ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Елена КАНТОР


Об авторе. Новые стихи

 1    2    3    4    5    6    7    8    9    10 

 

 

СТИХИ 2014

 

* * *

Смотрю, ты падал на меня руками,

Глаза искал и руки целовал,

Нечаянно ногою стол подвинул...

Я всё могу, меня не испугать,

Я всё хочу, теперь вот вы боитесь,

Не бойтесь, вы мне завтра не приснитесь,

Мне сны не снятся лет — так столько? Зим?...

А ты всё надо мною кружишь,

Торшер горит, как будто он мне нужен...

Как будто — мощь во мне кипящих лет,

Как в детстве, но теперь я не умею

Да, пакостная, бьюсь и остужаюсь...

Посуда — к счастью, вытри, подожди...

Я пред тобой овцой заблудшей каюсь,

Я чувствую, опять запахло маем,

Нарви цветов, тех маминых, уйди.

 

* * *

 

О Господи, живу опять с листа.

И радости — блистательны и тленны.

Рояль мой — мученик в кустах,

Хоть он и самый белый во Вселенной.

Рояль мой, дровяной огонь...

Скрипит костёр и на полянке тихо.

А я прошу, О Боженька, не тронь

Попавшую страну в неразбериху...

Попавшую меня с моей страной...

Кому-то кайф проходит стороной,

Кому-то лом — жуют по три арбуза...

А мне не хочется вселенской, но обузы...

Когда народ — не человек, а так...

Признают тех, кто славит пылкий флаг,

Таких бросают в потолок, одобрив...

И ты летишь одна, до потолка,

Не можешь умолчать и умолкать,

А щас не время оставаться в -добрых.

Компот из истин — истинный компот.

Какое чувство — лето, гололёд?

Несчастье — обручиться с безучастьем

К делам великим, к джему средних лет,

И ты от сахара ждёшь искренних побед.

И пробуешь, боясь, что в этом счастье.

 

* * *

 

Внебрачный сын больного педагога

Боится жить, как будто жизнь прожил,

А мать его — такая недотрога,

И говорить с ней, знает, нету сил.

Но он зато не лазал по заборам,

Не прыгал с крыш, не поджигал дрова.

Он верит в свежесть поля, радость бора.

На что б не сетовал, да, сердце, голова

Полнеют ветром родственного счастья.

Сестра — березка, брат — пенёк, они

Уже почти порублены на части...

Он смотрит в землю, глазом не моргни, —

Так вечность можно полюбить вслепую,

Не веря в мать, не ведая отца.

Во сне он видит мячик — землю голубую,

И жизнь пока не требует конца.

 

* * *

 

На крыше сев на острый конус,

Проснуться с дыркой в голове...

Сон пошлый, ну, окстись, опомнись!

О деле судят по молве...

Молва пуста, молва беспола.

Ты женщина, ты ждешь глагола,

Зачем в местоименьях жить?

Зачем скитаться в нервах нрава

Опять налево и направо?

Без ловкой форточки в душе,

На крышу влезешь — в неглиже.

На крышу влезешь — Бог не сбросит...

Неужто правда, крышу сносит.

 

* * *

 

Ты больше не будешь ни пряником, ни лебедой,

Крапивой в стакане не сможешь, зачем притворяться.

Часок назовёшься водой, нет — войной и бедой...

Безвременье... Эх, непривычно к нему примеряться.

Какая-то жизни боязнь, ну, ничто не к лицу...

Смириться со всем, заморить и соседа, и душу.

На дрожь раздражаться, к чему эта блажь подлецу?

Дворца не заметить, но громко: «Не брошу, не струшу!»

Кричать на себя в зазеркалье, стучать по груди...

А выйдет ли в платье король или платье — к обеду?

А ночью в окно постучат... Ты уходишь? Иди...

Отсюда, всё бросив, уедешь, я следом — уеду.

 

* * *

 

О Господи, ну, как она смугла,

Как будто бы пришла из кинозала,

Где пыл с небес, и в кратерах — земля,

Взглянула, засмеялась и сказала:

«Да полно лгать, экран и так большой,

Здесь правды мало, фильм о злоключеньях.

