ты будешь Рауль. Вначале ты влюблен в Изауру. Потом серий через двадцать ты ее бросишь, и полюбишь меня. А Машка будет просто вздыхать в уголке. Тебе ясно? — опять за всех все решила Вика, то есть Марианна.

 — Может, наоборот? Сначала в тебя, а потом он со мной, — перебила я, но Марианна не слушала и продолжала:

— Роли заучивать не надо. Будешь импровизировать. Понял? Изаура начнет играть на пианино, ты подходишь сзади и разглядываешь у ней розы на платье. Бубликов, слышь?... Начинаем. Камера готова?

Бубликов старался. Знание французского и итальянского пригодилось. Недаром папа заниматься заставлял. Наш герой даже Изауру на танец пригласил. И исполнять реверансы, и пылинки вот так сдувать с платья, как средневековому кавалеру, вздумалось ему. «Какая находка!» — внутренне ликовала я, читая восхищение в глазах Бубликова, ныне Рауля, периодически отлучающегося к зеркалу.

Тут Машка взбеленилась:

 — Мне, это, все время в углу стоять? На вторых ролях? Не... Пусть по сценарию у нас с Раулем в прошлом все было. И я его бросила. А теперь тут стою вот, усмехаюсь...

 — Подожди,  включилась Марианна, — тогда у вас обязательно есть внебрачный ребенок. Похищенный. Его надо отыскать. Э... Придумала: выходим из квартиры, у соседей он.

Действительно у наших соседей был грудной ребенок. Мы решили снимать сцену в коридоре, точнее их дверь.

 — Бубликов, ты с Машкой подкрадываешься к соседской двери. Произносишь: «Мария, я отыскал младенца» и звонишь в дверь, — диктовала Марианна.

 — Ты че, звонить!? Там эта бабка бешеная выбежит, весь сериал испортит, — прогнусавила Машка.

 — Не, вечером она уезжает. Дверь часто открывает дед,  обнадежила их я,  Тихий он, по сценарию и будет похитителем. А ребенок часто орет. Запишем.

 — Завтра вечером. Слышите все? Сцена у двери, — отчеканила Марианна,  а сейчас все. Пойдем. Уроки все-таки...

Завтра настало значительно позже, чем обычно, потому что его с нетерпением ждали, вернее его вечер. А на переменах поглядывали на часы и сцену обдумывали...

И вот, наконец, в коридоре. Рауль и «Просто Мария» стоят, прислонившись к стене.

 — Здесь, за этой дверью наш младенец, Мария! — с пафосом произносит Бубликов, Я верну его из заточения.

 — О! Я тебе так благодарна! В память о нашей любви, — в руках у Машки мой веер. И вся она такая романтичная.

Бубликов кидается к двери, сначала дергает за ручку, потом дотрагивается до кнопки звонка. Гудит. Противный звонок у соседей.

Мы стоим молчком. Сначала  тихо. Разочарованно поглядываем на дверь, все-таки ждем чего-то. Бубликов снова жмет на звонок, и...

В квартире слышатся шаги, приоткрывается дверь. Из нее высовывается усатый дед и, произнеся скрипучим голосом: «Никого нет. Все уехали», — ее же и захлопывает.

Однако из-под его ног успевает выпрыгнуть что-то черное, похоже, что кот, и устремляется к лифту. Бубликов, в страхе, чтоб не сорвать сериал, не мешкая, хватает пушистое животное, орущее у нас на глазах, и кричит: «Я спас его, Мария. Вот наш младенец!»

— Остается доказать отцовство, — доигрывает Марианна.

2004 г.

ВОЗМОЖНОЕ И ОЧЕВИДНОЕ...

Поздно вечером я стояла возле супермаркета, пыталась поймать машину. Мерзла, целых пятнадцать минут, наконец, остановилась какая-то серая, марку не определить, я плохо в этом разбираюсь, тем более при таком тусклом освещении. Не помню, кто мне открыл дверь, и как я пробурчала адрес. Села сзади, потом полезла в сумочку, искала деньги и...

Машина на полном ходу, а я вижу, что в ней нет водителя.

Господи. Что же это? Может быть, сказывается постоянная усталость и...

Я не в себе? Да, но оглядываясь по сторонам, замечаю водителей в других машинах, в каждой по водителю, только не в моей.

А куда я еду? Нет, все верно. Я уже ездила такой дорогой.

А вдруг машину остановят? Что я скажу? Кто я такая?

Но остановят скорей всего не ее. Я нервничала, но оглядываясь по сторонам, чувствовала приближение к дому.

Ладно, была  не была. Как в страшном сне. Сейчас приеду, выйду и забуду, забуду эту машину. Не то, чтобы никто мне не поверил, а страшно об этом рассказывать, как не со мной все это...

И вот, уже вылезаю из припаркованной, захожу в подъезд, открываю дверь, зажигаю свет... Наконец-то...

Паша и Костик часто встречались вечером, чтобы в подзорную трубу рассматривать окна дома напротив. Один взахлеб рассказывал другому, что перед ним в данный момент открывалось, а тот пытался отобрать трубу, желая убедиться в этом самому. Иногда они видели что-то смешное, иногда настолько интересное, что дух захватывало, и труба надолго задерживалась на одном окне. Бывали и скучные картинки.

 — Кость, смотри,  — заговорщицки прошептал Паша, сам протянув другу подзорную. — Гляди, та самая квартира.

Действительно, как ни заглянешь в нее, все аккуратно, белье разложено, книги на столе, на кухне чайник кипит, бывает, видна даже открытая дверь в ванную. Только нет никого. Никогда никого нет. Просто тапочки меняют положение, и иногда падает из окна недокуренная сигарета. Дамская сумочка на диванчике часто второпях открыта. Очевидно, здесь всегда опаздывают или боятся опоздать.

2003 г.

ПокаяниеВсе проходит, и это пройдетКонтракт с ангеломЕсли бы не было неба. СамооценкаЯблоки. Безумие — Все началось с того... Возможное и очевидное — Пианистка «Многоуважаемая прелесть...»

СтихиФотокомпозиции

Уникальная коллекция креативных Билбордов.

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com