ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Андрей ИВОНИН


 1    2    3

 

УРОК ГЕОМЕТРИИ

 

Губами

изучаю геометрию твоего тела:

овал лица,

окружность живота,

конусы грудей,

линии бедер.

 

 

* * *

 

согласно закону ньютона

или

        какого-нибудь там

джоуля-ленца

мы с тобой

взаимно отталкиваемся

                           друг от друга

как две

слишком положительно

                           заряженные

частицы

 

 

* * *

 

Резко поднявшись

нарушив молчанье предметов

равновесие

земли и неба

воды и огня

хлопнув дверью уходишь

нервной походкой

все дальше и дальше

исчезая в пространстве

в сумерках ночи

в толпе

и вот

уже совсем не видна

 

но еще долго

за тобой

тянется шлейф сожалений

обид

и привычек

 

 

ВРАЖДА

 

Мусор рассыпаешь из ведра.

Без причины хмуришься с утра.

Сигареты со стола берешь.

Долго из-под крана воду пьешь.

 

Нить вдеваешь в швейную иглу.

От обиды куксишься в углу.

Исподлобья на меня глядишь.

За стеной посудою гремишь.

 

Может, встала ты не с той ноги.

Может, мы с тобой почти враги,

И, враждой истерзанные в прах,

Говорим на разных языках.

 

 

* * *

 

Вкус осени горек,

Как дым от сжигаемых листьев,

Как горечь внезапной утраты,

Как запах полыни.

Бездомные птицы

Снуют в остывающем небе,

Навеки прощаясь

С насиженным счастьем,

С оскоминой лета,

С любовью.

 

Подняв воротник,

Наблюдая за самосожженьем

Природы,

Сквозь призму тумана,

Сквозь ржавую сеть листопада,

Вдоль мертвых аллей,

По вороху воспоминаний,

По высохшим листьям

Идти,

Про себя повторяя:

 

Вкус осени горек...

 

 

* * *

 

Пахнет йодом прибрежный осот, и везде

Раскаленного солнца тягучая пряжа.

В кронах пыльных деревьев, в кругах на воде,

В золотистых крупинках песчаного пляжа.

 

Время медленно катится в гору. Ползут

Еле-еле, как в детстве, событий улитки,

Превращая разменную мелочь минут

В осязаемых дней драгоценные слитки.

 

Осыпаясь, хрустит под ногами песок.

Легкий парус скользит под рассеянным взором.

Проступает на отмели соль, и высок

Небосвод над спокойным Таврическим морем.

 

 

МОНЕТКА

 

Чтоб сюда вернуться вскоре,

В этой жизни, не иначе,

Загадай желанье. В море

Брось монетку наудачу.

 

Чтобы дальних гор громады

Позабыться не успели,

Чтоб в густой листве цикады

В жаркий полдень песни пели.

 

Чтобы шаром воспалённым

Солнце плыло над волною.

Чтобы было суждено нам

Снова встретиться с тобою

 

 

* * *

 

Надрываются, дуют метели.

И стоят, чуть насупясь, дома.

Значит, птицы не зря улетели.

Значит, всё-таки будет зима.

 

Заметёт, закружит, огорошит,

Заморочит, следы заплетёт.

Долгожданным снежком запорошит,

Все тропинки кругом занесёт.

 

Сквозняки будут шарить в потёмках,

Будут снова о чём-то корить.

Будут петли скрипеть, и позёмка

По дорогам промозглым крутить.

 

Ветер ветки деревьев изгложет,

От листвы не оставив следа.

И гусиной покроется кожей

В городских водоёмах вода.

 

А ещё будет мех в рукавице,

Тёплый угол, нехитрая снедь.

Будет чай на плите кипятиться,

И настольная лампа гореть.

 

 

СНЕГОПАД

 

Заснежен двор. Скребут лопаты.

И ходят дворники кругами.

Как мелкие кусочки ваты,

Кружится снег над головами.

 

Вначале медленен и робок,

Затем задирист и крамолен, —

Король автомобильных пробок,

Герой чрезвычайных хроник.

 

Пока над точностью прогноза

Синоптики ломают копья,

Грядут вселенские морозы,

Летят рассыпчатые хлопья.

 

До края, до изнеможенья,

И остановятся едва ли.

Пружину вечного движенья

Раскручивая по спирали.

 

Текущий день заботы копит,

Кипит с рассвета до заката.

Спешит, волнуется, торопит,

И крутит стрелки циферблата.

 

Здесь, в эпицентре непогоды,

Минуты медленные длятся.

Заснеженные пешеходы

К теплу домашнему стремятся.

 

Дорог ухабы и уклоны.

Ворон нахохленные стаи.

Скрипят замёрзшие вагоны.