И кинолента кажется лапшой

Для каждого мечтателя, зачем я

Играю эту роль

Несвежею привязанностью к пятнам.

Где каждый шрам заносится в — герой.

И что в груди, врачу и так понятно..

За кадром что? Попробуй угадать?

Кто раньше — апельсин иль оплеуха?

Ну, что-то на витринах — не видать

Ни южного, ни — блажь — морского духа.

В застенках бредят, как же без огня,

Без боя, без интриги во спасение?

Из зала выйду, знать, оплакали меня...»

Вся тёмная, как в час землетрясения.

 

* * *

 

Когда взойдет последняя луна,

Такая полная, что дух захватит,

Ты вдруг поймешь, что снова влюблена,

Увидишь скатерть...

Увидишь скатерть, а на ней вино,

Любимый тянется , и капли пота

Со лба его стекают, как в кино,

Ты ждешь цейтнота.

Не время ждать чудесный вкус вина,

Ты знаешь, это время — Оно.

А в голове такая жадная луна

В полнебосклона.

 

* * *

 

Мы были, правда, нелюдимы,

Мы даже лютики любили,

Мы так любили, что топтали

Ногами спелые цветы...

Мы жизнь свою вели на бойню,

Она — смешнее, чем двустволка.

Она давно лежит на полке,

Стрелять не стоит... А любить?

Тогда и счастье в целлофане,

Как в Детском мире — в дефиците,

Оставьте мне минутку-две...

А дальше мысли-пассатижи,

И страх намедни, Боже, Боже,

Как я боюсь сорвать цветы...

Мы даже лютики любили...

 

* * *

 

Здесь шар на тонкой ниточке качается,

Дурачится, вращается, печалится....

Как будто он на воздухе отчаялся,

Болтается, раскручен и венчается

На шарике поменьше, в красках, с ретушью.

Их ниточки сплетаются. Да брешут же,

Что им болтаться в воздухе. Знать — лодыри.

Звенят они, друг дружку бьют до одури.

А как же быть, коли живешь на ниточке...

Красивый шар, женат, повис, он — в пыточной.

Цепляется за тех, кто входит в комнату,

Заденет гостя: «Господи, а помните?..»

А гость с бокалом весел, улыбается...

И шарик уложить в карман пытается...

Но рвётся нить, и бедный — вдребезги

Вдова еще всё кружится, не брезгует

Гостями в комнате...

А кто-то локтем: «Господи, а помните?»

 

* * *

 

Заставишь плыть до первого бревна,

Заставишь штопать старые колготки,

Какая жизнь была бы мне дана,

Когда б ушла из роли идиотки?

Да поздно, милая, в беде идиотизм...

Все идиоты странны и предвзяты,

Покуда мы боимся катаклизмов,

Они во рты нам набивают ваты.

Что, кляп — не роскошь или это цель?

И сколько бед — от лука до петрушки...

А ты мне спой еще, лукавый Лель,

Как нам бы не дойти до побирушки.

Как нам бы не дойти, Сусан-Иван,

Путём одним, своим, похожих нету...

Хотя смотрю, как много диких стран

Поддержат даже эту эстафету...

Вперёд, вперед, до первого бревна,

Не обернись, Орфей, неужто кану в Лету?

Да, бед уже состряпано сполна,

Дай дожевать последнюю котлету.

 

* * *

 

Если ноги не смогут, ты крылья себе обрети,

Ну, зачем тебе в землю врастать, словно спелая вишня.

Руки тянутся к небу, и ты не изменишь пути.

Коли ноги уснут, помолись, знать, так хочет Всевышний.

По Земле, по постылой, еще пробежать, закружить.

Неужели уже постареть на высотах?

Посмотри в водоём, неизменно так хочется жить.

Взмах крыла-каблука, и движенье подобно полёту

 1    2    3    4    5    6    7    8    9    10 

Новые стихи Стихи 2016-12 — Стихи 2011-07 Стихи 2006-04

Рассказы Фотокомпозиции

Об авторе. Новые стихи

«Избранная лирика». Е-сборник в формате PDF. Объем 970 Кб.

Загрузить!

Всего загрузок:

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com