ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Елена КАНТОР


СТИХИ 2004 — 2006

 

* * *

Так соловьи слагают словари.

О Господи, щади их перья нежные,

Ведь словари слагают — соловьи,

Сей мир кроят, увы, из неизбежного.

 

Так соловьи слагают словари,

И в каждой букве нота обретенья,

Скольжение заката и зари,

Этюд познанья и этюд смятенья.

 

Так соловьи слагают словари.

И рукопись — израненная, хрупкая —

Дрожащей трелью тает изнутри,

Как тайнопись на треснутой скорлупке.

 

...Покуда пеленают словари,

Покуда бьются в тяготах познанья,

Бессонный голод к слову — чёрный гриф —

Кружит над соловьями в наказанье.

 

Так соловьи слагают словари...

 

* * *

Кто-то меня умертвил еще раньше, чем я родилась,

Кто-то сжег меня раньше, чем я закричала,

Чем мокрым комочком взметнулась и понеслась,

Не зная конца и начала.

 

Кто-то меня потерял еще раньше, чем слово «любовь»

Легло на уста, как душные муки забвенья...

Кто-то меня известил, что я — сущая боль,

И эта болезнь не имеет названья...

 

Кто-то меня не домыслил, и мысль обреченья — жива.

И имя ей есть, и время, и руки

Всё так же беспомощно ставят слова,

И буквы ломаются в крике.

 

* * *

Я боюсь ступать по соленому снегу,

Просто плачу зимой,

Просто слезы недетские.

 

Я боюсь ходить по соленому снегу.

Чем-то жарок тот снег,

Что-то в нем от огня.

 

* * *

Когда листы любви, сложённые в тетрадь,

Темнеют, обрываются и мнутся,

Я не боюсь, сшиваю их опять...

Они мне стали сниться —

Согбенные, лежащие в столе

Студенческих безудержных тусовок.

В них я, совсем смешная, двадцать лет,

И лекции усопший заголовок,

А дальше — щебет мой, теперь сложней пишу.

Иначе, — ну, так и живу иначе...

И строчки юности я робко ворошу

В себе, как будто их от смерти прячу.

 

* * *

Она была такая смешная,

Она писала стихи,

Сама говорила, умеет иное

И может: вязать носки,

Водить машину, готовить ужин,

О Господи, дай ей с тоски —

Пополнить список. Но всё же — всё же

Она писала стихи.

Она считала — болезнью

Пляску вокруг пера,

Она говорила себе: полезней —

В люди (давно пора),

Жить — не словами, а делом (что — важно),

Иначе вся жизнь — в платок.

И падал на пол листок бумажный,

Который — соцветье строк...

И падал на пол — больной, ненужный,

Как перечеркнутый день...

И что-то добавить к этому — сложно,

И чем-то разбавить — лень.

 

* * *

О, сласть, как листья падают на снег...

Но каково оранжевым — на белом?

А мы следим за этим странным балом,

Привычней белому — на золотом.

 

Естественнее — снегом на листве...

И почивать огромным снежным полем,

Забывшись в повседневности, а далее —

Искать иного цвета круговерть...

 

Листва скользит по белому бесплодью.

Страшит и ворожит в разводах платье.

Привычней белому — на золотом.

 

* * *

А белый снег, он тоже — дело случая,

Конечно, случай в том, что — белый.

И все-таки придется верить в лучшее,

За белый день придется ставить баллы

И вычитать — за всё отпущенное,

Где пустота порою — прелесть.

Ложится снег, и мясо пушечное

Всё — в белом, будто бы — наелись ...

 

* * *

И кто-то спит на белой простыне

И он же видит сон о белом сне,

Как будто спит он и лежит на чем-то белом.

Вот так и мы порой живем и видим сон,

И жизнь вправляем в плотный капюшон,

Чтоб сыро не было и хоть бы как-то грело.

Но капюшон — он узковат и давит жизнь,

Одна душа внутри — тоскует и дрожит...

И хочется тесемку растянуть, чтоб осмотреться — вправо, влево.

На жизненном лице есть след от той тесьмы —

Округлый ободок. Так это мы

Рассматриваем мир наш: добрый, светлый — белый...

 

* * *

Она почему-то сказала поляне:

— Загляни, Алена, Ивану в глаза.

И расцвела поляна, роса — в ее волосах.

Она взяла и сказала поляне:

— Алена, Иван очарован теплом.

И на поляне нежданно вырос теплый, уютный дом.

Она продолжала шутить над поляной:

— Иван ушел воевать.

И летом дожди бывают, Алена, и летом — болото и гать.

И зарыдала Алена — Ивана вели на расстрел

На лютый мороз, на поляну... И снег — почернел.

 

Солнечный этюд

Не бейся, солнце,

В безмолвие-безвременье воды,

Не отражайся в озёрной глади

Огромным блюдцем-позолотой...

 

Побойся, солнце...

Лучи ломать о землю —

Как киноленту растерзать

на эпизоды...

 

Не смейся,

Не танцуй в глазах прохожих —

Им проходить...

 

Любуйся, солнце,

На свой закат-рассвет

На скулах горизонта...

 

Так вкрадчиво уходит

Только жизнь

И возвращается —

Так виновато снова ...

 

* * *

...Я не могу говорить, совсем не могу говорить,

Словно живет со мной черный немой глагол...

Словно рожден он своей немотой карать,

Мысль мою оборвать — черная его роль.

Черная моя быль — будто и не иду,

Будто и не живу — черная моя боль...

Как обгорелый сук, этот глагол-беду

Подле себя держу. В землю его — прошу, —

Чтоб из него — ковыль... Только оно — увы...

 

* * *

Птица белая, сероглазая, говорящая...

Никогда тебе не быть — девицей,

Дитём, матерью — молоком, хлебом не быть

Лететь тебе по кругу — облаком,

И гнезда не вить и ветви не касаться...

Не терзать никого, не доискаться

До сестёр, до братьев, ибо быть тебе — выше их.

 

Вспорхнула она — сероглазая, говорящая...

А мир стал игрушкою, —

Убывающим, уходящим...

Пропащим стал мир...

 

Ребёнок внизу держит мать за руку,

В небо смотрит и спрашивает:

«Мама, что за облако над нами

Кружит, не ускользает?..

Разве так бывает?..

И ни снега, ни дождя с него?..

Посмотри, пух и перья падают... Мама!»

 8    7    6    5    4    3    2

Об авторе. Новые стихиСтихи 2011-07 — Стихи 2006-04

Рассказы Фотокомпозиции

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com