Ползут вдоль улицы трамваи.

 

Толпа весёлая шагает,

Клокочет уличная пена.

Течёт вдоль стен и исчезает

Во чреве метрополитена.

 

Во тьму холодный поезд мчится

По кольцевой и радиальной.

Над проводами снег клубится,

Летит над площадью вокзальной.

 

Летит над миром просветлённым,

Над жизнью суетной и бренной.

Густой, живой, одушевлённый,

Летит, кружит по всей Вселенной.

 

В отчаянном круговороте

Кружат и падают осадки.

Кружатся в небе самолёты,

Которым не дают посадки.

 

Дома нелепы и неловки.

Кружатся над домами птицы.

Колючий снег без остановки

Над старым городом кружится.

 

Где в парках тополя и ели,

Так целомудренны и белы,

Где оголтелые метели

Метут, метут во все пределы.

 

Метут с Таганки до Тишинки,

Метут от центра и до МКАДа...

Над белым городом снежинки

Кружат в процессе снегопада.

 

 

НОВОГОДНЕЕ

 

Нарезанный как хлеб морозный воздух.

Верблюжьи варежки чуть велики и колки.

Фонарики, пластмассовые звёзды

И мишура на Новогодней ёлке.

 

Мальчишечьи, серьёзные заботы.

Сверкающие, яркие витрины.

На праздничном столе ситро и шпроты,

Бисквитный торт, халва и мандарины.

 

С гор ледяных скользящие салазки,

Весёлые, смеющиеся лица.

И на ночь перечитанные сказки

О Муромце, Кощее и Жар-птице,

 

О Чудище Морском и Сером Волке,

Волшебных заклинаньях и сим-симах...

Воспоминаний хрупкие осколки

Так красочны, так выпуклы и зримы.

 

И, кажется, что всё ещё вернётся,

И Серый Волк тряхнёт косматой гривой.

И девицей Жар-птица обернётся.

И будет жизнь и долгой, и счастливой.

 

 

* * *

 

Зима в одежды белые одета.

Стучится в дверь настойчивый февраль.

О том, что далеко еще до лета,

Напомнит всем настенный календарь.

 

Огромный город снегом припорошен,

Высоких крыш величественный вид.

Деревьев хруст, и только о хорошем

Нам радио сегодня говорит.

 

Метет метель, и нам не снять заклятья —

Среди слепящей, мутной пелены,

Друг другом заключенные в объятья,

Мы холодом зимы обручены.

 

На улицах — колючий снег и вьюга

Сбивает с ног, и сколько еще зим

Заботливо и бережно друг друга

Нам согревать дыханием своим?

 

 

ФЕВРАЛЬ

 

Ещё февраль, и продолжает вить

И заметать промёрзшую дорогу

Косматая метель, но понемногу

День удлиняется, а значит, будем жить.

 

А значит, будем скорый суд вершить

Над дряхлою зимой, и не бояться

В который раз, как в первый раз влюбляться

И заспанные чувства тормошить.

 

Шагать под мокрым снегом, наугад,

Ворон считать, смеяться невпопад,

И целоваться, и болтать беспечно.

 

Смотри, вокруг сияет словно таз

Огромный мир, придуманный для нас,

И даль светла, и время бесконечно!

 

 

* * *

 

За окнами иней искрится.

Играет в снежки детвора.

А, стало быть, в путь торопиться

Ещё не настала пора.

 

Ещё не нашли мы ответа

На вечный вопрос роковой.

И песенка наша не спета,

И вьётся дымок над трубой.

 

Так пусть же снежинки летают

Над накипью прожитых дней.

Пусть музыка громче играет,

И сердце стучит веселей.

 

Покуда часы наши длятся,

Есть смысл прямой и резон

Всему удивляться, влюбляться,

Держать, как когда-то, фасон.

 

И, словно забыв на мгновенье

Про годы и зимние сны,

Опять замирать от волненья

И ждать наступленья весны.

 

 

В РАЮ

 

Незнакомая комната. Серый свет.

Занавески в проеме окна.

Люстра. Старинное кресло. Буфет.

Звенящая тишина.

 

Желтые стены, матовый пол.

Дом в предрассветной мгле.

Зеленая лампа, зеркало, стол.

Бутылка вина на столе.

 

На спинку стула брошен халат.

Времени теософ —

Тускло светится циферблат,

Старых, настенных часов.

 

Женщина рядом — любимая спи,

Уткнувшись в мое плечо.

В беспорядке рассыпаны волосы, и

Дыхание горячо.

 

Высокая ваза, тюльпаны в воде.

В оконную полынью

Смотрится утро. Да где же я, где?

Я у тебя в раю.

 1    2    3

Песни

мини гостиница анапа джемете

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com