ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Хельга ЛУ


СВЯТОГОРСКАЯ СВЯТО-УСПЕНСКАЯ ЛАВРА

 

Монастырь появился неожиданно, такие метаморфозы обычно происходят в сказках с главным героем, которой шел «долго ли, коротко ли, как вдруг пред ним, предстало царство...»

 

Вот так и с нами случилось. Долго ехали: из Белгородчины, пересекли границу, въехали в Украину, оставили позади Харьковскую область с хмурыми, бедноватыми домами и не самой лучшей автомобильной трассой проехали мимо множества осенних почерневших полей, голых украинских степей, и добрались, наконец, до Донецкой области.

 

Инициатором и организатором туристической поездки был С.А. Бережной — юрист, писатель. На протяжении почти трех часов нашего путешествия, не считая стояния на таможне, Сергей Александрович с воодушевлением рассказывал о богатой истории Руси. Подготавливая и настраивая нас на предстоящую встречу с одним из самых известных историко-культурных памятников России и Украины, он углубился на многие столетия назад во времена правления киевского князя Владимира. Затем рассказал о гонениях на иноков, которые, скрываясь, то ли от преследования византийских императоров-еретиков, то ли от крымских татар, а возможно от тех и других, уходили в глубину южно-российских степей. И таким образом, часть бежавших монахов осели в Святых горах, так раньше называли Святогорскую Свято-Успенскую Лавру, образовав в чреве меловой горы пещерный монастырь.

 

Рассказ Бережного, обладающего феноменальной памятью и плотным знанием истории, пестрил яркими картинами далекого прошлого, историческими датами, именами, мифами, легендами множественными версиями основания появления пещерного монастыря на берегу Северского Донца.

 

Случались и лирические отступления, которые сами по себе тоже были любопытны и интересны. Так в разговоре вдруг (да не вдруг) были упомянуты Л.Н. Толстой и Афанасий Фет, и последний, якобы, учил писателя эффективной экономике управления усадьбой с помощью вольного земледельческого труда крестьян, поскольку проживали прославленные литераторы рядом и часто встречались (известно, что Толстой и Фет долго дружили и много переписывались).

 

Во время нашего автомобильного путешествия Сергей Александрович также упомянул писателей Ивана Бунина и А.П.Чехова, но о них еще будет сказано ниже.

Вместе с Бережным мы активно вспоминали исторические и боевые места Белогорья, а также Воронежской и Курской губернии.

 

Наконец, подъехали к небольшому городку Святогорку, тут и предстал нашему взору на причудливых холмах правого берега Северского Донца, живописный архитектурный ансамбль — Свято-Успенская Святогорская Лавра.

 

 

Сами верующие утверждают, что архитектором величественных соборов, храмов, монастырей является Господь. Трудно не согласиться с таким утверждением, когда взору открывается удивительной красоты творение божьих и человеческих рук.

 

 

 

Во всей красе открылась перед нами панорама множества теремов, разноцветных куполов и пещерных сооружений Святогорской обители, восставшей из пепла, познавшей не только времена расцвета и почитания, но тяжелые годы разорения, осквернения и упадка. В 2004 году Святогорский Свято-Успенский монастырь, один из красивейших памятников духовности, вновь обретший силу и славу, получил статус Лавры.

 

Вот как описал, более чем сто лет назад, свои впечатления от экспедиции в Святые горы И.Бунин:

«Лес глушил берега, и только река, одинокая и свободная, плескала и плескала своими холодными волнами под его навесом. И какая тишина царила кругом! Резкий крик птицы, треск сучьев под ногами дикой козы, хриплый хохот кукушки и сумеречное уханье филина — все гулко отдавалось в лесах. Ночью величавый мрак простирался над ними. По шороху и плеску воды угадывал инок, что вплавь переходят Донец люди. Молчаливо, как рать дьяволов, перебирались они через реку, шуршали по кустам и исчезали во мраке. Жутко тогда было в горной норе одинокому человеку, но до рассвета мерцала его свечечка и до рассвета звучали его молитвы. А утром, изнуренный ночными ужасами и бдением, но с светлым лицом, выходил он на божий день, на дневную работу, и опять кротко и тихо было в его сердце…»

 

А.П.Чехов называл Святые горы «донецкой Швейцарией». В путевом наброске «Перекати-поле» он писал:

«Тропинка от монастыря до скита, куда я отправился, змеей вилась по высокому крутому берегу то вверх, то вниз, огибая дубы и сосны. Внизу блестел Донец и отражал в себе солнце, вверху белел меловой скалистый берег и ярко зеленела на нем молодая зелень дубов и сосен, которые, нависая друг над другом, как-то ухитряются расти почти на отвесной скале и не падать. По тропинке гуськом тянулись богомольцы. Всего больше было хохлов из соседних уездов, но было много и дальних, пришедших пешком из Курской и Орловской губерний; в пестрой веренице попадались и мариупольские греки-хуторяне, сильные, степенные и ласковые люди, далеко не похожие на тех своих хилых и вырождающихся единоплеменников, которые наполняют наши южные приморские города; были тут и донцы с красными лампасами, и тавричане, выселенцы из Таврической губернии. Было здесь много богомольцев и неопределенного типа, вроде моего Александра Иваныча: что они за люди и откуда, нельзя было понять ни по лицам, ни по одежде, ни по речам».

