ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Елена КАНТОР


СТИХИ 2009 ГОДА

 

* * *

А ты себе не лги,

А жизнь, она все вяжет узелки

На каждой тонкой нитке.

А ты все шить пытаешься и шьешь.

Но швы лохматы так, что медный грош

Проскочит... Тем смешны убытки.

Скорей не досчитаешься петель,

А жизнь — одна пустая канитель.

Гнилая штопка. Новые заплаты.

И сколько не затянешь узелков,

Ты все равно заика, пустослов.

Ты все равно по жизни виноватый.

 

* * *

Вот так бы жизнь текла из века в век,

Из рукавов вода течет, и нету рук.

Вот так и я была, а стала — смех,

И чей-то зов в груди дарует слух.

И чей-то плач рекой, похож на мой.

Пойди, родимая, лицо водой умой.

Пойди умой водой, да нету рук.

И столп воды, ее надсадный горький звук.

 

* * *

И просто так не полюбить болото.

И бьется чернь сквозь око позолоты.

И просто так что зелье, что былье.

Какое непонятное зверье...

И соловей над каждым черным змеем.

Как жаль, летать и ползать не умею.

Сижу, смотрю на небо сквозь окно.

Безликое, немое полотно.

 

* * *

И будет боль, и будет бель-этаж,

И девочка опять возьмет грильяж,

И крошки разбегутся по партеру.

Бинокль лжет, а там все та же роль:

Она его опять по ля бемоль,

А он в любовь, в ее любовь, не верит.

Под занавес, глядишь, какая страсть...

Но горек шоколад, какая сласть

Смотреть на кланяющихся, на отыгравших.

И девочка в пальто выходит в сквер,

И дирижер идет в пустой партер

И топчет крошки слабости грильяжной.

 

* * *

Меня знобит, какой престранный слог.

Вот мой роман похож на некролог...

Уже заносит папочку в архив

Судьба в очках — старуха с пресной рожей,

Тесьмой перевязав, похоронив,

Упрячет папку и... я слышу: «Боже...

Вердикт в тесьме — спи папочка, усни».

А что за шум на третьей этажерке?

Воспоминанья... Девочки-стажёрки

Рвут чьи-то жизни, пишут дневники...

А мой роман, еще почивший в коме,

В квартире номер... то бишь в этом доме,

Уже рождал престранные стихи.

 

* * *

И что за жизнь в развалинах Помпеи?

То милый друг, а то духовный тать.

Я так тебя хочу, как не умею,

Я так тебя люблю, как не понять.

 

И что за жизнь по камушку крошится?

И под стопой песок, и на губах.

Я так тобой живу, как не случится

Другой, скабрёзной, свет убрать со лба.

 

Со лба хмельного твоего, и скользок

Наш горизонт, и все длиннее ночь.

В развалинах, увы, какая польза?...

Лишь камушки на память уволочь.

 

* * *

И ты бросаешь голову в цветы,

Ломаешь голову, и кровь течет по изголовью.

Бутоны первозданной красоты...

И лик твой заливает кровью.

 

И взгляд твой дик, и лик твой ал,

И крик, увы, во сквернословье...

Да кто ж тебя так сильно наказал

Бесовской непроверенной любовью?!...

 

* * *

Найти иголку в сене — да, слова,

Но ты лежишь в стогу, иголка колет плоть.

Ты дышишь, значит, ты еще жива,

И значит, есть беда невольно уколоть.

Трава — уже увядшая, но стог

Так прян. Что ищешь, потерявши?

Желанье жить, да что там, видит Бог,

О, как бессильно поле после жатвы...

И с каждым дуновеньем ветерка,

Теряешь час по скошенной травинке.

И каждый вдох, быть может, «День сурка».

И каждый выдох — по цветной полянке...

А пчел терпенье, знаешь, делать мед...

Пчела ужалит — вот она, иголка.

А жизнь, она бежит, скорей — течет...

И кто еще уходит в самоволку?..

 

* * *

Редкая птица долетит до середины Днепра,

А я все лечу, а воздух и душен, и грязен...

Воды не видать, как не зачерпнуть и ведра,

А хочется дальше, а хочется — восвояси.

 

Да что там, Господь, середина Днепра?

А ты все кличешь Марка, Матфея, Петра...

И видишь обезображенный облик Иуды...

Зачем ты, Господь, не уберег, не простил его, et cetera...

Он в петлю полез, а я еще каяться буду.

 

А я уже каюсь, и Днепр огромен и сиз,

А мне бы лететь, какой-то недетский каприз...

О, как мне без страшных немых обстоятельств.

А я, поднимаясь выше, наверное, падаю вниз...

И я, опускаясь ниже, уже не боюсь издевательств.

 

И ветер, да что ему ветру, так стынет душа,

От блуда воздушного, яркого горького змея.

Днепр иль Лета, как будто боюсь рубежа,

А я и спросить никого о пути не смею.

 

Редкая птица долетит до середины Днепра,

А мне бы летать и прощать,

И возлюбить. И, возлюбив, я не струшу...

Годы падают в воду, какой-то корабль

Быть может, потонет... Господь, сбереги мою душу.

 2    3    4    5    6    7    8    9    10    11    12    13 

Об авторе. Новые стихи — Стихи 2011-07 — Стихи 2006-04

Рассказы Фотокомпозиции

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com