ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Михаил ГРЯЗНОВ


ПОЙМАЙ СВОЕГО КРОКОДИЛА, ЛЕНКА...

Окончание. Начало здесь

.............................................................................

На следующий день я решил изменить тактику, и мы затаились в камышах с поплавковыми удочками. Тихая безветренная погода приманила к прибрежным зарослям целые полчища комаров, и Ленкины метания напоминали исполнение обрядового шаманского танца: она прихлопывала ладошами, начиная с лодыжек, заканчивая собственным лбом, постепенно покрываясь боевыми кровавыми пятнами, а я тихонько радовался, что в лодке нет зеркала.

 

В благодарность за Ленкину стойкость я перешел на обслуживание ее рыбацких потребностей, а потребности были велики — у Ленки клевало. Оказалось, что насадить червяка или опарыша на крючок ее огромными когтями в принципе невозможно. Невозможно было и распутать леску, снять поймавшуюся рыбу, отцепить крючки от поймавшегося на спине свитера и снять прицепившуюся камышинку.

К концу рыбалки я был вымотан так, что пойманные Ленкой десяток окуньков меня совсем не вдохновляли. У меня возникло стойкое подозрение, что чистить этих заморышей придется тоже мне, поэтому я с радостью одарил хозяйского кота, который после этого встречал нас с рыбалки ежедневно. Но ожидания его были тщетны, и в последующие дни разочарованный кот, обнюхав лодку, презрительно задирал хвост и уходил к более удачливым рыбакам.

 

И если кот себя вел вызывающе, но хотя бы молчал, то знакомые рыбаки исходили от собственного остроумия. Они проехались и по древнейшим традициям о месте женщины в лодке, вернее, за ее бортом. О качестве снастей, о кривых руках и многом другом. Даже спокойную Ингу стало задевать подобно отношение, но делать было нечего — Фортуна настойчиво совала нам филейную часть и мы глотали ее горькие плоды. А однажды я не выдержал:

— Завтра поедем в деревню за продуктами.

Грустившая из-за отсутствия цивилизации Ленка, немного приободрилась и потребовала заехать в ближайшую сауну-люкс, ей было крайне необходимо отмыть свои блондинистые космы и прочие части тела.

«Люкс»-«не люкс», но знакомая старуха протопила отличную баньку и после меня она долго хлестала Ленку по голой заднице, пока запылившиеся Ленкины зрачки не обрели природный васильковый цвет.

— А сейчас, дорогая, сделаем самую главную покупку из-за которой мы сюда приехали, — говорил я Ленке, когда мы покинули гостеприимную бабульку, — я буду покупать еду, а ты пройдешь на деревенскую площадь и купишь двух самых больших и свежих судаков. Поняла?

— А зачем нам рыба?

— Рыбу, мы, Леночка тщательно упакуем, чтобы никто не видел, а потом якобы привезем с рыбалки. Я не могу допустить, чтобы о моей невезучести слагали легенды, да еще припутывали к этому тебя.

 

На удивление, Ленка оказалась понятливой и идею обмануть рыбаков восприняла на «ура». Мы прикинули, что парочки двухкилограммовых судаков нам вполне достаточно для восстановления пошатнувшегося реноме и отправились по своим делам.

Когда я загружал купленный провиант, на деревенской площади появилась Ленка. Она с трудом волокла огромный пакет и чрезвычайно довольная сияла намытыми глазами.

— Уф, какие эти деревенские любопытные. «Зачем, да зачем, вам, девушка, рыба?». Просто замучили своими вопросами.

— Поняла теперь, почему я сам не пошел? Тебя они могли принять за городскую хозяйку, а уж меня бы точно признали, и вся затея была бы коту под хвост.

Всю дорогу мы с Ленкой веселились, представляя, как вечером придем с рыбалки и утрем носы насмешникам.

— Я продавщице говорю, вы мне парочку взвесьте, а она мне: «Я, что изо льда ее выковыривать буду? Сколько есть в бруске, столько и берите».

От неожиданности я притормозил:

— Погоди, какой лед, Лена?

— Что значит какой? Из морозильника, какой он еще бывает?

— Я же тебе сказал у рыбаков на площади купить свежую рыбу!

— Про рыбаков ты не говорил, да и не было там никаких рыбаков, я в магазине купила. Знаешь, как продавщица была рада — я почти пять килограммов взяла.

Я остановил машину:

— Где пакет?

