ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Елена ГВОЗДЕНКО


Об авторе. Ссылки. Содержание раздела

Елена Гвозденко. «Когда отверзаются небеса».

Рассказы

Иллюстрации Александра Гвозденко

Москва

Издательство Российского союза писателей

2016

 

От автора

Скачать электронную версию fb, 8,3 Mб.

 

ФАРМАЗОН

В материалах, собранных этнографами, наткнулась на легенду о Фармазоне, одного из двух слуг сатаны. Именно он выкупает души смертных, именно он — главный купец сил тьмы.

 

На сероватой от старой побелки стене, аккурат над столом, за которым, кряхтя и причмокивая, просиживают часы передышки извозчики, потягивая стакан за стаканом кипящий чай, вдруг проявилось сине-зеленое пятно. Пятно это разрасталось прямо на глазах, принимая очертания довольно страшного лица, будто кто невидимый подливал зеленую муть на глинобитную стену. Нависшие, тяжелые веки набитыми кулями закрывали глаза, толстый у основания нос заканчивался каким-то неприличным пятачком, а налитые, огромные губы беспрестанно шевелились, будто силясь что-то сказать. Лицо становилось выпуклым, вытягиваясь, вырываясь из стены. Чуть ниже показались длинные, все в фиолетовых жилах, кисти рук с шершавыми кривыми пальцами, с желтыми крючковатыми ногтями. Они потянулись прямо к Гришкиному горлу.

Послышался какой-то свист и из тестообразных губ, наконец, вырвалось: «Гришка, Гри-и-и-ш-ш-ш-ка...»

 

— Гришка, сукин сын, что за наказание, где ты прохлаждаешься, — от голоса Терентия Кузьмича Гришка разом проснулся, подскочил с укрытого старым тулупом сундука, притаившегося под лестницей.

— Тут я, тятенька, — крикнул он, пробегая горницу, ту самую, в которой стоял стол для извозчиков. Уже на бегу скосил глаза на стену, слава Богу, никакого пятна.

У постоялого двора под навесом устраивали старинный тарантас местной помещицы Ольги Порфирьевны. Дроги этой повозки были столь длинны, что никак не желали помещаться под укрытием. Васька, работник Терентия Кузьмича, укутывал дерюжкой выпирающую часть.

— Душенька Ольга Порфирьевна, с богомолья возвращаетесь? Пожалуйте, пожалуйте в светелочку, для вас содержим-с, — хозяин склонился в почтительном поклоне. Пожилая дородная помещица, укутанная по самые глаза бесчисленными шалями, тяжело поднималась на крыльцо.

— Надеялись до темна успеть, а глядишь, непогода-то, — сокрушалась помещица, оглядывая узелки и корзинки, которые кучей стояли у самых дверей. Заметив озабоченный взгляд гостьи, дворник принялся поторапливать работников:

— Что вы как неживые, несите, несите кладь наверх, в покои, что для Ольги Порфирьевны приготовлены. Гришка, подсоби.

Схватив котомки, Гришка бросился в горницу, столкнувшись в дверях с Софушкой, воспитанницей барыни, которая сопровождала старую помещицу во всех ее поездках. Девушка смущенно опустила взгляд. Да что девушка, Гришка и сам засмущался, предательские красные пятна расползлись по всему лицу. Уж больно девица хороша, ладный стан, глаза как омуты, ресницы, что щетина на щетке, которой Васька лошадей причесывает.

Эх, кабы свободно сердечко было, кабы не жила в нем Федосеюшка. Да и то, какая Софьюшка пара ему, она, поди, из благородных, любимица старой помещицы, чай другого жениха ей сыщут, не сына дворника. Но на миг молодой парень застыл совсем близко, вдыхая аромат луговых трав и сдобной выпечки, что исходил от девушки.

Лишь окрик отца добавил прыти обоим. Терентий Кузьмич собрал всех своих насельцев в людской: сына Гришку, прыткого Ваську и неповоротливого Мишку, работников постоялого двора, кухарку Акимовну да кривоглазую девку Матрену, справляющую остальную бабью работу.

— Хозяйство наше сильно запущено, — начал он, прокашлявшись, и по тому, что замолкал надолго, что не рвал горло криком, а говорил тихо, будто виновато, чувствовалось, что хочет сообщить что-то важное, — Хозяйку я уж годков семь как схоронил, вы знаете. А без бабы, какая управа? Надумал я новую жену себе сосватать, будет, кому за вами углядывать. Гришку-то, наследничка моего, отошлю на свои хлеба, с ним отдельно побеседуем. Решил я самолично уведомить, чтобы никаких шушуканий за спиной, дюже я сплетен не люблю.

Старая Акимовна одобрительно покачивала головой, а кривая Матрена прямо спросила:

— Чай присмотрел уж кого, кормилец?

