ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Татьяна КАЛАШНИКОВА


ВЕНЕЦИЯ СЕВЕРА

 1    2    3    4    5    6

..............................................................

Вторым после архитектурных и исторических достопримечательностей Амстердама, что мне хотелось запечатлеть не столько на фотопленке, но, прежде всего, у себя в памяти, были те редкие прохожие, которые по каким-то причинам оказались на улицах города в столь раннее время. Люди как люди. Но большинство из них обращает на себя внимание какой-то внутренней свободой, выражающейся и в манере одеваться, и в манере двигаться, и во взглядах. Нет в них напряжения, суетности. Даже торопятся они как-то, не спеша. Нет в них искусственности, но есть искусство. Вот теперь, кажется, мне удалось сформулировать словами то, что почти на подсознательном уровне притягивает внимание к жителям этого городка. Обмолвившись словом «городок», я поймала себя на мысли о том, что на самом деле Амстердам — город с полутора миллионным населением. И все же именно городок. Я сейчас попыталась представить себе, как выглядел бы Амстердам с высоты птичьего полета. Пожалуй, это было бы чем-то вроде лабиринта с многочисленными сообщающимися ответвлениями, проходами и переходами, переносящими пешехода из одного маленького мира в другой. Именно устройство и расположение улиц Амстердама по отношению друг к другу пробуждают у путешественника постоянное чувство чего-то неувиденного, недопонятого, недопройденного. Широкие тротуары, вымощенные камнем, то и дело манят пешехода свернуть на узкую улочку, сообщающуюся уже с другим кварталом города, слегка просматриваемым через своеобразный «тоннель», уходящий в глубь между домами.

 

Сделав несколько кадров в попытке запечатлеть то, что жадно захватывает взгляд, я с некоторым разочарованием поняла, что Амстердам нельзя передать фотографией. У этого города есть свой дух, свой характер, свое обаяние, не передаваемые никакими снимками. Все, что мне удавалось снимать, казалось тусклым и не имеющим ничего общего с увиденным. Парадокс же состоит еще и в том, что частью характера Амстердама является неряшливость. Я мысленно оправдывала город тем, что мне пришлось его застать на похмелье, еще не оправившегося, не прибравшегося и не умывшегося после бурной праздничной ночки. И, наверное, я, женщина добрая и в какой-то мере либеральная, оправдала бы Амстердам совсем. Да вот запахи этого города были тем неустранимым, что не смывается никаким мылом, и не заглушается никаким одеколоном. В какой-то момент я даже поймала себя на мысли о том, что путешествие по этому старинному, много повидавшему городу, можно сравнить с путешествием по желудочно-кишечному тракту стареющего знатного барона. Как бы знатен или эксцентричен ни был наш барон, путешествие по его внутренним каналам может быть и неприятным. Что ж, одно не исключает другого. Тем более, что Амстердам как раз и представляет собой город каналов и мостов, немолодой, эксцентричный и претенциозный.

Заглянув в одну из кофеен с единственной целью освежиться чашечкой крепкого утреннего кофе, я, кажется, впервые по-настоящему ощутила на себе старую, заезженную медицинскую догму о вреде пассивного курения. Хотя те несколько вздохов, которые я успела сделать, перед тем, как вылететь из кофейни, хватаясь за горло от удушья, назвать пассивным курением трудно. Это было чем-то вроде газовой атаки с применением в качестве отравляющего вещества смеси дыма сигарет, курительной травки, сигар, морского табака и еще бог знает чего.

...........................................................

 1    2    3    4    5    6

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com