ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Татьяна КАЛАШНИКОВА


В НАПРАВЛЕНИИ ОТ ЦИВИЛИЗАЦИИ,

или

НЕПУТЁВЫЕ ПУТЕВЫЕ ЗАМЕТКИ

 1    2    3

Потом во время пребывания в конечном пункте нашего путешествия, не раз прогуливаясь по тамошним окрестностям, я рассматривала прибитые на дереве дощечки и тихо приговаривала: «Направо пойдешь — разума лишишься, налево пойдешь — душу продашь».

 

Главная достопримечательность

Ну вот, кажется, мы и прибыли. Свернув с основной дороги и заехав на территорию частных владений хозяина арендуемого нами коттеджа, взрослые члены экипажа шумно заухтыкали, предвкушая высокую степень приватности места предстоящего времяпровождения, в то время как детвору раздирали чувства противоречивые: с одной стороны — бодрили и впечатляли одобрительные возгласы родителей, с другой — лезли в голову картины из детских страшилок.

Во время тщательного обследования хозяйской территории нами были отмечены вполне ожидаемые чистый лесной воздух с вплетениями запахов хвои и реки, наличие большого количества всякой мелкой живности — бобры, зайцы, змеи (слава Богу, неядовитые) — и, выпрыгивающие время от времени из воды в охоте за стрекозами, окуни. Ну, как же не сделать памятный показательный снимок по прибытии? Вот он, тот самый камень, который мы выделили в главную достопримечательность.

 

Правда, ничего особенного? Но вот один маленький нюанс: дерево на этом камне было великолепной демонстрацией стремления к жизни любой ценой. Да-да, именно, НА камне, но не сбоку или за. Все мои попытки отыскать следы корневой системы этой, заметьте, отнюдь не маленькой ели, были безуспешны. Казалось, дерево приклеено к гладкой каменной поверхности. Ну что ж, оставим камень растить ель и дальше, а сами присядем на дорожку перед посещением необитаемого острова.

 

Необитаемый остров

Утолив речной голод бурными визгливыми плесканиями в воде, а после и голод мясной шашлыком, все члены команды путешественников разбрелись по своим делам. Отец семейства принялся страстно играть в футбол и бадминтон со старшим сыном, надеясь, вероятно, восстановить несколько утраченную в результате сидячей работы, спортивную форму немедленно и в считанные минуты. Пятилетний зоолог был занят выяснением серьезного вопроса о том, где находится белкин дом, и потому бегал за маленьким игривым бельчонком от дерева к дереву, а последыш Ванечка катался с горки на пластмассовом трехколесном мотоцикле, закрывая восторженно глаза и воображая себя... Нет, ему просто было весело. Внимание же вашей рассказчицы привлек остров, располагавшийся на вполне досягаемом при помощи плавсредств расстоянии.

Вот уже полчаса, как я пытаюсь пристроить весла к большой четырехместной лодке с тем, чтобы плыть на необитаемый остров. И когда наконец-то все было готово для переправы, повертевшись минуты три на одном месте, разбираясь в том, как следует поступать, чтобы лодка двигалась в нужном направлении, я отправилась на свой остров. Лодку все время сносило течением, усиленным совпадающим с ним направлением ветра. И вот победа — первый урок гребли завершен благополучным прибытием на остров. Но что это? «Ну-у-у! Так нечестно». Прямо посреди острова стояла «избушка на курьих ножках». Казалось, небольшой домик на деревянных подпорках точно вот-вот повернется к лесу передом, а ко мне задом.

