ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Елена КАНТОР


СТИХИ 2004 — 2006

 

* * *

«Она сама и птица и гнездо...»

Ахмад Газали

Кустарник розов, но колюч.

В нем смех и бремя, снег и пламя.

В миру моем вдвоем живут звезда и камень.

И бег сквозь сон, и сон сквозь бег.

Звезда падет — как снег во пламя.

Кустарник — в цвет... Как гибок смех,

И легок смех! Вот только — камень?..

* * *

На полпути до Бога выпал снег.

А я стою, совсем не вижу снега.

Мне кажется, что те снежинки — небыль,

Которые сейчас летят ко мне.

 

О, как же одолеть те хлад и мрак,

Какие осознать нет сил и веры.

В той белизне непонятой, химерной

Беда иная под названьем страх.

 

Да, я боюсь, что это не пройдет,

На этот хлад я отвечаю зноем.

Так гривы огненные пляшут предо мною

И снег вбирают в свой круговорот.

Черешня

Девочка родилась сумасшедшая,

Назвали Черешней.

И креста на ней нет, и купель далека.

На дереве вынянчить, в гнезде уберечь,

Чтобы руками могла ловить облака.

 

Черешни в глазах, и губы — черешни,

Алая с черным челка к виску.

Людскому морю взирать на девочку грешную,

Не млеком вскормлённую — в древесном соку.

 

Ни птичье она, ни звериное детище.

И в небо протянуты руки: «О Боже, услышь!

Сними меня с дерева, я человечья».

И ветки скребутся о ветки... «Я знаю, малыш!

 

Ты ближе ко мне в этом лакомом облике».

Ей зябко проверить, сколь бренна напасть.

И видит она, где-то падают яблоки,

Но черная ягода, морщась, не может упасть.

2004 г.

* * *

Быть суетной, не отыскав свое,

И выстрадать: кто я... Такая малость.

Из жарких рук — из клетки — вырываюсь,

Истоптанное высмотрев жнивье.

 

Мне крупного зерна тугая зрелость

Изранит горло, разорвет, задушит.

И, выклевав его, я малодушно

Утешиться пытаюсь, что наелась.

 

Утешиться пытаюсь и слетаю

К лугам пологим с рослою травою.

От злаков прячусь в них, ищу покоя.

Равнина бесколосая густая

Меня не греет, не бодрит, не холит.

 

И стынет сердце — ждет иного злака,

Голодный зоб мой тяжестью неволить

И разорвать, как тонкую рубаху,

Лежать оставив на безмолвном поле.

2004 г.

* * *

                   Кате Непомнящей

Зимы рвутся набухшими почками новых иллюзий.

Это значит, не точка — видишь, ключик в замке повернули.

Нам, лингвистам-затейникам, буквы затягивать в узел,

Что коня накормить, оседлать. На скаку ли?..

 

Нам разбрасывать буквы. Старый сухой подорожник

Вдоль тропинки просыпался. Вот и дорога к дому.

Как же строки нелепы! Время кобылу треножить.

Лист сухой надкусив, ощутить — больно вкус знакомый.

 

Вот и шелест тугих плащаниц, разрисованных литерой.

Пена пачкает клевер. И где ж подустала лошадь?

Что за холод от белой бумаги — надену свитер.

Лист сухой под ногами совсем превратился в крошево.

 

Время стынет и мякнет, стучит, как часы, и взрывается,

Словно в форточку пылью вдувает сухой подорожник.

Если раны залечивать нечем, о них забывают.

В дом коня не вогнать. На скаку потерять — не положено.

2004 г.

* * *

Все в этом мире случайно, нелепо,

Как мячик, вчера позабытый у пирса.

И наша огромная голубь-планета

Стесняется в космосе черном кружиться.

А нам и не вспомнить иной раз об этом.

 

Сначала мы мячик оставим у пирса

И шарик воздушный в безветрие пустим.

Потом нас оставят — мы будем кружиться...

Мы будем кружиться. А что еще будет?

2005 г.

Людмила

Кукла темноглазая Людмила.

Я давно не покупала сувениры,

Длинноволосая, в холщовой юбке.

Девочка-подросток, поджала губки —

Кукла... Я была точно такой, помню.

Был румянец на лице, и глаза — наивно-велики.

У нее на блузке молния,

В кудри подвязали ярлыки:

С именем Людмила — не мое имя,

С ценою за покупку —

А я бесценна была. Оценили потом.

«Замени меня, Людмила. Зацепило».

Я купила куклу. Заплатила за фантом

Памяти своей...

2005 г.

* * *

«Карл у Клары украл кораллы» —

Букет аллитераций. На столе

Желе, эклеры, крем-брюле.

Десертный столик Клара заказала.

Запаздывает Карл, ей одиноко в зале.

Карл сладкого не ждет,

Украл — пиши пропало —

Ни вора, ни любви, ни страсти.

И шоколадку надкусила Клара —

Волнуется, аж рвет фольгу на части.

Тиранит Клару блеск хрустального бокала.

Ей губы в кровь кусать, и мять в руке платочек.

Так в муках одиночества рождаются кораллы.

Но Карл не украдет. Не украдет. Не хочет.

2005 г.

Традиция

Традиция... Вот бы нарушить,

Перешагнуть границу, клетку разбить,

С забора спрыгнуть...

— Баловница! — слышится мне, — и почему ей не спится?

Дома-то лучше... С домом-то свыкнуться.

Традиция... И уже клетка разбита —

Территория чужая, беспутьем чреватая...

А они кричат: — Видели, во что рядиться-то ей,

Вздумалось? И такая рыжая, такая кудлатая...

А я вперед гляжу. Назад обернуться —

Стертые доски, смешная околица...

Шальная, чудная иду. Сзади грызутся

Свиньи, волки, овцы — да воля им, воля им.

А я как орешки щелкаю, все, что взято

Уже кем-то в клеточки...

Вытрясаю из карманов галочки —

У меня теперь другая монета. Так и

Иду. И чем дальше — тем больше поля,

Тем глубже воздуха...

Только поздно, словно возле и нет никого.

Опускаю глаза.

По традиции — руки мозолями.

 8    7    6    5    4    3    2

Об авторе. Новые стихиСтихи 2011-07 — Стихи 2006-04

Рассказы Фотокомпозиции

Смотрите услуги экскаватора погрузчика тут

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com