ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Хельга ЛУ


Содержание раздела

ИЗВЛЕЧЕНИЯ ИЗ ПАМЯТИ
Окончание. Начало здесь

............................................

Про «коварную» Ангару

 

Летом я предприняла еще одну попытку угробить себя. Мамины ученики (к тому времени она уже работала учителем) мальчишки 5-6 класса взяли меня собой на Ангару купаться. Недалеко от берега под водой прятались огромные валуны, один из них, самый большой, находился на довольно значительном расстоянии от берега.

 

Мальчишки, особенно те, кто хорошо плавал, уплывали к дальнему валуну и там вставали на него и подолгу находились в реке, несмотря на то, что Ангара была очень холодной рекой. Я часто наблюдала с берега за пацанами и очень им завидовала. И вот я решила своими силами добраться до валуна. Воспользовавшись тем, что мальчишки были заняты разжиганием костра, я незаметно вошла в воду и поплыла к валуну.

 

Плыла я очень долго, периодически уходила под воду, пытаясь ногами ущупать валун, но под ногами были бездонные воды Ангары, которая становилась все холоднее и глубже. Видимо я так устала, что потеряла реальность, я уже с трудом понимала, где нахожусь, мне казалось, что Ангара издевается надо мной и, решив меня проучить, спрятала валун.

Мальчишки спасли меня, притащили на берег, дали со злости подзатыльник, и как только я отогрелась у костра, прогнали домой, крикнув вслед, что никогда больше со мной связываться не будут.

 

Оказывается, я плыла против течения.

 

 

Про обиженного дедушку Ленина

 

В третьем классе я чуть было не осталась на второй год, в связи с очередным разводом родителей и переездом. Мама с отцом привезли меня в родное село Оренбургской области и оставили у бабушки, после чего отец вернулся в Красноярский край, а мама с грудной сестренкой отправилась уже по протоптанной дорожке в Среднюю Азию. Собственно мы в Сибирь ездили за сестренкой.

 

Это была уже третья по счету школа. Моим классным руководителем в третьем классе был пожилой и добрейший мужчина — настоящий сельский учитель!

 

Успеваемость у меня была весьма сомнительной, и поэтому встал вопрос, а стоит ли такую слабую ученицу принимать в пионеры?!

 

На самом деле я была прилежным октябренком и свято чтила заветы Ильича.

 

Но тут случай был не из легких, и мне казалось, что даже дедушка Ленин с октябрятского значка смотрел на меня с укоризной.

 

Выручил классный руководитель. На педагогическом совете он рассказал о моей нелегкой детской судьбе, о молодых и ветреных родителях, чем довел весь педагогический состав до слез, и все учителя единодушно проголосовали за то, что быть мне пионеркой.

 

Бабушка отглаживала ослепительно белые воротничок, манжеты и фартук, а я зубрила клятву пионера: «...перед лицом своих товарищей торжественно обещаю: горячо любить свою Родину. Жить, учиться и бороться, как завещал великий Ленин, как учит Коммунистическая партия. Свято соблюдать Законы Пионерии Советского Союза».

 

Срединной весной в парке у памятника Ленина нас торжественно приняли в пионеры. Особой радости не помню. Видимо детские потрясения последних месяцев и развод родителей обесточили меня.

 

 

Про гибель Юрия Гагарина

 

В довольно морозном марте, когда еще было много снега и он совсем не собирался таять, ранним утром я собиралась в школу. Вдруг по радио передали, что на испытательном самолете разбился космонавт Юрий Гагарин.

Мы с бабушкой застыли на месте, мне почему-то стало очень страшно, а бабуся, всплеснув руками, заголосила:

— Убили Юру! Ой, беда! Да что же это такое-то! Такого человека угробили, ухайдакали ироды!

 

Я с надеждой подумала, что может быть, в связи с такой печальной новостью я не пойду в школу, но не тут-то было. Бабуся положила мне в портфель бутерброды и выпроводила из избы почти в темень.