— Ты чего на меня кричишь? В багажнике, сам же его укладывал, — Ленка обиделась и отвернулась к окну.

Я открыл багажник и вытряхнул из пакета, замороженный брикет с рыбой. Если до сих пор у меня еще теплилась надежда, теперь она растаяла подобно льду, стекающему по рыбе талой водой. Я еще раз заглянул в пакет, забросил его в багажник, сел за руль и мы поехали.

 

Вот чем хороша Ленка, тем что не умеет долго дуться. Она тронула меня за рукав и виноватым голосом спросила:

— Ты чего? Положим в воду, она за полчаса разморозится, а внешне как живая будет. Ну?

— Леночка, — я сделал паузу и бросил на нее косой взгляд, — как бы тебе тактичнее объяснить... Видишь ли... в местных водоемах камбала встречается исключительно редко. Я бы сказал, до нас ее вообще никогда не ловили.

— Ну и что? — Ленкин оптимизм был неиссякаем,— поймали и поймали, кому какое дело? Повезло, значит.

— Очень сильно повезло. Эта рыба водится только в море, дорогая. Поймать камбалу в Вуоксе, примерно то же, что выловить на червяка пару нильских крокодилов.

Ленка задумалась и минут тридцать мы ехали молча — я хоронил в душе свою рыбацкую репутацию, а Ленка, похоже, вспоминала азы биологии, пытаясь понять, что общего у камбалы с крокодилом.

 

На базу мы приехали, мягко говоря, не в лучшем настроении. Слегка развеселила соскучившаяся Инга, она облизала Ленку и ткнулась мордой мне в колени. Потом она схватила зубами пакет с камбалой и понесла к лодке. Мне было все равно, поэтому я даже не стал на нее кричать. Потом Инга вернулась и стала переносить к лодке всякую мелочь, которую ей давали, чтобы она не путалась под ногами. На рыбалку мы вышли, когда остальные рыбаки уже поставили свои браконьерские сети и ловили в камышах привычную мелочь.

 

В довершение всех неприятностей, едва мы отошли от базы, Ленку угораздило подцепить на блесну сеть. Медленно и уныло, мы ее подтягивали к борту, выпутывали снасть, и когда я уже хотел бросить ее в воду, в голову пришла замечательная идея.

— Ленка, где наш мешок с рыбой?

Ленка поковырялась на дне лодки и достала почти разморозившийся брусок с камбалой.

— Нож!

Ленка удивленно на меня посмотрела, но вбитая в голову с первого дня привычка беспрекословно подчинятся мне в лодке победила, и она без комментариев подала мне огромный «свинорез». Я отковырял от монолита пару камбал, аккуратно запутал их в сеть, потом бросил ее в воду.

— Пусть теперь они думают.

Мы с Ленкой повеселели и еще несколько выловленных сетей пополнились странноватым для Вуоксы уловом. Оставшихся пару самых крупных рыбин мы положили на дно лодки и через полчаса они стали похожи на свежевыловленных из моря.

Лица наши были счастливы и даже сидевшая на носу лодки Инга улыбалась слюнявой мордой.

— Чего поймали, коллеги? — мимо нас медленно проходила лодка с язвительными соседями.

— Да так, по мелочам, — мило улыбнулась Ленка и подняла в руке самую крупную камбалу.

Рыбаки в лодке затихли, потом самый умный надел очки и застыл печальной нимфой на корме удаляющейся лодки.

— Кажется, они не поняли.

— И знаешь, я их не осуждаю, — мы с Ленкой переглянулись и радостно заулыбались.

— Ну, что, на сегодня хватит? — я развернул лодку, и мы потихоньку пошли в сторону базы, а Ленка сказала привычное:

— Ой!

Я уже знал, что в ее лексиконе это означает примерно то же самое, что «стоп» и, заглушив мотор, стал подгребать в сторону зацепа.

— У меня сейчас удочка сломается,— жалобно пискнула Ленка.

— Давай сюда и быстро на весла, греби потихоньку.

Я медленно сматывал катушку, планируя очередные хлопоты с корягой, развлекая себя фантазиями о выражении лиц рыбаков, вытаскивающих нашпигованные камбалой сети, как вдруг удилище в руках дрогнуло, изогнулось и наполовину ушло под воду.

— Чегой-то ты делаешь? — изумилась Ленка.

— Рыба... Ленка... это щука... — еще не веря себе, прошептал я. Мой голос дрожал и срывался, — щука, Ленка, огромная...