— Не твоего ума дела, тебя не спрошусь. Давай-ка лучше помещице угождай, не часто к нам такие гости езживают.

— А что я, я только спросила, батюшка.

— Кривоглазый мерин твой батюшка, — хохотнул Терентий Кузьмич, ущипнув за то место, за которое принято щипать молодых сочных девок.

— Что уставился, чай уже умеешь с бабами-то обходиться. Пойдем, потолковать надо, — кивнул хозяин сыну на дверь в маленькую каморку. Эта каморка, самая отдаленная комната постоялого двора, служила дворнику и спальней и кабинетом одновременно. Китайские ширмы, выкупленные по случаю у проезжего купца, скрывали кровать с коваными спинками, застеленную ситцевым одеялом, рукоделием Матрены. Вдоль стен громоздились огромные сундуки, ключи от которых хозяин постоянно носил с собой, не доверяя даже сыну.

— Решил я, Гришка, — степенно начал Терентий Кузьмич, усаживаясь за дубовый стол, — отделить тебя. Сам посуди, негоже тебе рядом с моей молодой женой находиться. А там, кто знает, может еще детки пойдут, на все воля Божья. Но и тебя не обижу, что нахохлился?

— Так, тятенька, я вам волю свою говаривал, ждал, что сватов к Федосеюшке зашлете.

— К Федосеюшке? Забудь про Федосеюшку, у нас уже с батькой ее обговорено, на Покров обвенчаемся с ней.

— Да как же? Я же...

— Как же, как же, — передразнил сына, — а вот так же. По твоему слову стал я к ней присматриваться, да уж больно девка справная, сладкая, что твой мед.

— Батенька, мне ли такие речи слышать, вам ли сказывать?

— Мели, Емеля, что причитаешь, будто старая Лукерья, дурная кровь. Связался с ведьминым отродьем.

— Негоже, батюшка, память матушкину поганить! Побойтесь Бога.

— Али не прав? Старуха до самой смерти все шептала, травы сушила да сказки сказывала, да дочка ее к работе ленивая была, все по лесам шаталась, да и дошаталась. А ты подумал, каково мне было, одному двор содержать, тебя растить?

— Так в чем вина матушкина, в том, что от работы да побоев в могилу раньше времени легла? — Не перечь отцу! На неделе отправляйся в соседний уезд. Слыхал я, что Никишка двор свой продает, обсмотри — что и как. Коль по сердцу придется, будешь сам хозяин. А дома я тебя не потерплю.

— Батенька, да ведь у нас с Федосеюшкой любовь.

— Любовь, что ты о любви знаешь-то? Чай прижал ее где в темном углу, вот и вся любовь. Али спортить успел? — глаза Терентия Кузьмича налились багрянцем.

— Не такая она, да я и глянуть в ее сторону боялся. Эх...

— Ну и хорошо. Езжай, говорю, чтобы и духа твоего не было.

А в лесу отрада сердцу ясному, щедро сыпала осень медью да золотом, серебром паутинки одаривала. Но не замечал Гришка красоты осенней, несли его ноги молодые дальше и дальше в самую глубь, лишь лоскутки от сюртука на голых ветках оставались. Так бы и бежал, пока не упал замертво, да дорогу ему старушка перегородила.

Пригляделся, чудо чудное, бабка его, Лукерья, которая, почитай, годков с десяток сырую землю косточками своими грела. От такой встречи захолодило в голове, упал парень под высоким дубом, зарылся в листву палую, зарыдал. А старуха подошла, руками шершавыми по голове гладит, успокаивает:

— Не пришло твое время, милый, силушку в кулак собери, да езжай по батькиному веленью. Дурные мысли из головушки выветри.

— Не мил мне свет без Федосеюшки. Как вспомню ее, будто связанный. И как мне жить, зная, что батькины руки ее, будто Матрену, похлопывать станут?

— Эх, сердечный, знаю печалюшку твою, гони злое. Не просто мне было свиданьице с тобой выпросить, уберечь хочу. Время для тебя настало трудное, помни, что бы ни случилось, душу свою береги. По земельке ходить трудно, много соблазнов, но ни один из них не стоит души искалеченной.

— Душа, да что мне душа без Федосеюшки? Захочу — дьяволу продам, только бы рядом была. Помнишь, рассказывала мне в детстве о Фармазоне?

— Что ты, что ты, милый, и имени его не упоминай. Грех был, рассказала тебе, мальцу, да ты забудь. Коли не послушаешь, большая беда тебя ждет.

— Беда? Свадьба батьки с Федосеюшкой — беда, — скрипнул зубами Гришка. Глядь, а вместо старухи пень трухлявый.

