ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Михаил ГРЯЗНОВ


Я ЛЮБЛЮ ТЕБЯ, СУКА!

Окончание. Начало здесь

.............................................................................

Ольга злобно засопела, потом ее прорвало, и она разразилась матерной тирадой. Ого!

Раньше за ней такого не водилось, и за пять минут я узнал, что ее новый любовник полное дерьмо и редкая скотина, машина на которой мы едем, числится в угоне, а Ольге рекомендовано бросить ее в ближайшей подворотне, выкинуть ключи и бежать к метро, затерявшись в толпе.

 

С полминуты я переваривал полезную информацию, а потом сказал:

— Позвони этому козлу и спроси, кто может за тобой ехать на черном БМВ. Может это его приятели нас сопровождают.

— Я не буду звонить, между нами все кончено.

— Ты ему сейчас позвонишь и спросишь то, что я тебе сказал, — иногда в общении с Ольгой мой голос приобретал несвойственные ему стальные нотки.

— Не буду.

— Тогда я остановлюсь и узнаю, что этим людям нужно. Только имей ввиду, если это менты, будешь разбираться с ними сама.

Здесь я немного лукавил, разбираться пришлось бы обоим, но такие мелочи Ольге были неведомы, и она снова вытащила трубку из сумки.

— Он не знает, кто это,— сказала Ольга после короткого разговора, — говорит, что нужно срочно от машины избавляться.

— Заботлив он у тебя, однако, — похвалил я Ольгу и выехал на набережную.

 

Между тем, выбрав момент, преследователи попытались подрезать «Ленд Крузер», прижав его к тротуару, а из окна пассажирской двери снова высунулась «бритая башка» и скорчила зверскую рожу. Зря он так сделал, если до этой выходки у меня были некоторые сомнения, то сейчас они разрешились явно не в пользу хозяев БМВ. Вот уж чего мне меньше всего хотелось, так это разбираться с кем бы то ни было, как я оказался за рулем угнанной машины. Я выехал правым колесом на тротуар, увернулся от бросившейся под колеса урны и прибавил скорость. Похоже, что преследователи расстроились — их машина заморгала ксеноновыми фарами и обиженно загудела клаксоном.

Не доезжая поста ГАИ, наши преследователи угомонились, и мы дружной стайкой миновали милиционеров. Видимо эти парни имели свои резоны не впутывать в наши странные игры посторонних, и это немного окрыляло. Дело оставалось за малым — оторваться от преследователей и где-нибудь поблизости от метро исчезнуть, оставив на растерзание ворованный автомобиль.

 

— У тебя в сумке лежат гигиенические салфетки, достань их.

Ольга пребывавшая в своем сумеречном мире, похоже, забыла о моем существовании. Она вздрогнула и переспросила:

— Что сделать?

— Протри салфетками все ручки в машине, до которых сможешь дотянуться. Перчатки у тебя есть?

Ольга порылась в сумке, достала салфетки и перчатки. Меня всегда интересовало, можно ли придумать, чего не окажется в ее сумке. Как-то раз мне понадобился кусочек проволоки и гвоздь, и Ольга, зарывшись с головой в волшебную сумку, через минуту извлекла весьма приличный моток проволоки и шуруп.

— Машина у тебя давно?

— Два дня.

— Ты ее получила вместе с привычкой к новым сигаретам?

Ольга не стала пререкаться, натянула перчатки, открыла пачку влажных салфеток и принялась сноровисто протирать дверь и панель машины.

Тут я развеселился — кажется, мне пришло в голову, чего в ее сумке быть не может:

— А для меня перчаток у тебя не найдется?

Ольга не оценила юмора, раскрыла сумку и достала из нее пару одноразовых медицинских перчаток.

— Пойдет?

Как обычно, она выиграла, и я даже расстроился.

— Для чего ты их с собой таскаешь?

— Ты все равно не поймешь, они нужны мне для салона, чтобы руки не испортить.

И снова оказалась права — я не ничего понял, но перчатки надел.

