ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Сергей ГОР


 1    2    3    4    5    6    7    8    9

 

Жалостливое

 

Небо сентября ультрамарином

Распрощалось с журавлиным клином.

Тихо плачут свечи стеарином

На камине в домике старинном.

 

Дверь закрыта накрепко крючком.

Водки что ли выпить со сверчком,

Полирнуть портвейновым лачком,

Закусить селедочкой с лучком?

 

Мне сегодня жарко до озноба.

Бросила любовница-зазноба.

Что за своенравная особа?

Чтоб ей жить в гареме у набоба!

 

На душе моей скребутся кошки.

Брезжит свет да не в моем окошке.

Отчего же стройненькие ножки,

Обивают не мои порожки?

 

Вот бы к той, черемухой обрученной.

Встрепенется память в плене брючном.

Да тащиться больно не сподручно.

Разложу судьбу на баб поштучно.

 

Удивлюсь открывшимся раскладом.

Все почти исчезли с листопадом.

Лишь одну с неповторимым задом

Замело февральским снегопадом.

 

Погрустил немножечко и хватит.

От большой тоски Кондратий хватит.

Ведь сентиментальный дважды платит,

По долгам в супружеской кровати.

 

 

Снежная бабА

 

Когда нахлынувшая нега

Вдруг встретит от жены табу,

Я из податливого снега

Скатаю снежную бабУ.

 

Не зря меняю ударенье,

В бабЕ и бАбе много розни.

Ведь эта рук моих творенье,

А та судьбы-злодейки козни.

 

С живым прообразом подруг

Мою сравнить никак нельзя.

В объятиях белоснежных рук

Сжигают угольки глаза.

 

Люблю её морковкой носик

И то, что ждет меня с улыбкой,

И мусор вынести не просит,

И не зовет наш брак ошибкой.

 

Жаль, но излишне теплый лучик

Растопит снежную бабУ

И то, что было в жизни лучшим

Стечет в дренажную трубу.

 

Вольется милое созданье

В поток своей большой родни.

Но у жены к тому моменту

Пройдут критические дни.

 

 

Приличный человек

 

Вечер стелется синевою,

А на сердце тоска и мрак.

Я ушел бы, не будь сам собою,

В загулявшую стаю собак.

 

Ради суки, что так порочна,

Весь в укусах, грязи и крови

Разорвал бы любого в клочья

За один лишь намек о  любви.

 

Закружил бы в собачьем вальсе,

Лаем влился в собачий хор.

Даже если  кольцо на пальце,

Как пожизненный приговор.

 

Пусть нужна для этого драка!

Пусть не долог собачий век!

Эх, как жалко, что я не собака,

А приличный вполне человек.

 

Оттого не беснуюсь, не вою,

Если страстью натянет струну.

И не пну ни за что ногою,

Нагло спящую в луже луну.

 

 

Звон в рассвете

 

Куполов золотятся головы,

Серебром рассыпается звонница.

Вслед, отлитый из меди и олова,

Звон степенный рассветом разносится.

 

Дальше главный вступает в дело,

Уцелевший в опале чудом.

Бьет набатом сквозь душу и тело,

Накрывая чугунным гудом.

 

С веток снялись вороньи стаи,

Режет небо корявый их почерк.

Будто сами собой слетают

С губ слова незаученных строчек.

 

В переливах, ударах, звоне

Слиты звуком беда и счастье.

Звон плывет и по жилам гонит

Прямо к сердцу озноб сопричастья.

 

 

Нашей первой любви аллея

 

Где разлапистых елей мгла,

Каждый вздох, каждый взгляд лелея,

Жизни линией пролегла

Нашей первой любви аллея.

 

Здесь весна принимала решенье,

Распахнув объятья отважно.

Пересохших губ искушеньем,

Утолив поцелуя жажду.

 

Уводила аллея бедовая

В тишину опустевшего дома.

Ах ты, летняя ночь медовая

Сладострастной поры истома!

 

Осень нить отпускала плавно.

Счастье в небо змеем бумажным.

В никуда улетало главное

Под слова не о самом важном.

 

На ветвях как посланцы беды

Мрачноватые вещие вороны.

А в сугробе темнеют следы,

Уходящие в разные стороны.

 

 

Эх, как бабы меня любили!

 

Эх, как бабы меня ласкали,

Как томили безумной жаждой.

Раздолбив гранитные скалы,

Я поставил бы памятник каждой.

 

Как умели ценить мгновенное

И свободные, и замужние.

Как несли в постель сокровенное,

Разбросав по ковру ненужное.

 

И смущеньем желанье множа,

Снизойдя до рабыни стона,

Из уюта греховного ложа,

Как царицы сходили с трона

 

Эх, как бабы меня любили!

Карту города не щадя,

Раздаю имена любимых

Скверам, улицам, площадям.

 

 

Голый факт

 

Наука практикой жива,

И мы решили к делу ближе.

Чем выше о любви слова,

Тем место поцелуя ниже.

 

Мы в наши важные дела

Вплетаем нежные затеи.

Я был в чем мама родила,

Ты — босиком до самой шеи.

 

Авось, останется наш след

От погруженья тела в тело.

И пусть науке проку нет,

Зато глобально потеплело.

 

 

Опосля

 

Поредел мой соломенный волос,

Тает медленно глаз синева.

То, что было когда-то мой голос,

Нынче лишь на бумаге слова.

 

Сплетен я людских не боюсь,

Пусть шумят, разгораются споры.

Пусть поставят мой глиняный бюст

Под щербатым кремлёвским забором.

 

Там, где звезды горят в вышине.

Где поблизости мусорный бак.

Пусть собаки приходят ко мне.

Я ведь с детства любитель собак.

 

Пусть машины мимо бегут.

Был любитель я быстрой езды.

Ну, а то, что мотором ревут,

Это мне до кремлевской звезды.

 

О заснеженный бюста бугор,

Может, кто-то случайно споткнётся

И прочтет на табличке: С.Гор,

Ну, а мне там, возможно, икнётся.

 

Вдруг кому-то станет не лень

Полистать моих дней житиё,

И понять, что не всякий день,

Начинал я на букву «ё».

 

Что в стихах моих чувства одни,

Аритмией сливаются в строчки.

В жизни черными были дни,

Были светлыми в жизни ночки!

 

Я надеждой тайной польщён,

Что вздохнет случайный прохожий:

Жить, да жить бы ему ещё

Что-то мало Серёга пожил…

 

 

Замарашка

 

В суматохе вокзальных дел,

Долгих проводов, встреч коротких,

В стороне от снующих тел

Силуэт одинокой сиротки.

 

На ногах мужские сандалии

И с чужого плеча пальто.

Не зовут её в дальние дали

И не ждет её там никто.

 

Что-то ищут в уюте вагона,

Где родители, дети, игрушки,

Голубые глаза с перрона

Полудевочки, полустарушки.

 

В жизни этой можно споткнуться.

В ровном поле отыщется ямка.

Тут бы мамке в подол уткнуться,

Только где она, эта мамка?

 

Ласки в этом красивом обмане

Ищет сердце сиротки зря,

Как ручонка в дырявом кармане —

Крошки черствого сухаря.

 1    2    3    4    5    6    7    8    9

Стихи — ПоэмыПрозаПародииСергей Гор и Ко.

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com