На дворе суета, каждый своей работой занимался. Акимовна с Матреной то и дело сновали между кладовой и ледником, барыне разносолы готовили. Мишка с кучером барским валек с постромками крепили, Васька по двору сновал, на худо лежащее хозяйское добро глаз косил. Вошел Гришка в дом, будто бы и не было разговора с отцом, будто не жег в груди огонь гневливый. А отца-то и нет, к его любушке с подношениями отправился. И помещицу не постеснялся оставить, знать, сильно привязала Федосеюшка. Мысль эта только прыти добавила, бросился в свою каморку, открыл сундук с пожитками нехитрыми, где под исподним припрятан был портрет его, Гришкин. В прошлом году загостился у них художник один, что в соседнем уезде дом купеческий расписывал, да прокутил весь барыш, а платить нечем. Решил тогда Терентий Кузьмич хоть портретами с него плату стребовать, мол, какая-никакая отрада, да и солидности добавляет, постояльцам трепет внушает. Свою личность велел в главной горнице повесить, а Гришкину образину спрятали в сундуки до поры.

«Вот и пригодился портретец», — думал парень, заворачивая его в старую холстину. Присел к окошку, второпях составил грамоту, некогда над слогом размышлять, смеркается, и вон из опостылевшего дома.

А в поле трава потемнела, пожухла, будто лик пожилой крестьянки. Журавлиный клин над головой стонет-плачет: «Воротись, воротись». Покружили, да отправились в свое птичье путешествие. Присел Гришка под березкой, что белела одиноко у самого края. Посидел, подумал, что он так же одинок, как это деревце, что беззащитен под ветрами, стужами, пред подлостью человечьей. И нет у него ничего, даже воли, разве, что душа осталась, только зачем она ему, больная, рваная, зачем огонь этот в груди, пусть уж лучше стылость январская.

Как стемнело, пошел он дальше в пустое поле, дальше от езженых дорог, туда, где хозяйствует холодный сырой ветер. Долго шел, все думал, остановился лишь, как споткнулся о камень, больно ударив ногу. И боль все сомнения рассеяла. Вскочил Гришка на камень, раскрыл руки и закричал со всей мочи: «Фармазон! Фармазон, отзовись, я пришел душу свою продать!» Вдруг налетела буря, рвет чахлые кусты, в столбы скручивает. Загудела земля, застонала. На миг ослеп и оглох парень, а когда очнулся, перед ним чудище двухметрового роста. Под кулями-веками горят красным пламенем глаза. Нос неимоверной толщины сужался до ниточки и на самом кончике превращался в свиной пятак, беспрестанно раскачивающийся из стороны в сторону. Рот, словно перестоявшаяся квашня, надувался огромными пузырями, расползался по синеватому лицу.

— Звал меня? — прошипел, прошептал Фармазон.

— Да, дело есть к твоей милости. Есть у меня товар, к которому ты интерес имеешь.

— А за иным меня в гости не зовут. Вижу, приготовился справно, грамотку принес, и портрет в холстине прячешь. Ты мои условия знаешь, а что от меня хочешь?

— Хочу Федосеюшку в жены.

— А как же отец?

— А отец пусть в сторонку отойдет, не мешает. Любим мы друг друга.

Фармазон лишь усмехнулся.

— А богатство как? Неужели не хочешь богатства? На что жить-то с молодой женой будете?

— Да никакого особого богатства мне не нужно, лишь бы на жизнь хватало.

— Ну что ж, будь по-твоему, — бес протянул Григорию булавку, — коли левый мизинец да расписывайся в грамотке своей.

— И читать не будешь? — удивился парень.

— Так я ее еще до написания прочел. Расписывайся, да давай портрет.

Гришка торопился, боялся передумать. Имя нацарапал криво, протянул бумагу бесу. Фармазон рассматривал творение художника.

— Смотри, теперь наш договор крепко-накрепко повязан, — сказал он, возвращая портрет, — на стене повесить не забудь.

 

Шестой год хозяйствовал Григорий Терентьевич, шестой год прирастал богатством. Аккурат с того дня, как батюшку его, уже холодного, привезли на дрогах. Сразу три трупа в Волошковом овраге, в трех верстах от постоялого двора, обнаружили крестьяне в тот злополучный день. Старуха-помещица Ольга Порфирьевна была задушена своей же шалью. Над ее воспитанницей Софушкой сначала надругались, а затем так же задушили шейным платком. Труп хозяина постоялого двора с перерезанным горлом находился поодаль, шагах в тридцати. Тарантас помещицы нашли рядом, в кустах, из всей поклажи исчезла лишь шкатулка с драгоценностями, с ней старуха не расставалась даже в своих путешествиях, да вышитый кошель с неизвестной суммой денег.