 

Школа находилась далеко. Шла я в другой конец села по главной сельской дороге, по которой довольно часто проезжали на санях, запряженных лошадьми, крестьяне.

 

Я почти всегда голосовала, и меня подсаживали на сани. Иногда нас, таких учеников ходоков, набиралось три-четыре человека. Вот и в этот раз пожилой мужчина с бородой подсадил меня по пути. Он остановил лошадь и деловито крикнул:

— Давай прыгай скорей.

Я торопливо залезла на сани и провалилась в теплое сухое сено.

— А ну, пошел! — крикнул дядька и коротко ударил хлыстом по крупу лошади.

 

Мы с ветерком помчались по снежной дороге. Я прикрывала лицо от ветра пуховой шалью, которую поверх шапки повязывала на меня бабуся. Шаль была теплой, а сено — душистым.

Решив поделиться печальной новостью, я крикнула:

— Дяденька, слышали Гагарин погиб?

Крестьянин обернулся и недоверчиво переспросил:

— Чего говоришь?

— Сегодня утром передали по радио, что Юрий Гагарин погиб. Разбился.

— Врешь!

— Нет, дяденька, правду говорю.

Мы съехали на обочину. Дядька плакал.

 

 

Про лото

 

В деревне зимними вечерами играли в лото. Обычно происходило это, когда по какому-либо веселому поводу собиралась родня. Чаще всего к бабусе приходили брат с женой и старшая сестра. И тогда бабуся посылала меня за Линочкой, бабушкиной подругой, которая жила напротив нашего дома в избушке — крошечном игрушечном домике. Линочка улыбалась, кивала головой и уже через минуту прибегала на лото.

Русское лото — удивительная игра, к большому сожалению незаслуженно забытая.

Усаживаясь за стол, каждый выбирал себе приглянувшиеся карты. Как правило, брали по три-четыре карты на душу. Кричали по очереди, но неизменно начинал дядя Степа.

— Степан, — обращаясь к брату, строго говорила бабуся, — только не дурачься и не мухлюй!

Все понимающе улыбались. Дядя Степа действительно хулиганил: «кричал»** нарочито громко с выражением, часто присвистывал в мешок с деревянными бочонками, подглядывая и вытаскивая из мешка для себя нужный бочонок.

___________________

** Кричать — значит громко озвучивать цифру-бочонок, извлекаемую из мешка. Перед тем как вытаскивать бочонок, крикун должен хорошо потрясти мешок с бочонками или, не подглядывая перемешать их внутри мешка,

 

Сестры начинали сердиться на брата, но ненадолго, потому что дядя Степа был обаятельный и веселый шутник, хоть и шаловливый.

Подкручивая свои светло-русые казачьи усы, дядя Степа хрипловатым голосом объявлял начало игры,

— Ну, бабоньки, начнем!

Зажимая в кулаках пуговицы или копейки, которыми, как правило, «крыли» объявленные цифры, все внимательно устремляли свой взгляд на карты. Дядя Степа запускал в мешок ручищу, долго перемешивал в мешке бочонки, поглядывая на нас хитрыми черными, как маслины, глазами, закатывая их, то вверх, то в стороны.

— Ну, хватит уже скоморошничать, — скрывая улыбку, ворчала бабуся, — не тяни Степан!

Дядя Степа, наконец, вытаскивал полную ладонь бочонков и бойко кричал,

— Дед — 90 лет!

— Очко!

— Барабанные палочки

— Ути-ути!

— Опять — 25

— Туда-сюда1

— Кол! Один в поле не воин!

Сердце мое начинало сильно трепыхаться, когда быстро покрывалась нижняя полоса моей карты с цифрами, а на кону скапливались большие деньги. Обычно это происходило после того, как несколько раз кто-то брал «верх» или «середину». «Верх» при этом означал, что казна только пополняется, а «середина» — что выигрыш составляет всего половину казны.

