ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Ирина ГВОЗДЕВА


ПЕВЕЦ С ГАВАЙСКИХ ОСТРОВОВ

(НИКА СТЕФАН — НИКОЛАЙ ЩУКИН)

Нас всё меньше и меньше,

А ведь было нас много...

 

Николай Николаевич Щукин. Это имя было дано ему не от рождения, потому что воспитывался он в детском доме.

Возможно люди, которые принесли маленького смуглого мальчика с копной жёстких, как воронье крыло, волос, в детский дом, знали его настоящее имя. Но записан он был как Коля Щукин, горько плакавший, когда с него снимали красивый матросский костюмчик, и надевали серую униформу, в которую были одеты все детдомовские ребятишки.

 

Имя Николая Щукина было овеяно легендами.

Сам о себе Николай Николаевич рассказывал, что он был сыном полка, во время войны ранен, потерял ногу, награждён двумя орденами «Славы»... Я его узнала именно таким.

Но были и другие версии его жизни.

В самые первые послевоенные годы на улицах Ростова среди полной разрухи, телогреек и шинелей можно было встретить человека, который приводил в изумление весь город. В кремовом костюме в полосочку, в канотье, он шагал слегка прихрамывая по главной улице Энгельса, а за ним — толпы зевак. Это был новый солист ростовского джаза, и звали его Ника Стефан. Причём объявляли его в концерте, как певца с Гавайских островов!

Ника Стефан исполнял в основном лирические песни на непонятных для всех языках. На русском, но с большим акцентом, он исполнял только песню о Ростове.

 

Площадь Театральная,

Тополей приют.

Фонари хрустальные

Свет весёлый льют.

По утрам гудки Аксая

Слушает Сельмаш.

И шумит волна донская,

Омывая пляж.

 

На самом же деле это был Николай Щукин, выступавший под псевдонимом. Придумал этот образ руководитель джаза Иосиф Стельман, и молодой певец с успехом эксплуатировал его несколько лет. Даже в жизни Нике Стефану было запрещено разговаривать без акцента. Но мне кажется, что он охотно исполнял эту роль, ибо вспоминал об этом периоде всегда с удовольствием!

Смешной случай из того времени рассказал мне как-то Николай Николаевич.

Однажды он приехал в Ростов и в единственной гостинице «Деловой Двор» не оказалось ни одного свободного номера. Его попросили одну ночь переночевать в общем номере. Ника Стефан основательно поужинал в ресторане, зашёл в общий номер, разделся и уснул мертвецким сном. Когда он проснулся, оказалось, что нет ни чемодана, ни костюма... В одних трусах он бросился к гостиничному начальству.

Директор только развёл руками:

— Никочка, это же Ростов! Здесь, кто раньше просыпается, тот лучше и одевается».

 

После Ростова Ника Стефан долгое время работал в Киеве и пользовался оглушительным успехом. На его концерт невозможно было попасть. На одном юбилее Щукина Иосиф Кобзон рассказывал, что, будучи ещё мальчишкой, он пытался попасть на его концерт, но безуспешно: конная милиция, толпы поклонниц, горы цветов и ни одного лишнего билетика.

Всё это было связано с именем — Ника Стефан. А его главный шлягер «Вечер, шумит у ног морской прибой...» распевали буквально все:

 

Вернись, тебя любовь зовёт, вернись.

Ты вспомни, как сердечно

Мы в чистой и вечной

Любви клялись.

Вернись, я вновь и вновь зову, вернись,

Одно твоё лишь слово

Вернёт нам снова

Любовь и жизнь!

 

В Москонцерте мы некоторое время работали с одним инструментальным ансамблем. Ника Стефан уже был Николаем Николаевичем Щукиным, ветераном, и пел песни не только о любви, но и о войне. Мы с ним очень дружили, выступали в одних концертах и в нашей стране, и за рубежом.

Однажды, помню, мы выступали в каком-то холодном клубе. Решили согреться чаем. Но в этом клубе даже в гримёрках не было розеток, и я пристроилась со своим кипятильником за кулисами, рядом со сценой. Когда вода закипела, пар начал валить на сцену. Николай Николаевич боковым зрением заметил это, решил наверно, что это пожар, и забыл слова песни: Спел: «Мне бесконечно...» И, повернувшись к кулисам, спросил меня:

— Рыбонька, а что дальше?...»

Я от неожиданного вопроса онемела. И тут зрители дружно подсказали: «Жаль...»

— Конечно, конечно! — обрадовался Николай Николаевич:

 

Мне бесконечно жаль

Моих не сбывшихся мечтаний.

И только боль воспоминаний...

Гнетёт меня.

 

И в проигрыше мне за кулисы своё любимое «изречение»: «Хабен зи гевейзен махен зи фуз».

 

Сейчас, когда я пишу эти строки, Николая Николаевича Щукина уже нет с нами. Но я с нежностью вспоминаю о нём, певце с Гавайских островов Нике Стефане, нашем Николае Николаевиче!

 

© Гвоздева Ирина ГИН, 2008

Автор о себе. Клавдия ШульженкоГелена Великанова. Майя КристалинскаяБорис Брунов. Никита БогословскийАлла ПугачеваВероника Маврикиевна (Вадим Тонков) — Ника Стефан (Николай Щукин) — Светлана Рожкова. Марина ПолбенцеваГалина Улетова. Александр Столбов.

Аудиозаписи здесь и здесь.

Альманах 1-08. «Смотрите кто пришел — 3». Е-книга в формате PDF в виде zip-архива. Объем 1,7 Мб.

Загрузить!

Всего загрузок:

фармацевтическое оборудование

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com