 

Однако, вернемся к нашим преследователям. А они, между прочим, времени не теряли — перестроились в левый ряд и потихоньку обгоняли «Ленд Крузер», воспользовавшись, тем, что нашу полосу заняла фура. Морда в окне БМВ появилась снова и ее кривляния не стали дружелюбнее. Я бы сказал наоборот — помогая себе руками он вполне отчетливо изображал, что с нами сделает, когда доберется. У парня несомненно был талант клоуна-мима, и что самое занятное, я ему верил, а со мной, знаете ли, это редко бывает, чтобы так безоглядно поверить первому встречному проходимцу.

 

Обогнав нас на полкорпуса, неприятельская машина стала медленно прижимать джип к обочине. И тут до меня дошло, что я совершенно напрасно миндальничаю — если эта машина уже не наша, с какой стати за нее переживать? В тот же момент я престал уступать дорогу и правое заднее крыло преследователей со скрипом и глубоко вмялось в собственный кузов. Машина шарахнулась в сторону, задела обгонявшую ее Волгу, а мне стало неуютно. Это в кино машины скачут друг по другу, кувыркаясь по трассе, а в жизни я подобного не видел. В принципе, я вполне законопослушный гражданин в меру недолюбливающий ГАИшников и портить злонамеренно чужие машины мне еще не приходилось. «Рожа» в соседней машине высунулась почти до пояса и попыталась на ходу оценить полученный ущерб, а разглядев заднее крыло, спортсмен, кажется, впал в уныние.

 

Водители соседних автомобилей стали обращать на нас внимание и вполне возможно, что сознательные граждане уже звонили в организацию занимающуюся отловом таких парней как мы и представляющих опасность для общества. Встреча с бравыми ребятами из какого-нибудь спецназа в мои планы входила еще в меньшей степени, чем катание на угнанной машине и, ударив по тормозам, я свернул в боковую улочку. Позади раздался звук глухого удара, и я мысленно нарисовал еще одну звездочку на борту нашего монстра.

Мой потрясающий маневр не только привел к аварии в среде не соблюдающих дистанцию «чайников», но и сбил со следа талантливого клоуна вместе с его приятелями — подобно налившимся яростью кабанам, они тяжело просвистели мимо нашего поворота.

 

— Ты как? — занятый преследователями я на время забыл об Ольге, и ее голос вернул меня к реальности.

— Ничего. Знаешь, это конечно сильнее того, что между нами было, но по уровню адреналина вполне укладывается в концепцию общения с тобой.

— Тебе не нравится? — Ольга, кажется, пришла в себя, и решила пококетничать.

— Знаешь, я консервативен, мне по-прежнему не нравятся мужики из твоего окружения.

Ольга хмыкнула, а я в изумлении уставился на дорогу. Потерявшиеся было «кабаны», нашлись — их машина стояла у обочины, а узкую проезжую часть перекрывала поставленная поперек милицейская «шестерка». Трое быковатых парней с ухмылками смотрели на приближающийся джип, а милиционер задумчиво разглядывал смятое крыло БМВ.

 

И вот что удивительно, в мозгу что-то щелкнуло, и он стал работать в каком-то другом, ирреальном режиме — голове замелькали кадры голливудских фильмов, где такие же мощные джипы легко сметают с автобанов полицейские машины и нога вполне самостоятельно вдавила в пол педаль газа. Я физически ощутил ту самую точку на багажнике милицейского автомобиля, в которую нужно было ударить.

— Держись, — это я крикнул Ольге, но, похоже, она сама поняла, что произойдет, и вжалась в кожаное сиденье.

Против ожидания, удар оказался не очень сильным, возможно сказалась разница в весовой категории машин. В зеркалах я увидел, как отброшенная мощным «кенгурятником» «шестерка» со всего маху впечаталась в черный бок увечной БМВ. Стоявшие на тротуаре парни, не ожидали такой подлости от милицейской машины, бестолково засуетились вокруг пострадавшей, а самый расторопный уже протискивался на водительское место с пассажирского сиденья. Милиционер, медленно, как при повторе эффектного кадра футбольного матча, доставал из кобуры пистолет.