Вот и в этот раз было полное блюдечко монет.

От волнения у меня на глазах появляются слезы, чтобы никто не увидел, я наклоняю голову низко над картами, нижняя полоса у меня почти вся закрыта, открытой остаются только цифры «85» и «13».

«Боже мой, — с волнением думаю я, — какие деньги! Это же почти богатство. Можно купить три шоколадных батончика по 33 копейки, и еще останется на «Дунькину радость» и химический карандаш».
Дядя Степа все-таки подглядел мои слезы. Он бесконечно долго, как мне казалось, перемешивал бочонки и наконец, вытащив один из них, торжественно провозгласил,

— «85»!

Быстро покрыв пуговицей цифру, я благодарно смотрю на дядю Степу, охрипшим голосом торопливо говорю,

— По одной!

Крикун добродушно улыбается, подмигивает мне, быстрым движением подносит мешок с бочонками к лицу, протяжно свистит в него, потом засовывает руку в мешок, долго мешает бочонки, наконец, вытаскивает один и показывает его мне.

— Чертова дюжина, — вскочив на ноги, кричу я изо всех сил вместо дяди Степы, — низ! Я выиграла!

Все смеются, а бабуся улыбается и говорит:

— Ну, тогда будем чаевничать.

В предвкушении чайной церемонии начинается приятная суета: убираются карты, в круглую жестяную коробку складываются пуговицы, стол кроется скатертью, ставятся чашки непременно с блюдечками, комковой сахар со щипчиками, блюда с булками, баранками, домашним печеньем.

Бабуся просит меня принести из сеней смородиновое варенье.

От выигрыша я возбуждена и поэтому решаюсь спросить:

— Бабуся, а может земляничное?

Земляничное варенье для бабуси особенное — любимое, так же как и липовый мед, это то, что ставится на стол только по большим праздникам.

— Нет, рано еще земляничное, — строго говорит бабуся, — неси смородиновое и ранеточное.

— Ну, хоть на одну вазочку?

— Что за настырное отродье, — сердится бабуся, но не может отказать любимой внучке, — ладно, неси земляничное, только самую маленькую баночку.

А меня уже нет, я уже в сенях, радостно оттуда кричу:

— Да поняла я, что самую маленькую!

 

 

Про индийские фильмы

 

О том, что нам везут кино, мы узнавали еще до того, как машины въезжала в кишлак, через репродуктор находящийся на машине громко звучала музыка — индийские песни.

Это означало только одно — сегодня будет кино!

Чаще всего привозили в кишлак именно индийские фильмы, весьма популярные в Узбекистане, может потому, что фольклорная танцевальная и песенная культура у азиатов перекликается с индийской. Обычно привозили по два индийских фильма сразу, а это значит четыре серии.

Все молодое население кишлака чрезвычайно оживлялось. Взрослые в кино не ходили, как-то такое не принято было в мусульманской глубинке.

Кинотеатр (одно название) у нас был закрытый. Почему «закрытый», потому что в Средней Азии фильмы летом показывали в так называемых летних кинотеатрах, то есть с открытым верхом, без крыши. Это и понятно, в летнюю жару, в закрытом помещении при большом скоплении народа можно было бы просто задохнуться, в то время о кондиционерах и речи быть не могло.

Наш же кинотеатр представлял собой большую комнату с длинными деревянными скамейками, которая примыкала к кишлачной школе. В течение всего сеанса двери комнаты-кинотеатра были открыты настежь.

Однако механик ничуть не беспокоился, что двери открыты. Традиционно и «по «чесноку» никто из молодежи и не пытался воспользоваться этим обстоятельством, разве только малышня, которая прибегала ненадолго в зал, но вновь убегала, боясь гнева родителей.

В остальном же будущим зрителям был интересен процесс похода в кино именно тем, что надо было прийти с деньгами задолго до начала сеанса и стать обладателем маленькой бумажки стоимостью 20 копеек за серию.