 

Время как будто бы остановилось в этих краях. И сегодня также неизменно тянутся к святым местам богомольцы и путешественники — миряне, те же дубовые рощицы и сосновый бор окружают этот величественный ансамбль.

 

Перед входом в пещеру служители монастыря нам дали напутствие. Монастырский гид, молодой мужчина с бледно-розовым лицом, аккуратно снял с себя головной убор, поклонился, осмотрел нас строгим, но светлым взглядом и довольно сурово произнес:

— Миряне! В пещере говорить и фотографировать нельзя, внимательно смотрите под ноги и освещайте себе путь свечой, которую нужно держать перед собой и постоянно прикрывать огонь ладонью, чтобы он не потух, потому что путь у нас будет не короткий, останавливаться и создавать панику не следует, ибо нельзя нарушать покой пещерных усыпальниц.

 

Напугал гид нас не на шутку. Так мы и отправились, сорок человек, гуськом друг за другом, каждый со свечой в руках по пещерным лабиринтам меловой горы, продвигаясь вверх, к самой ее вершине.

 

Мы шли в тишине по узкому ослепительно белому тоннелю: проходили мимо небольших ниш с горящими свечами или лампадками, которые освещали лабиринты тоннеля; мимо усыпальниц с мощами духовных старцев; мимо икон, одну из которых я, не удержавшись, нарушив запрет, сфотографировала, боясь при этом уронить фотоаппарат, споткнуться или ненароком погасить свою свечу.

 

 

Скорее всего, мы испытали те же ощущения, которые описал И.Бунин, посетивший пещерный монастырь в конце 19 века: «По каменному двору обители, мимо собора, я пошел к крытым галереям, что ведут в гору. В этот час пусто было в их бесконечных переходах. И чем выше подымался я, тем все более веяло на меня суровой монастырской жизнью — от этих картинок, изображающих скиты и кельи отшельников с гробами вместо ночных лож, от этих печатных поучений, развешанных на стенах, даже от каждой стертой и ветхой ступеньки. В полусумраке этих переходов чудились тени отошедших от мира сего иноков, строгих и молчаливых схимников…»

 

Периодически мы слышали голос монастырского гида, который предупреждал нас о выемках в полу лабиринта или о высоких порогах. Дважды останавливались в небольших округлых пещерных комнатах, ранее которые являлись пещерными церквями, где монахи могли совместно молиться.

 

Во время остановок монастырский гид рассказывал нам многовековую историю монастыря. Повествуя о тяжких днях испытаний обители, о зверствах и расправах над монахами в годы советской власти, голос у молодого гида оседал, глаза становились тревожными и паузы наполнялись печалью.

 

Сказать, что экскурсия была легкой и непринужденной, довольно трудно. Путь наш завершился, и мы вышли на воздух, оказавшись на самой вершине меловой горы, на уровне куполов храма, кресты которого почти врезались в небо. И открылся нам сверху незабываемый вид.

 

Поздняя осень уже вовсю покуражилась над природой, сбросила с крон листву, оголив деревья и озолотив землю множеством резных желто-красных листьев, от которых исходил особый прелый и терпкий запах.

 

Погода стояла пасмурная, но теплая и тихая, да и экскурсия по 900-метровому пещерному тоннелю не особо располагала к шумным разговорам. Почти без слов мы спустились по серпантиновой дороге вниз к подножию обители, еще долго оставаясь под впечатлением от увиденного и услышанного.

 

ХЛ

ноябрь 2010

ГурзуфСтрана Листригонов, БалаклаваБалаклава, крепость ЧембалоФиолентДубровникТаманский полуостровСтрана ЧерногорияЧуфут-КалеБахчисарайОраниенбаумСвятогорская Свято-Успенская Лавра — Пшада. Царские дворцы карликовОстров Ibiza Эс Ведра, остров загадок и мистики

РассказыТворчество друзей — Путевые заметки — Стихи

Содержание всего раздела Хельги Лу

Сокол жк купить квартиру новостройки у метро сокол купить квартиру.

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com