— На пол!

Ольга в своем торжественном прикиде мгновенно стекла на грязный пол и каким-то хитроумным образом скрючилась на коврике. Это было потрясающе — еще ни разу мне не удавалось достигнуть столь безропотного послушания! Подобные ощущения, думаю, испытывает дрессировщик, долгое время приручавший непослушного тигра, в момент, когда зверь исполнил его команду. И не суть, что он сделал это под дулом пистолета, главное, что впервые послушался.

 

Тупая пуля Макарова прошла сквозь Ольгино сиденье и расцвела паутиной на стекле, а через дырочку в машину ворвался прохладный зимний ветерок. Я перевел взгляд на зеркало, но веселая компания уже скрылась за поворотом.

— Выползай.

Ольга легко развернулась и скользнула на сиденье.

— Ой! Что это? — и она потерла пальцем в кожаной перчатке дырку на стекле.

— В нас стреляли?

— Это мент, ему было жалко свою машину, потому, что его переведут в регулировщики.

— Получается ты спас мне жизнь?

— Ну да. А ты как обычно хотела сгубить мою, и у тебя снова ничего не вышло. Теперь застегни сумку, проверь, чтоб ничего не выпало на пол, я сейчас сверну за угол и мы остановимся. Быстро выходим из машины и спокойным уверенным шагом идем к метро. Ты поняла?

Ольга, не переставая кудахтать, все терла пальцем злосчастную дырку.

— Я спрашиваю, ты все поняла?

— Да, да.

— Тогда подбери с пола салфетки.

И Ольга снова скрылась под панелью, а я еще раз взглянул на дырку в сиденье и прямо скажу, почувствовал себя неуютно. И тут я краем глаза увидел все ту же черную машину — сплющенная с обеих сторон будто закопченная туристами консервная банка, она стремительно нас настигала. Знаете, это не автомобиль, а просто птица Феникс какая-то. У меня с этого времени, огромное уважение к производителям немецкого чуда, когда разбогатею, непременно себе такую куплю.

 

Я очень рассчитывал на то, что милиционера парни с собой не взяли, к чему им лишние свидетели нашей встречи, но на всякий случай скомандовал начавшей выползать Ольге:

— Лежать!

И что вы думаете, она покорно легла! Кажется, я понял, чего нам не доставало в отношениях, и очень жаль, что все в прошлом, я нашел бы способ раздобыть пистолет.

 

Но в нас не стреляли, похоже, своего оружия у парней не было, а милиционер остался грустить у разбитой машины. Но самое печальное, что рация в ней, вернее всего осталась невредимой и если мы сейчас не избавимся от своих проблем, то вечер непременно проведем в кутузке.

— У твоей машины фаркоп есть?

— Кто-кто? — отозвалась Ольга из-под кресла.

— Железяка позади машины, на которую прицеп для картошки цепляют.

Ольга задумалась, а я сбавил скорость и повернул во двор. Как только преследователи свернули за нами, я затормозил, включил заднюю передачу и придавил педаль газа.

Похоже, фаркоп у машины все же был — БМВ привычно просел от удара, тяжело выдохнул паром из дырявого радиатора и умер, прижав сработавшими подушками безопасности своих наездников. Я переключил скорость, мощные колеса выбили куски гравия из разбитой улочки и презрительно закидали ими поникшую неприятельскую машину.

 

Автомобиль мы покинули без приключений на площади возле метро. Я выбросил в урну ключи, а Ольга достала из заветной сумки жетоны. Ну, скажите, откуда она вообще может знать, как выглядят эти штуки, если в последний раз в метро ездила еще за пять копеек в начальных классах. Ольга опустила жетон в мой турникет, и мы встали на эскалатор.

— Ну, что? — Ольга стояла на две ступеньки выше и оттого наши лица были почти на одном уровне, — ты не забыл, что я теперь одинока?