Время сеанса было вроде как определено, но механик начинал крутить кино на свое усмотрение, все зависело от того, сколько собралось зрителей.

— Мама, мама, — кричала я, задыхаясь от возбуждения, в предвкушении праздника, — дай один рубль!

— Это почему же один рубль? Сколько серий привезли сегодня?

Мама и не спрашивала, для чего нужны деньги, на весь кишлак звучали задорные индийские песни, поэтому и ежу было понятно, что сегодня «киношка» и голоса актеров будут до полуночи звучать на весь кишлак, вторгаясь в открытые окна домов.

— Сегодня привезли два индийских фильма, — сообщала я с радостью, — остальное на конфеты!

Не помню, чтобы родители мне хоть раз отказали.

Я даже замечала, что как только кинобудка въезжала в кишлак, все взрослые оживлялись, становились добрыми и веселыми.

Просмотр индийского фильма — всеобщая кишлачная радость.

В это время магазин, который находился около школы, не закрывался, пока не закончится фильм.

Надо сказать, что кишлачные магазины Узбекистана имели свои восточные традиции, уже в то, советское время, в период развитого социализма кишлачные магазины работали практически круглосуточно. Кроме продуктов и другого товара, руководство магазина (а это, как правило, был семейный бизнес: отец — директор магазина, жена и взрослые дети — продавцы) выставляло на прилавок продукты собственного производства: узбекские лепешки, восточные сладости и фрукты. В эмалированных тазах лежали — дамский и столовый виноград, персики, грецкие орехи и горячие лепешки, покрытые полотенцем.

Поскольку двери в кинотеатр были всегда открыты, все беспрестанно бегали в магазин и что-то покупали и угощали друг друга, так было принято.

Такие покупки в кишлачном магазине, во время просмотра фильма, в столь поздний час, отдаленно напоминали поход в настоящий городской кинотеатр, где в буфете можно было купить мороженое и лимонад с булочкой.

Во время фильма в зале все кучковались по группам — возрастным, половым, территориальным (часто приходила молодежь из других кишлаков), были и парочки. В зале стоял почти базарный гул. Все как-то умудрялись и фильм смотреть и болтать друг с другом. Правда надо сказать, что механик часто привозил одни и те же фильмы, которые мы уже знали наизусть, что называется «до дыр»: «Бродяга», «Господин 420», «Сангам», «Цветок в пыли», «Месть и закон», «Зита и Гита», «Рам и Шиам» и другие.

Поэтому такие фильмы смотрели фрагментами вперемешку с общением, и только на интересных кульминационных моментах наступала тишина.

Индийские фильмы привлекали своей наивностью, мелодраматизмом и музыкальностью. Песни и танцы в индийских фильмах служили, так сказать своеобразной по сегодняшним понятиям телевизионной рекламой. Их в индийском фильме было много (чуть ли не больше, чем слов), и длились они от двух до пяти минут, а то и более, именно в такие перерывы многие бежали в магазин, перекуривали, бывало, выясняли отношения. Однако драки были редкостью, а уж если и были, то не на национальной почве.

А между тем, публика была весьма многонациональной. Только в нашем кишлаке проживали: узбеки, русские, иранцы, азербайджанцы, курды, татары, украинцы, евреи, немцы, болгары.

 

 

Про японский фильм...

 

Но однажды случилось такое, что все, кто находился в кишлачном кинотеатре, напрочь забыли и про магазин, и про болтовню. В зале, на протяжении просмотра стояла гробовая тишина.

Всего один раз, (по крайней мере, на моем отроческом веку) по какой-то удивительной случайности — нам, в кишлак, привезли сразу два японских фильма.***

_____________________

*** скорее всего, это были фильмы известного японского режиссера Кендзи Мидзогути

 

Мы не только молча, с замиранием смотрели фильмы, но после просмотра без разговоров разошлись по домам.

