ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Алла ХОДОС


ЛИПА

Когда ребенка принесли из роддома, папа рассказал маме известное стихотворение, доработанное им самим: «Жизнь не совсем обманула. Дочка на свет народилась. Дочка — не сын все равно. Все мы обмануты счастьем, что же так манит оно?» И предложил назвать дочку Липой. Мама сначала заплакала, но потом себя успокоила: во-первых, липовый цвет целебен, во-вторых, имя Липа ничем не хуже, чем Лилия или Роза; оно скромное, хоть и редкое, и надежное, потому что старинное.

Мама звала её Липочкой и, как могла, баловала. Отец баловства не одобрял. Жизнь балованных наказывает, говорил он, кушая суп. Потом отодвигал тарелку и некоторое время смотрел на обои, думая о своем, невеселом. «Насупился?» — спрашивала мама, улыбаясь, чтобы и ему внушить улыбчивое настроение. Ей это редко удавалось, поэтому со временем она стала улыбаться виновато.

После их смерти девушка то и дело терялась среди чужих. Чтобы не пропасть, она стала присматриваться к людям, провожая взглядом тех, кто находит себе заботы и занятия; а иногда она забывалась, сидя на скамейке с одинокими и пожилыми. На работе Липа печатала.

Однажды у скамейки остановился невысокий парень. Липа с надеждой посмотрела ему в лицо. Он встретился с ней несколько раз для порядка и взял в жёны. Липа ходила с ним пить пиво и на футбол. Он не возражал, но и не приветствовал. Быстро уставал от Липы. По выходным он сидел у телевизора и, нахмурившись, смотрел спортивные передачи. Липа сидела рядом. Он прозвал её Липучкой.

Подруга ругала Липу. «Одно из двух, — учила подруга, — или уходи от него, или не обращай вниманья». Липа благодарила за советы и, в свою очередь, старалась помочь, чем могла. Подруга часто приглашала гостей. Липа готовила, накрывала на стол и, наскоро перекусив со всеми, застывала. «Что сидишь, чего смотришь?» — спрашивала ее подруга. Липа машинально вставала. «Что стала столбом? Как деревянная...» «Отойди, не стеклянная», — подхватывал кто-нибудь из гостей. Иногда все они, к удивлению Липы, принимались спорить и кричать. Больше ничего нового в жизни Липы не случалось.

Но однажды она простыла. Муж сказал: «Не кашляй тут на меня!» — и отодвинулся. Когда Липа стала кашлять в ванной комнате, он, быстро одевшись, вышел в снегопад. Липа испугалась, что он, может быть, уже от нее заразился, а теперь еще и переохладится, и устремилась следом. Но следов его она не нашла. Тогда она пошла в поликлинику. Может, и он там: занял очередь на прививку от гриппа? Но, пересилив себя, Липа решила эту очередь не искать. Чуть не уснув в ожидании, она подошла к регистратуре.

— Талонов нету, — сказала регистраторша, но почему-то уточнила: — С чем пришла?

— С простудой, — сказала Липа еле слышно.

— А ты что, не знаешь, как простуду лечить? — удивилась женщина.

— Знаю. Но муж не хотел, чтобы я кашляла. Просил себя поберечь... Полечить. Мы раньше с ним вместе в свободное время отдыхали, а теперь вот я простыла.

— Ишь, жале-ет! — сказала регистраторша.

— Да. Я вернусь домой потом. Когда поправлюсь.

— А теперь тебе что, карету скорой помощи вызвать?

— Не надо, — сказала Липа, вытирая нос и глаза.

— А работаешь кем? — усмехнувшись, спросила регистраторша.

— Перепечатываю указы и распоряжения, — прохрипела Липа.

— А звать?

— Липа.

— Что за имя такое дурацкое?

— Родители так назвали. В честь жизни.

— В честь кого-о?

Регистраторша посмотрела на Липу во все глаза, открыв рот, но тут же и прикрыла его ладошкой, словно зевнула. Наконец, вздохнув, она пригласила ее зайти за перегородку. Там в пыли, плотно прильнув друг к другу, стояли на полках истории людских болезней.

 

Хлюпнув носом, Липа присела на краешек стула, стараясь не дышать на добрую женщину, и улыбнулась так, как, бывало, улыбалась ее мама: сначала заразительно, потом виновато. Регистраторша взмахнула в воздухе чем-то мягким, ворсистым и сказала: «А ну-ка примерь!» Только что связанный свитер сразу согрел Липу, и ей показалось, будто горло уже не болит. «Хорошо сидит», — сказала приемщица и стащила с Липы свитер. У внучки с тобой один размер. Все равно перед ноской стирать. Ну иди теперь. Мне не положено — с посторонними.

Рассказы
Эмигрантка РитаЭхо — Липа — Байка про бабкуНездоровая девочкаНебылицы Без страха и упрекаБедная Лиза. НевестаСтальные руки и крылья

Повести

Стихи — Проза

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com