Я хмыкнул, — азарт погони еще не прошел и меня слегка потряхивало:

— Твое одиночество не продлится более сегодняшнего вечера.

— Ведь ты меня проводишь?

Я отрицательно покачал головой. Ольга усмехнулась:

— Боишься?

— Да, боюсь. Боюсь, что все начнется сначала. И у этого начала не может быть хорошего конца.

— Ты уверен?— Ольга явно наслаждалась моим замешательством, — ведь ты научился со мной управляться.

Зараза, она и это заметила, не могу понять, как ей это удалось из-под сидения. Я задумчиво посмотрел в ее глаза:

— Нет.

Зря я смотрел ей в глаза. Ольга усмехнулась и близоруко сощурилась:

— Ну, как знаешь. Осторожно, мы приехали.

Эскалатор сложился в бегущую дорожку, и мы оказались в людской преисподней. По обеим сторонам брели люди, они толкались, напирали со всех сторон, и этот водоворот стремительно уносил от меня Ольгу.

— Я тебе позвоню.

Вряд ли она меня расслышала, слишком тихо я это сказал. Но Ольгу уже оттеснили старухи с котомками, стайка размалеванной молодежи, и она, оглядываясь, уходила все дальше. А я стоял и смотрел, как она уходит.

Может, нужно было что-то сказать? Ведь мы не можем так просто расстаться, может, что-то в этой жизни изменилось? Ну?

— Не могу, — это я сказал шепотом, — я тебя просто не выдержу. Прощай.

 

— Предъявите документы.

Наглый и требовательный голос вернул меня к жизни, голова мгновенно заполнилась разноголосым гомоном и скрежетом подходящего к Ольгиному перрону состава. Кажется, обладатель голоса был раздражен, а может, даже испуган. Хорошо, что ему не пришло в голову, как в старых фильмах, положить мне на плечо руку. Я бы мог не сдержаться, а драка с милиционерами это вовсе последнее дело. Я обернулся и к своему изумлению никого не увидел.

— Гражданин! — голос, громыхая протокольным раскатистым «р» раздавался откуда-то снизу. Я опустил глаза и увидел на уровне, чуть выше моего пупка двух милицейских курсантов.

— Ваши документы.

Я полез во внутренний карман и увидел свою руку — на ней по-прежнему была надета медицинская перчатка. Идиот! Еще бы морду платком замотал и в метро сунулся.

Милиционеры тоже не сводили глаз с моих рук. Они стояли, напряженно сжимая детские кулачки — один смотрел на мою правую руку, а второй на левую, наверное, чтобы у них глаза не разбегались. А я осознал, что наконец-то влип по-настоящему.

— Ой, вы здесь, а я по всей станции бегаю, думала, что мы потерялись, — раздался позади меня радостный голос, — ну нельзя же быть таким рассеянным, прямо как ребенок, — и на глазах обалдевших милиционеров Ольга принялась стаскивать с меня перчатки.

— В чем дело, товарищи? — Ольга взглянула под ноги и сделала вид, будто только, что обнаружила милиционеров.

— Да вот... — заблеял самый отчаянный.

— Это мой гинеколог, он всегда такой рассеянный... Ну же, снимайте быстрее, люди на вас смотрят.

Потом она бросила перчатки в свою бездонную сумку, подхватила меня под руку и мило улыбнулась замершим милиционерам:

— Всего хорошего, большое вам спасибо, — Ольга втолкнула меня в вагон, двери с грохотом закрылись, и мы опять куда-то поехали.

Публикации 2009 г.
«Обрывки одного дневника». «Чудны дела твои, Господи». «Я убью тебя, папочка»
«Поймай своего крокодила, Ленка» — «Я люблю тебя, сука!»

Рассказы, опубликованные в 2004 — 2008 гг.

Сценарии короткометражных фильмов

Все подробности шугаринг депиляция сахаром тут. . Сдать медный кабель неочищенный в москве прием медного кабеля неочищенного.

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com