Я стал аккуратно выбирать леску, вглядываясь в мутную зелень воды.

— Подсачник!

— Что?! — изумленная Ленка перестала грести.

— Сачок, твою мать. Быстро! Он на корме!

Ленка, конечно, видела эту штуку, похожую на сачок для ловли бабочек, но ей не разу ни пришло в голову спросить, зачем мы с собой его таскаем, а мне до сегодняшнего момента не довелось ей показать, что это такое.

 

Пока Ленка махала, разгоняя мошкару, подсачником, вода под лодкой вздулась и мощными зеленоватыми перекатами обтекла бока всплывшей рыбины. Я охнул, а Ленка от страха профессионально завела под нее сачок. Но свернувшаяся кольцом рыбина, распрямилась, мощно ударила хвостом и выпрыгнула из подсачника. Я перегнулся через борт, придерживая намотанной на руку леской беснующуюся хищницу, ухватил ее за горло и втянул в лодку.

 

Огромная, более метра зверюга растянулась на днище «Казанки», слегка шевеля хвостом, потом она пришла в себя и забилась, норовя выпрыгнуть за борт. Рискуя перевернуть лодку, я бросился не нее своим телом и просунул руку под жабры. Через несколько минут все было кончено — в лодке лежала окровавленная рыбья туша, мои рассеченные острыми жаберными пластинами руки обильно кровоточили, а с берега доносились переходящие в овацию аплодисменты. Оказалось, что наше выступление проходило на глазах у всей базы, метрах в десяти от берега.

 

 

К причалу мы гребли медленно, упиваясь собственной победой и видом притопывающих в нетерпении рыбаков. Инга, внося свою лепту во всеобщий хаос, слегка порыкивала на рыбину и с гордостью посматривала по сторонам.

 

Причалившую лодку обступили рыбаки — щуку с уважением разглядывали, трогали зубы, пытались определить «на глазок» ее вес, а особо дотошный побежал к машине за безменом и линейкой. И вдруг:

— А это у вас, откуда? — очкастый, похожий на ученого рыбак, вытаскивал из нашей лодки камбалу.

Мы с Ленкой переглянулись — ненужная теперь заготовка для нашей шутки, казалось, жгла пламенеющие уши.

— А это... это мы поймали, — мило улыбнулась Ленка, — на червяков.

«Ученый» хмыкнул:

— Ничего не понимаю! Я думал, мужики нас разыгрывают, сказали, что у них в сети камбала поймалась, а вы люди серьезные, не чета нашим юмористам, — и задумчиво покачивая головой, отправился разбирать свой маломерный улов, бормоча о наводнивших реку мутантах и Божьей каре за браконьерство.

 

А вечером, когда мы сидели у костра, Ленка вытерла собаке льющиеся в три ручья слюни и насильно отвернула ее морду от дымящейся коптилки:

— Чтобы не захлебнулась, — пояснила она, потом подумала и добавила, — вот я читала в одной умной книжке,***** что щуку еще называют «речным крокодилом».

— В общем-то да... а с чего это тебе в голову пришло?

— Сам же сказал, что поймать камбалу в Вуоксе, все равно, что поймать крокодила. Получается, если я поймала крокодила, то ничего удивительного в том, что у браконьеров полные сети камбалы, — и Ленка с гордостью посмотрела на меня, довольная своими умозаключениями.

Я взглянул на свои изрезанные жабрами руки и оставил без комментариев беззастенчивое «я поймала», в конце концов, какая разница к кому она прицепилась на крючок — вытащил-то щуку из воды именно я.

__________________________________

***** «умной книжке» — Ленка имеет ввиду книгу знаменитого русского ихтиолога Сабанеева. Еще в позапрошлом веке он умудрился описать повадки и способы лова рыбы, так, что по сей день, книга остается наиболее толковым пособием в этой области.

Публикации 2009 г.
«Обрывки одного дневника». «Чудны дела твои, Господи». «Я убью тебя, папочка»
«Поймай своего крокодила, Ленка» — «Я люблю тебя, сука!»

Рассказы, опубликованные в 2004 — 2008 гг.

Сценарии короткометражных фильмов

«Весенний дебют 2004». Электронная книга  в формате PDF в виде zip-архива. Объем 700 Кб.

Загрузить!

Всего загрузок:

Профлист в воронеже первая строительная база профлист.

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com