Это были другие, совсем не похожие на индийские — фильмы — с другой культурой и философией, другим мировоззрением, другой музыкой, и совсем иным жанром.

В тот вечер, мы, несмотря на наше провинциальное воспитание, не отягощенное познаниями и пониманием высокого художественного кинематографического искусства, действительно почувствовали разницу — большую разницу между высоким и коммерческим искусством.

 

 

Про лянгу

 

Кто знает, что такое лянга? Лянга — супер! Маленькая свинцовая круглая бляшка с пришитой к ней овечьей шкуркой. И ногами, ногами, ногами по лянге! Виртуозы могли до часу удерживать лянгу в полёте, выполняя всевозможные: «простушки», «виси», «люры», «джанзы», «пары», «фанзы». А новички с вывихами ходили в раскорячку. У меня же было до пяти-шести лянгушек! Дарили пацаны, которые сами же их и делали. Моё достижение в бесперебойных ударах по лянге было около десяти минут, иногда и больше.

В лянгу играли круглый год, но весной и осенью это была просто чума!

По весне — потому что земля подсыхала, природа пробуждалась и особенно ярко и озорно светило солнце. Осенью же был самый пик азартной игры в лянгу. Осенью нас «гоняли» на уборку хлопка и вот там, при скопище своих сверстников практически проходили мастер-классы, полуфиналы и финалы лянговых игрищ, где определялись победители и суперпобедители игры в лянгу, одним словом, определялись мастера и просто нереально талантливые лянгисты.

Били ногами по лянге до умопомрачения, до боли в паху, в ногах, забывали обедать и ужинать, и все это проходило обычно на хлопковых полях, в кишлаке, во дворах, а то — прямо на дорогах. Поэтому никто не сидел, все кто бил и кто смотрел, наблюдал, считал — все стояли на ногах многие часы, не замечая ни усталости, ни холода, ни голода, пока нас не загоняли домой рассерженные родители.
Жаль, что игра в лянгу ушла в прошлое.

 

 

Про другие летние забавы

 

В летнее время с самого утра и до позднего вечера мы пропадали на «бушуйке».

Бушуйка — искусственный канал со шлюзом, бетонными берегами и дном. Метров через двадцать бетонные берега заканчивались и начиналась просто речка — большой арык. Но там, где стоял шлюз, было самое широкое место, при открытом шлюзе вода текла быстро, а при приоткрытом начинались воронки, и вода бушевала, отчего и прозвали это место «бушуйкой».

Ныряние в воронки было самым любимым занятием смельчаков. Воронки были широкие и глубокие, и засасывало в них конкретно, почти до самого дна, чтобы выбраться из такой воронки, следовало знать, как это делать. Приезжих из России, новичков обязательно предупреждали, как обходиться с воронками.

Вторым, еще более опасным увлекательным занятием были проходы под шлюзами, не открытыми, а почти закрытыми, где запросто можно было застрять вместе со скопившимся мусором из досок, деревьев, веток, травы, мертвых животных. Воздуха хватало только удачно поднырнуть под шлюзовую перегородку, пройти через довольно узкий проход, где ещё человека два это делают, и не застрять. А если случалось застрять с мусором, то рассчитывать приходилось на дыхалку и удачу.

 

2010-2011

ХЛ

Голос в вальсе вирта — С днем рождения, дорогая, или Как страшно жить
АгафьяСемь жёлтеньких мёртвеньких вьетнамцев под Новый год. Отец
Кретин. Полюбить девять раз. Как же нам на Руси не пить, если всегда есть повод!
Исповедь Кота  — Боль. Накатило —  Женская логикаНе для мужчин. Дед. Ведьма
Под абажуром. Интерьер в стиле барокко, или Несколько слов о господине д’Обилье

Извлечения из памяти Как всеУзелок на смерть

Рассказы — Творчество друзейПутевые заметкиСтихи

happy daze

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com