ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Михаил ГРЯЗНОВ


ОЛИВЬЕ ИЗ ЛЮБИМОГО

Вот многие спрашивают: «А трудно ли писать»? Отвечаю: «Нетрудно». Труднее сделать, чтобы тебя читали, несколько сложнее, чтобы печатали, и совсем из области фантастики, чтобы за напечатанное платили. Так что если Вам хочется что-то написать, садитесь и пишите. Например, письмо своей бабушке в Мариуполь о неурожае злаковых на Северо-Западе. Можно на нескольких страницах. Если хотите, чтобы это прочитали, разместите на литературном сайте в Интернете, наверняка кого-то заинтересует, у вас появятся почитатели, а возможно и фанаты.

Самое простое писать от первого лица. О чем писать, совершенно неважно, пишите о том, что видите, допустим: «Идет коза рогатая». Далее можно развить сюжет, например, вспомнить, что не только козы бывают рогатыми и описать своего последнего мужа. А потом перейти к выигрышным темам: «любовь-кровь», «животные-дети». Здесь годится абсолютно любой переход. Так для описания своего любимого вполне допустимо использовать методику приготовления салата оливье, что, по сути, и является построением литературного произведения.

Итак, брошенная неблагодарным супругом, вы страдаете за кухонным столом над приготовлением пресловутого салата. Сегодня день вашей свадьбы и вы отмечаете его в гордом одиночестве, проливая слезы над репчатым луком.

Уместна будет параллель с вашими слезами счастья, в день, когда этот подлец на вас женился. Сравнить вкус слез. Слезы бывают сладкие-горькие, чистые-грязные, а еще крокодиловы. Описав процесс очищения через лук и слезы, можно перейти к картошке. Неплохо вспомнить, как вы перебирали картошку на овощебазе в подшефном колхозе. Вы сидели рядом соприкасаясь рукавами и запах гнилой картошки растворялся в выделяемом милым мускусе. Что такое «мускус» знать не обязательно, достаточно того, что им иногда пахнут как раз перед тем как, или во время того. Это что-то вроде перегара. От картошки смело переходите к огурцам. Вспомните, каким зеленым был любимый, когда вы впервые затащили его домой в отсутствие мамы. Если хотите показать, что позднее муж стал патентованным алкоголиком, добавьте, что тот день вы и проклинаете. Потому что не обратили внимания на зеленоватый оттенок лица будущего супруга, вызванный, как потом выяснилось, острой алкогольной интоксикацией.

И вообще, огурец многогранный овощ. Его пупырчатость будет весьма уместна при воспоминании о лягушках певших в ту самую ночь в пруду. Размер корнишона можно сравнить... ну хотя бы с его зарплатой.

Покончив с огурцами, начинайте строгать колбасу. Лучше всего взять «Докторскую». Ее название легко перевести на профессию супруга. Неплохо сделать его участковым гинекологом. В этом случае станет, понятна причина развода и что не вы тому виной.

Затем уроните скупую слезу в открытую банку с горошком. Сравните горошины с его зрачками, в день, когда вы сообщили о своей беременности. И тут же переходите к чистке яиц и морковки. В этом месте желательно подчеркнуть, что ингредиенты для оливье нужно резать как можно мельче, особенно яйца. Впрочем, морковку тоже. Полученное блюдо залейте майонезом. Уместным станет воспоминание о первой совместной ночи и полнейшей половой неграмотности обоих. Неплохо пройтись по дошкольному воспитанию, исказившему понятие о сексе на всю оставшуюся жизнь. Полученное блюдо припорошите зеленой травкой и добавьте, что ваш новый возлюбленный похож на зайчика, такой же лопоухий и непрерывно ест. В общем, приятного аппетита!

БОМЖОВАЯ СКАЗКА

— Кажется, готов, — сказал пассажир и осторожно потрогал лежащее тело.

— Дышит, — присев на корточки, ответил водитель.

Двое мужчин растерянно стояли на ночной улице, возле приткнувшегося к бордюру автомобиля.

— Ты когда-нибудь научишься ездить?

— Может, «скорую» вызвать?

Пассажир в недоумении посмотрел на водителя.

— Давай его в салон, потом разберемся.

Мужчины осторожно взяли пострадавшего и стали заталкивать на заднее сиденье.

— Тяжелый.

— А вонючий-то, страсть! Типичный бомжара.

— Чего ж ему не вонять, сам бы в помойках порылся...

— Ноги прибери, с сиденья свисают.

Мужчины проворно уложили тело и, усевшись в машину, рванули от места аварии.

— В больницу?

С заднего сиденья раздался то ли стон, то ли кряхтенье.

— Гляди, ожил, — обернулся водитель, — едем ко мне, на свету посмотрим. Может все не так страшно, тогда накормим и отправим на все четыре стороны.

