ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Михаил ГРЯЗНОВ


ПОЙМАЙ СВОЕГО КРОКОДИЛА, ЛЕНКА...

— Ну, возьми с собой Ленку,— в который раз уговаривал меня Олег, — чего тебе стоит?

— Не возьму. Я был тверд в своем убеждении, что жена Олега мне вовсе ни к чему на рыбалке.

— Послушай, но я ведь не виноват, что меня отправляют в командировку. Всего на неделю, тебе что, жалко?

— А почему бы тебе не оставить ее дома?

— Хочешь, чтобы Ленка меня сожрала? Я обещал, что в этот раз она проведет отпуск в Турции.

Я не хотел, чтобы Ленка сожрала Олега, но мне был непонятен целый ряд вопросов.

— Но ты же ей не обещал, что она проведет твой отпуск вместе со мной?

Олег начинал злиться:

— Видишь ли, каждый год, когда начинаю собираться в отпуск, подворачивается какая-нибудь срочная работа, будто кроме меня на фирме нет людей. Еще в прошлом году я обещал Ленке, что мы вместе поедем за границу. У меня сейчас выбор: или я на неделю поеду в эту дыру, а потом три недели свободен, или в «дыру» едет другой человек, а я сижу все лето на фирме.

— А с чего ты решил, что ее устроит поездка со мной в Карелию?

— Ты сам расписывал, как там здорово, и она просто горит желанием половить рыбу. Это единственное, что может меня спасти от ее истерик.

— Нет, Олег, не проси. Как ты себе представляешь, тащить с собой женщину, рассчитывавшую на турецкий комфорт, в Карелию? Да она тебе потом голову откусит.

— Это будет потом. Когда вы вернетесь, мы на следующий день улетим и ей просто некогда будет заниматься членовредительством. Она рыбу ловить умеет, я учил ее. И помогать тебе станет.

— Мне главное, чтобы не мешала.

В отчаянной попытке отказать Олегу я начал рассказывать об ужасах турбазы, на которую собирался. Что там нет горячей воды, а от холодной трескается эмаль на зубах. — А удобства? — говорил я Олегу, — деревянный туалет над выгребной ямой и душ из ржавой бочки, с греющейся на солнце водой. Представляешь? И все это в номере! Последнее, впрочем, было излишним, Олег сказал: — Это то, что нужно! Потом незатейливый турецкий отель покажется Ленке «Хилтоном». После он набрал воздуха в грудь и с трудом выдавил из себя:

— Черт с тобой! За это, когда поедешь в отпуск, я возьму твою собаку.

Это было серьезно, после Карелии я собирался поехать в Крым, а с собакой проблема была не решена.

— Ладно, наливай.

Потом мы прошли в комнату, где Ленка гладила огромного кавказца Ингу. Они склонились морда к морде и обе тихо млели.

— Лена, — торжественно сказал Олег, Дима согласился взять тебя с собой на рыбалку.

Ленка отпустила собаку и взвизгнула, Инга удивилась и на всякий случай залаяла, и вдвоем они радостно запрыгали по комнате. Потом вдруг Ленка остановилась и, подняв васильковые глаза на мужа, спросила:

— Что значит «меня»? А ты? И вообще, мы же в Турцию собрались!

Мне очень хотелось вставить, что ее, Ленку, муж обменял на собаку, но на всякий случай я смолчал, не решаясь нарушать и без того хрупкое семейное равновесие.

— Леночка, мне нужно будет на неделю уехать в командировку, ты поедешь с Димой, а потом сразу же уедем в Турцию. Вот билеты, путевки, я все уже решил.

Ленка быстро-быстро заморгала глазами, но заплакать не успела, потому что Олег добавил:

— А сейчас мы с тобой пойдем в магазин, ты ведь хотела для Турции новый купальник?

 

Через несколько дней я позвонил Ленке.

— Значит так, с собой нужно взять следующее: теплые вещи, чтобы ты могла сидеть в лодке и не мерзнуть. Еды возьмешь из расчета на неделю, магазинов поблизости нет. И прихвати что-нибудь теплое на вечер, тулуп какой-нибудь или ватник, удочки я тебе возьму. А ты что, правда умеешь ловить рыбу?

— Конечно, мы с Олегом ездили к его друзьям, и он меня научил.

— Хм... ладно, завтра с утра за тобой заеду. Вопросы есть?