Григорий Терентьевич до сих пор помнит приезд сыскных чинов, дознание, отнимающее последние силы, и наконец, скромные похороны. Васька, пропавший той же ночью, был объявлен в розыск. Решили чины, что в тот день Терентий Кузьмич догадался о Васькином желании старую помещицу ограбить, и отправился вслед за уехавшей Ольгой Порфирьевной, но, видно, не успел. Застав разбойника над трупами, дворник набросился на него и был убит сбежавшим впоследствии слугой. Ваську так и не нашли.

Шесть лет минуло с той поры, а Григорий Терентьич до сих пор помнит, как сразу после похорон явился к родителям Федосеюшки с предложением отдать ему девицу за крупный выкуп, благо сокровища, до поры сокрытые в сундуках отца, позволяли. Не в жены брал, для забавы, не мог простить сговор с отцом, да и венчаться не желал.

Родители посокрушались, а девку все же продали. С тех пор много воды утекло. От былой страсти и следа не осталось, бродит теперь Федоска по двору тенью, осунулась, состарилась. Теперь уж не берет ее Григорий Терентьич в свою опочивальню, новая забавушка в дому хозяйствует, молодая бойкая черноокая Грунечка. А Федоску все ж не гонит, одна она как напоминание о прежней жизни, о годах молодых, когда сердце иначе билось.

Спервоначалу, как батьку схоронил, бросился Григорий Терентьич в разгул, навел полный дом приятелей-однодневок да девиц беспутных. Федосушка молчала, лишь бросала на хозяина взгляд, полный смертельной тоски. Но Гришка с той ночи, как грамотку подписал, лют стал, безжалостен, будто броней сердце закрыл. Метался молодой хозяин, в бутылке, ласках продажных да речах льстивых себя искал. Но видно не помогло.

Тогда в коммерцию ударился. Прикупил Григорий Терентьич лавок на ярмарке, торговлей занялся, да так успешно, что капиталец к рукам сам лип. Расстроил двор, хоромы купеческие завел, в самом виду, вместо божницы портрет повесил, тот самый, что когда-то брал с собой в чисто поле. И удивительное дело, портрет этот ему стал вроде семьи, с ним он разговоры долгие вел, закрывшись от чужих глаз, ему рассказывал о планах, ждал совета. И чудилось, что юноша на портрете отвечает, если не нравится что, хмурит брови, а коль одобряет, светится улыбкой.

И чем больше капитала в руках молодых, тем тоскливее лицо хозяина. Только и радости осталось купцу — с портретом поговорить, остальное будто кануло. Все чаще оставался он в той комнате, все реже выходил из нее.

Настало время, когда и лавки свои забросил. Оброс, одичал, забывал про еду и сон. А однажды целую неделю за запором просидел. Тут уж Федосеюшка не выдержала, попросила слугу, сломали дверь, а Григорий Терентьич не узнает никого — сидит на полу, портрет в руках держит. Хотели за доктором послать, да вырвался он и убежал как был, в домашнем халате с портретом в руках. Трое суток искали, но так и не нашли.

 

Федосеюшка отправилась по богомольям, прибилась к странницам да ходила по миру. В одном из монастырей услыхала она про человека Божьего, что поселился на острове и в одиночку Храм строит. Говорили о нем как о человеке редкой праведности, и решила Федосеюшка разыскать отшельника, помочь ему в трудах, авось душа хоть толику тоски сбросит.

Добралась до реки к вечеру. Холодный ветер гнал кудряшки волн, присыпанных первой желтой листвой. В тот миг как разглядела остров, закатное солнце выпорхнуло из-за сизых осенних туч, осветив добротный сруб, возвышающийся над поверхностью реки. И почудилось Федосеюшке, что Храм этот недостроенный лучами до самого неба достает. И от этого столба света отделилась вдруг фигура. Глядит Федосеюшка, и глазам не верит, Гришка это, молодой, прежний, только лицо будто обожжено.

До самого утра говорили. Рассказал Григорий, как выменял ее у Фармазона на душу, да только без души и любви не стало. Как жил-не жил все эти годы, как выпросил назад вместилище греха и света. В ту ночь побежал он в поле, стал звать беса, просить о пощаде. Не сразу явился Фармазон, а лишь как посулил Гришка капиталы, что нажиты, на милостыню раздать. Пришлось бесу смириться, взял он портрет из рук безумца, да выстрелил в него. С тех пор лицо и покалечено печатью дьявольской. Небольшая расплата за грех тяжкий, за жизнь с душой, в любви, без страхов, все страхи в нем тем выстрелом убило.

А к весне достроили они свой Храм, да и обвенчались в нем.

Наваждение — Фармазон — Медвежья услугаКогда отверзаются небеса«Перепекли»«Анютка»

Рассказы из книги «Когда отверзаются небеса» — Другие рассказыНон-фикшнЮмор

Об авторе. Информация о книге. Содержание раздела

Елена Гвозденко. Радоница. Сборник рассказов. Формат zip-файла pdf, 428 Кб.

Загрузить!

Всего загрузок:

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com