Василий, именно так, Василий, и в самом деле был бомжем, вот только под машину он попал не случайно. Василий никогда не попрошайничал в открытую и не приставал к людям, он просто стоял и скорбно смотрел на выходящих из магазина. В удачный день всегда что-то перепадало от раздобревших в предвкушении домашнего застолья покупателей. Но зимой подают неохотно, люди стремятся укрыться в тепле, не обращая внимания на замерзающего побирушку. К тому же времена настали неспокойные, подвалы в большинстве своем закрыли, на дверях подъездов наставили замков. А вся недолгая жизнь Василия показывала, что зимой без еды легко ненароком загнуться, как уже случилось не с одним его приятелем. Потому и способ выживания он выбрал довольно опасный, но при удачном стечении обстоятельств, позволяющий сытно поесть и переночевать в подъезде или теплом подвале.

Обычно Василий околачивался возле новых домов, где обитает зажиточная публика и с утра выбирал будущую жертву. Как выбирал, пожалуй, и сам не мог бы объяснить. Может по глазам, может по манерам или повадкам. А вечером, когда на улице становилось темно, угадав с какой стороны, подъедет машина, Василий бросался под колеса. Вернее так казалось водителю. На самом деле Василий в прыжке ударялся о крыло и быстро откатывался на безопасное расстояние. Он всегда старался, чтобы удар получился ощутимым для водителя, но не приведи бог помять машину. Как-то по неопытности он помял крыло новенькой иномарке, и с тех пор у него недостает одного зуба. Василия передернуло от неприятных воспоминаний.

Конечно не все водители, даже предварительно отобранные отличались благородством. Бывали случаи, что Василия оставляли лежать на обочине, стараясь быстрее сбежать от места трагедии. Бывало, везли к врачу, а один раз выбросили в мусорный контейнер. Но чаще хорошо кормили, иногда давали несколько дней отоспаться, не прогоняя из подъезда. Как-то раз Василия даже поселили на даче, велев ее охранять, и он прожил в относительном тепле до весны. Потом с хозяином дачи пришлось расстаться, Василий проворовался, и сытая жизнь закончилась.

До дома доехали быстро, мужчины вышли из машины и тихонько переругиваясь, вытащили с заднего сиденья пострадавшего, затем, мешая друг другу, понесли его к лифту.

— Осторожнее, не прижимай его ко мне, он весь в грязи.

— Давай его помоем?

— Вдруг он от воды помрет? Пусть лучше так будет, может ему привычней.

В квартире, Василий решил, что притворятся сверх меры не стоит, чтобы его не спустили невзначай в мусоропровод, и пошатываясь встал на ноги.

— Смотри, живучий какой, — хозяин квартиры осмотрел Василия и удивленно зацокал языком, — ни одной царапины. Я грешным делом подумал, что уморили мы мужика.

Потом состоялось обычное мужское знакомство, со скромным ужином. Василий от еды не отказывался, но ел медленно, с достоинством бомжа-интеллигента. Когда гость ушел, хозяин разговорился со своей жертвой. Он рассказал, что жена от него ушла, прихватив, малолетнего сына и живется ему одиноко. Василий более помалкивал, он по опыту знал, чем больше человек при тебе выговорится, тем труднее ему будет выгнать нежданного гостя на улицу. Может в этот раз повезет, и хозяин квартиры пристроит его на свою дачу? Тогда уж Василий не совершит прежней глупости, а может по осени вернется на дачу снова.

Хозяин все говорил и говорил, у Василия даже глаза стали слипаться. Но чем больше он слушал своего собеседника, тем более очевидным становилось родство душ. Василий даже проникся к нему уважением. Нет, мужчина, конечно, не добывал пропитание на помойках, но был такой же одинокий, как сидящий перед ним бомж. Вот так взять и привести с улицы первого встречного, накормить и до сих пор не выгнать... Знаете ли, в его жизни такое случалось нечасто, это как выигрыш в лотерее. Василий даже почесываться старался незаметно, чтобы не прерывать речь этого истосковавшегося по общению человека.

Глубокой ночью, когда хозяин вдруг глянул на часы, Василий затаил дыхание. Вот тут-то и должно было решится, скажет сейчас: «Приятно было познакомиться, прощай».

Но хозяин, покопавшись в шкафу, достал старое одеяло и постелил его в углу. Потом пристально посмотрел в глаза засидевшемуся гостю, положил ему на голову руку и сказал:

— Ладно, помоешься, завтра. Живи, так и быть, сколько получится.

У Василия защипало в глазах, внутри горла, что-то засипело, и он в первый раз в своей жизни неумело замурлыкал.

Рассказы, опубликованные в 2004 — 2008 гг.
«Любимая». «Продам ведро котят. Недорого!»«Поговорим о бабах, котик?»  — «Delete»«Праздник похорон». «Мужское счастье» — «Оливье из любимого». «Бомжовская сказка» — «Пистолет для придурка»

Публикации 2009 г.

Сценарии короткометражных фильмов

сауна центр

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com