ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Татьяна КАЛАШНИКОВА


Об авторе. Содержание раздела

ПОЭЗИЯ

 

 

ПО ТОНКИМ ПРУТИКАМ СПИРАЛИ

Сыну

Ершистое дитя поэта —

поэт душой — мой старший сын.

Тебе, мой мальчик, дела нету

до поэтических вершин.

Тебе понять неинтересно,

что за рифмованной строкой:

сегодня — мать, вчера — невеста,

а завтра — сумрак и покой.

И верно, не спеши до срока

познать любовь, поверить лжи,

солгав, раскаяться жестоко,

вонзать холодные ножи,

литые вечностью измены,

в сердца любимых, чтоб потом

они твоей коснулись вены,

и окровавленным хлыстом

несправедливых обвинений

хлестать в горячке, битым быть,

терзаться язвою сомнений,

просить, прощать...

и вновь любить...

По тонким прутикам спирали

своей судьбы тебе пройти

придется, сын. И, ох, едва ли,

все будет гладко на пути.

* * *

Стихом расширив рамки прозы,

дождей подслушиваю речь.

Роняет небо капли-слёзы.

Так много слёз… Не уберечь

и не собрать небес роптанья

и всхлипы горькие в одно, —

водой дождей сочатся, тайно

уходят на земное дно

сквозь капилляры почвы влажной

и застывают в монолит

утрат, вины однообразной,

болезней сердца и молитв.

* * *

Две серёжки — две слезинки,

две настенные картинки, —

всё, что в память мне осталось

от тебя, мой добрый друг.

И почти что позабыла

я, как жирные чернила

на бумаге расплывались

под нажимом нервных рук;

как вода у ног плескалась,

и как капелька стекала

на виске, оставив стежку

белой соли в жаркий день;

как сквозь ивовые ветви

солнце золотистым светом,

рассекало на мережку

неспасительную тень.

Вот уж грустною капелью

дождик шелестит за дверью,

еле слышен из прихожей, —

осень песенку поёт.

И под зонтиком седая,

друг о дружку согреваясь,

пара старичков в калошах

медленно сквозь дождь бредёт.

"Всё проходит. Всё проходит, —

осень лейтмотив выводит. —

Ваша жизнь — такая малость,

как сезонов мерный круг."

Две серёжки — две слезинки,

две настенные картинки, —

всё, что в память мне осталось

от тебя, мой добрый друг.

Песня про брата и сестру

Проросли два семечка —

братец и сестра.

Побежало времечко —

с ночи до утра.

Полетит былиночка

дворовой тропой.

Повернёт тропиночка,

обратясь судьбой.

Приголубит долюшка —

плети да ухват.

— Потерпи, голубушка, —

тихо просит брат.

Наливает долюшка

в чашу горький яд:

«Выпьешь всё до донышка!»

— Потерпи, мой брат.

— Потерпи, сестрёночка…

— Потерпи, родной…

— У меня ребёночек.

— И у нас с женой.

Проросли два зёрнышка —

детки-детвора.

Торопливо времечко —

с ночи до утра.

Разродилась смертушка,

оглушая слух.

Кормит грудью детушек —

горе да недуг.

Молодое горюшко

белит сединой

братову головушку.

— Потерпи, родной.

— Потерпи немножечко,

твой недуг уйдёт, —

Брат сестре на ложечке,

капли подаёт.

Проросли два семечка —

внученька да внук.

Подустало времечко,

переводит дух.

Вода

Как хорошо… живую воду

пролить случайно на столе…

Зажгите свет, — воды природа

видна так лучше. В серебре

зеркальных бликов отражаясь,

мы много чище и свежей.

Вода, всё больше растекаясь

неудержимостью своей,

уже до краешка доходит

и, повисая каплей вниз,

о том, что с нею происходит,

не знает.. Глупая, очнись.

Ветер

Ты подуй, подуй, ветерок.

Не гляди с утра на восток,

глаз усталых в щёлки не щурь,

не гони вчерашнюю дурь,

сотрясая белой главой,

ветер-богатырь удалой.

Полети-ка, ветер, туда,

где шипит прибоем вода,

да приляг на влажный песок.

Не гляди с утра на восток.

Растянись вдоль моря собой.

По руке прозрачной прибой

пробежит вопросом немым:

«Ох, тебе ли быть удалым?»

Спасение души

Приготовьте мне лекарство.

Что болит? Не знаю. Здесь.

Здесь, куда ложатся тени

резких слов, где чья-то спесь

в гнёзда сонного сплетенья

ядовитою змеёй

всё откладывает яйца,

где широкой пятернёй

бронхи расправляют пальцы,

и куда застрявший ком

в горле, скатится слезою,

чтоб однажды вечерком

перекрыть всю грудь собою.

Дайте. Дайте мне лекарство!

Помогите притупить

боль несносную в сплетеньи

рук утраченной любви

и безжизненных сомнений,

веры во Вселенский Смысл,

обесточенной надежды.

Не вздыхай и не молись, —

Смысла нет. Разбит, повержен.

Даже если сущий Бог,

то и он тебе, похоже,

не облегчит горький вздох,

не поможет. Не поможет.

* * *

Прикорну, прикрою очи.

Уходи, шальная мысль.

Не тревожь меня средь ночи,

не зуди и не гонись

за, несущейся в припрыжку,

кровью напряжённых вен.

Дай, голуба, передышку.

В черепные своды стен

не стучи тревог набатом,

не растягивай виски.

Я ли в чём-то виновата?

Не рассеивай тоски

семя жгуче-ледяное

в обессилевшей груди.

Дай, сердешная, покоя,

этой ночью не буди.

* * *

Садится солнце. На закате

мерцает желтоватый свет.

Когда огонь в своей лампаде

погасит день, ему вослед

маяк луны осветит небо.

Неровной формою блина

висит пятнистая планета.

обледенела и грустна.

* * *

Сегодня утром выпал снег.

Большие хлопья на дорогу

ложились, чтобы замереть

или, попав под чью-то ногу,

собравшись в комья, умереть.

Сегодня утром выпал снег.

 2    3    4    5    6    7    8    9

Стихи — ПоэмыПрозаКритикаЭссе

Об авторе. Содержание раздела

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com