За четыре года проживания в тихой некриминальной Оттаве я уже привыкла к тому, что двери запирать особенно-то незачем, что подростки здесь бывают опасны, скорее, с виду, нежели на самом деле... И все же в первый момент стало немного не по себе: «А вдруг это какое-то наркоманское логово? Или еще что-то неблагополучное?» Воистину, любопытство — движущая сила. Потоптавшись немного на берегу в нерешительности, всматриваясь в темные, не зашторенные окна домика, пытаясь хоть по каким-то признакам догадаться о том, есть ли кто-то внутри, я двинулась на сближение с неизвестностью. Никаких свежих признаков человеческого присутствия я не заметила и потому, набравшись того, что именуется людьми невежливыми нахальством, заглянула в окно (очень уж хотелось увидеть, что подобные избушки представляют собой не только снаружи). Понятное дело, одна комната совмещала в себе гостиную, спальню и кухню. Уютно, просто, чисто... «Боже мой! И здесь, на острове, умывальник, холодильник и электрическая плита! Невероятно! ...Нет, не суждено мне побывать на настоящем необитаемом острове. Во всяком случае, этим летом... О, красная футболка на дальнем берегу метушится, — муж с ремнём поджидает. Погребу к своим. Уже соскучилась».

 

Ловись рыбка большая и большая

Погода стоит великолепная. Солнышко, лёгкий бриз от реки. Ну почему бы в такой день не ловиться рыбе? Но она, рыба, не ловится. В результате трехчасового отсиживания седалищного нерва на твердой деревянной скамье в лодке наш кормилец поймал одного окуня, и был весьма горд собой. Остальные же члены экипажа возбужденно суетились вокруг несчастной рыбины и поздравляли довольного отца семейства с уловом. То ли твердая скамья в лодке, то ли размер улова не понравились нашему рыбаку, но на следующий день удочка и коробка с червями были торжественно переданы в мои маленькие руки с насмешливо-бодрящим: «Надеюсь, твои охотничьи инстинкты развиты лучше!»

Мои охотничьи инстинкты оказались развитыми даже лучше, чем я думала. Посидев с удочкой на берегу минут пятнадцать и учитывая опыт своего предшественника, я решила искать, куда установить удочку, чтобы она сама рыбу ловила. И каково же было мое удивление, когда еще через пятнадцать минут поплавок тщательно закрепленной удочки при помощи специального устройства, исчез под водой. После этого, предавшего мне уверенности момента, я стала насаживать червей на крючок побольше, полагая, что по логике вещей тогда и рыба большая будет ловиться. Ко мне присоединился старший сын, а за ним и малыши. Муж ревниво, но без обид, наблюдал со стороны. Рыба ловилась большая и большая. Вскоре к этому все привыкли и снова занялись каждый своим делом. А после, гонимые резко начавшимся проливным дождем, забежали в укрытие. Удочка осталась на берегу, с нанизанным мною впопыхах под дождем жирным червяком. Время от времени я поглядывала в окно на лениво покачивающуюся на ветру, не демонстрирующую никаких признаков улова снасть. Клев прекратился, и я подумывала о том, что после дождя уберу удочку и займусь уже пойманной рыбой, сонно дожидавшейся своей участи в большом корыте с водой. Но не тут-то было. Когда я пришла на берег за удочкой, таковой там не оказалось, равно как и механизма ее крепления. И только нечто похожее на палку, торчащую из воды, время от времени то исчезало, то появлялось снова над поверхностью где-то на середине реки. «Ну, уж нет, проклятая рыбина, я тебе отомщу за сломанный механизм крепления, нежно сооруженный мною! За это я тебя съем!», — прыгнула я в лодку и тронулась в погоню за своей добычей. Достигнув того места, где в последний раз исчезла удочка, я дожидалась ее появления в полной готовности хватать и тянуть, что есть мочи. Когда состязание «кто кого» между мной и чем-то под водой завершилось победой существа разумного, на дне лодки лежал оглушенный ударом весла, чтоб не прыгал, большой сом. Я не люблю вкус сомов, но этот трофей решила доставить на всеобщее обозрение из принципа. После вручения мне победного флага от восторженной публики, сом был выпущен на волю, а заодно с ним и остальная рыбная компания. Охотничьи инстинкты были утолены вполне.

.................................................................

 1    2    3

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com