Ленка радостно сообщила, что у нее вопросов нет, и довольная побежала готовиться.

 

Утром следующего дня я подъехал к Ленкиному подъезду и набрал на домофоне код ее квартиры:

— Выходи, я тебя жду.

Вместо того, чтобы скатиться вниз, Ленка прохрипела испорченным динамиком:

— Поднимись ко мне, поможешь донести вещи.

В душу закрались нехорошие предчувствия. Я поднялся в лифте и надавил кнопку звонка. В квартире что-то упало, раздался шорох отодвигаемых вещей, и в образовавшуюся щель меня втянула женская рука. Я перешагнул какие-то баулы, споткнулся о набитый пакет и становился, ошеломленный увиденным — перегородив поперек коридор, стоял огромный фирменный чемодан, возле двери ютились парочка сумок размером со средней упитанности рюкзак, а несколько полиэтиленовых пакетов тихонько разваливались своим содержимым от моего неловкого вторжения.

Ленка приняла мое молчание как восхищение своей запасливостью, убежала в комнату и сразу же вернулась с огромной, одетой в полиэтилен шубой. Я не очень разбираюсь в мехах, но то, что это один из последних писков моды, я ручаюсь.

 

Я вздохнул, уселся на табурет и, указав на чемодан, сказал:

— Что у тебя здесь? Выгружай!

Вскоре обстановка в комнате напоминала известную картину «Обыск в квартире революционера». Ленка с лицом отправляемого на каторгу большевика отстаивала каждую тряпочку, но полиция оказалась сильнее и через пару часов в комнате стояло вполне оформившееся подобие «рыбачки Сони». Потраченные на борьбу с Ленкой усилия подпитывало лишь обещание Олега забрать к себе собаку, поэтому из последних сил я придвинул к себе оставшийся пакет и, услышав, что там еда, даже не стал его разбирать. И как оказалось, напрасно.

 

 

— Напрасно я не сделал этого в городе, — повторял я, в очередной раз, рассматривая на турбазе Ленкину еду. Это что?

— Чипсы, я собираюсь худеть.

— А это?

— Виноград и конфеты.

— На кой черт тебе «Пепси» понадобилась? Я думал, что это консервы такие тяжелые.

— Как это зачем? А что я пить по-твоему буду?

Конечно, можно было в качестве наказания, заставить Ленку есть взятый с собой корм для собаки, но тогда Инга останется голодная. В общем, я понял, что привезенные мной продукты враз ополовинились потому, что в отличие от Ленки, ни я, ни собака, худеть не собирались. А если я верну Олегу оголодавший труп, вряд ли он исполнит свое обещание, скорее всего, на радостях ударится в такой загул, что мне его будет просто не достать.

— Ладно, черт с тобой, раскладывай свое барахло, я пойду насчет лодки договариваться.

 

Уже через час мы сидели с Ленкой в моторной «Казанке»* и споро шли против течения:

— Значит так, — перекрикивая рев мотора, продолжил я свой инструктаж, — в лодке не вставать, не бегать и не прыгать. Если что-то понадобится, скажи мне и я подам, замерзнешь, тоже говори, герои мне не нужны. Туалет на берегу, скажешь заранее, чтобы я нашел место куда причалить. Удочку держать, так как я тебе покажу, и не шевелись, иначе снасти перепутаешь. Если блесна зацепится, ты это почувствуешь, ори что есть силы «Стоп», чтобы я остановил мотор. Все ясно?

Ленка смотрела куда-то вдаль и на меня не реагировала:

— Эй, на барже, ты меня слышишь? Тебе все понятно?

— А? Что ты сказал? — Ленка оторвалась от созерцания берегов и повернулась ко мне, — красиво, правда?

— Ты слышала, что я тебе говорил? Повтори!

— Да я и не слушала, думала, ты с кем-то по мобильнику треплешься, — смотрела на меня Ленка огромными голубыми глазами.

Я взревел не хуже нашей «Ямахи»** и повторил инструктаж.

— Все поняла?

— Зачем ты так кричишь, я же не глухая. Вот только не поняла, где ты видишь на берегу туалеты?

— Кусты видишь?

— Вижу.

— Так вот, все кусты в округе делятся на левые и правые относительно места парковки лодки. Справа кусты для мальчиков, слева для девочек. Доступно?

 

Минут двадцать Ленка молчала, переваривая информацию, я даже подумал, что она больше не доставит мне хлопот до самого конца рыбалки и немного расслабился. Однако напрасно — Ленкино удилище вдруг изогнулось, трещотка затарахтела, отрабатывая назад, и Ленка, увлекаемая блесной, зацепившейся о корягу, привстала с сиденья, вытянувшись за убегающей к корме леской.

— Сидеть!

Ленка испуганно плюхнулась на сиденье, лодка покачнулась и Ленка выпустила спиннинг из рук. Напрягшееся удилище выпрямилось и, устремившись за натянутой леской, красиво нырнуло в воду.

— ...ядь ... ядь ... ядь — разнесло мой вопль окрестное эхо.

Я развернул лодку и вернулся к месту потери. На Ленку было жалко смотреть, поэтому весь свой пыл и возбуждение, охватившее меня после исчезновения за бортом замечательного финского удилища с японской катушкой, я сосредоточил на их поисках. К счастью лодка шла недалеко от берега, и мне относительно легко удалось подцепить снасти, еще минут сорок я отцеплял корягу и распутывал леску.

 

Все время, пока мои руки были заняты, я использовал совершенно свободный язык для указания Ленке на ее ошибки. Лекция была исполнена на хорошем русском языке с использованием идиоматических оборотов, легким экскурсом в историю Ленкиной родословной и ее учителя рыболовства Олега. Все это время она сидела притихшей в углу кошкой, сожравшей по неосторожности хозяйский ужин и, казалось, внимательно слушала. Но это только казалось, потому что к концу лекции она спросила меня, почему нельзя было выпускать из рук удилище, если она совершенно точно чувствовала, что оно вот-вот сломается.

 

Азы конструктивных особенностей спиннингов я излагал чуть позже, когда мы снова тралили прибрежные камыши.

— Понимаешь, Ленка, удилище сконструировано таким образом, что его почти невозможно сломать, если, конечно, не топтаться по нему ногами. Оно и должно изгибаться, так что ты держи его в руках и больше не вздумай отпускать. Ленка понимающе кивала головой, и иногда казалось, что мои слова до нее доходят.

Следующую корягу Ленка поймала весьма скоро, на сей раз удилище из рук она не выпустила и храбро принялась тормозить отрабатывающую зацеп катушку. Катушка остановилась, леска зазвенела натянутой струной, усилие, приложенное хрупкой рукой к катушке, превысило технические возможности лески, и она оборвалась. Вместе с обрывком лески на дне Вуоксы*** остался вцепившийся в корягу десятибаксовый воблер****

 

И вот, что я хочу заметить, я почти не орал. Потому что со всяким может случиться, а коряги и браконьерские сети — это вообще первейший враг порядочного рыбака. Но почему за час рыбалки именно Ленке удалось вывести меня из равновесия своими зацепами, этому была посвящена третья часть моей обучающей лекции.

 

В тот день мы больше почти ничего не потеряли. «Почти», потому что на Ленкином спиннинге теперь болтались самые примитивные блесны, которые было не то чтобы совсем не жалко, но не до слез. Поэтому оборвавшиеся впоследствии две блесны я могу даже не считать за потерю.

 

Вечером я приготовил ужин из привезенного с собой мяса, и Ленка решила, что худеть чипсами начнет с завтрашнего дня. Живущие по соседству рыбаки по-свойски подходили к костру и делились своими неправедными победами над рыбной мелочью.

— А почему мы тоже сетью не ловим? — спросила Ленка.

— Потому что мы, Леночка, не браконьеры. Ты разве голодаешь?

И Ленке пришлось признать, что если от чего и грозит ей помереть в ближайшее время, так это от обжорства.

__________________________________

* «Казанка» — дюралевая лодка еще советских времен, предназначенная для установки на нее мотора. Лет двадцать назад обладатель такой лодки, живущий на реке, почитался обеспеченным человеком, подобно нынешнему владельцу последней версии «Мерседеса».

** «Ямаха» — мотор пригодный для установки на лодку и даже на «Казанку».

*** Вуокса — это речка такая специальная под Петербургом, в которой, согласно легендам, можно кого-нибудь поймать и поныне.

**** «Воблер» — игрушечная рыбка с крючками и намордником из пластмассы, который позволяет ей при движении за лодкой кувыркаться под водой подобно сумасшедшей, привлекая к себе всяческих подводных хищников.

................................

Окончание

удобная турецкая сауна цена

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com