ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Митька ГОЛОПУПКИН


РАССКАЗЫ

ХРЮНЯ (ПРОЩАЛЬНЫЙ ДЕТЕКТИВ)

Когда я решил написать этот рассказ в новом для меня жанре детектива (а заодно внести свою посильную лепту в сокровищницу мировой литературы), то мне популярно объяснили, что в детективе должно быть как минимум одно убийство. А вообще, чем больше — тем лучше. Лучше всего, конечно же, если в детективе десять убийств — тогда это точно будет шедевр мировой литературы. Будучи по натуре совершенно не кровожадным человеком (если меня не злить), я решил, для начала, ограничиться одним убийством, да и то не особо тяжким. Хотя, скажу вам по секрету, когда я вошел во вкус, то у меня руки так и чесались прикончить еще кого-нибудь для ровного счета.

 

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:

СЕРГЕЙ — Сергей Петрович Кабанчиков, глава семейства

ЕЛЕНА — Елена Давыдовна Кабанчикова — его жена

САША — их сын, 14 лет.

ДАША — их дочь Даша, 15 лет.

ДЕД — Петр Иванович Кабанчиков, дедушка Саши и Даши, отец Сергея Петровича.

СОСЕДКА — Октябрина Владленовна

 

Обычная московская квартира, в которой проживает семейство Кабанчиковых. Необычны лишь чистота и порядок, царящие в квартире. Но накрытый белой скатертью и уже частично сервированный стол объясняет причину этого необычного явления. В квартиру входит Елена Давыдовна. У нее в руках две сумки с продуктами.

 

ДАША: Мама! Я решила проявить инициативу и приготовила в духовке поросенка.

ЕЛЕНА: Да откуда же он взялся? Видать, его твой отец притащил... Ох уж этот его юбилей! У нас и так стол ломится... Дед еще не приехал?

ДАША: Нет. Его поезд приходит на вокзал в шесть. Значит раньше семи он у нас не будет.

ЕЛЕНА: А где Саша?

ДАША: Я его не видела. Видимо, он гуляет с Хрюней.

 

Звонит телефон. Даша быстро берет трубку. Мать, убедившись, что спрашивают не ее, уходит на кухню.

 

ДАША: Да, это Даша... А, приветик, Верунчик. Рада снова услышать твой звонкий голосок. Давненько ты не звонила. Небось, с Машкой расплевалась?.. Я так и подумала — иначе фиг бы ты мне позвонила. Ну ладно, ладно. Будем считать, что мы с тобой помирились... Плохо тебя слышу. Ты сказала «Настроение такое, что жить не хочется?»... А мне, наоборот, хочется жить, но не с кем... Что у нас новенького? В школе — все та же скукотища. Зато дома стало весело. Ах, да ты же не знаешь. Маме месяца три назад подарили свинью карликовой породы — минипиг называется... Нет, ты не поняла, не подложили свинью, а подарили минипига. Это очень недешевый подарок, между прочим. Наша Хрюня минимум тысячу долларов стоит. Нам сказали, что содержать минипига очень легко. Надо только ее выгуливать. Хотя нас в квартире живет четверо, но выгуливать ее никто не любит. Все-таки свинья — не собака. Каждое выгуливание Хрюни превращается в бесплатный цирк для прохожих. Причем многие отпускают такие реплики, что не знаешь, что и сказать. Вот, например: «Ой, какой милый поросеночек! Вы его на убой выкармливаете?», «А чо, прикольно. Слышь, рыжая, сколько такая свинья стоит?», «Как умильно ваша свинка землю носом роет. Вы ее дома вообще не кормите?», «Я так понимаю, это самочка, да? А у моих соседей в деревне есть здоровенный боров. Давайте их познакомим». Знаешь, как нас это все достало! К тому же Хрюня оказалась довольно шкодливым поросенком. У отца она испортила его коллекцию бабочек, у мамы сжевала ее любимые туфли, да и у нас с Сашкой тоже немало всего попортила. Но я все равно любила Хрюню. Жаль, что ее больше нет. Представляешь — сегодня нашу Хрюню зарезали. И я точно знаю, кто ее убил. Это сделал мой замечательный... (Слышит шаги.) Ладно, я тебе вечером перезвоню. Все, пока.

 

Входит разъяренная Елена Давыдовна.

 

ЕЛЕНА: Даша! Что ты наделала! Ты же убила и запекла нашу Хрюню!

ДАША: Мам, я не виновата! К моему приходу она была уже мертва. А я не узнала ее с опаленной шерстью и без ошейника.

ЕЛЕНА: Что ты врешь! Как можно было не узнать тело нашего дорогого домашнего животного? Я всегда чувствовала, что ты не любишь нашу Хрюню.

 

Вскоре пришли Сергей Петрович и Саша. Они оба, в один голос, заявили о своей непричастности к этому жуткому преступлению. А в семь часов вечера в дверь раздался звонок. Это приехал дед — Петр Иванович Кабанчиков. Перед тем, как открыть дверь, Елена Давыдовна на всякий случай уточнила:

 

ЕЛЕНА: Кто?

СТАРЧЕСКИЙ ГОЛОС: Прынц в кожаном пальто!

 

Елена Давыдовна открывает дверь. Входит Петр Иванович. Он одет в старую потертую кожаную куртку. В обеих руках у него старомодные чемоданы.

 

ЕЛЕНА: Здравствуйте, Петр Иванович! Очень рада вас видеть. С вами у нас всегда весело. Жаль, что вы у нас редко бываете.

ДЕД: Спасибо, Леночка. Видит бог, я бы и рад был бы приезжать к вам почаще, но годы уже не те. А почему вы с внучатами у меня в Весьмасерске уже три года не были? Я же каждое лето вас зову!

ЕЛЕНА: Ой... извините — это из-за Даши и Саши. Они теперь уже себя взрослыми считают. Скучно им в вашем городке... А я тут давеча вспоминала — как хорошо у вас летом — свежий воздух, лес, речка, клубника прямо с куста. А вечером вы внукам сказки рассказывали... А сейчас они мне сами сказки рассказывают — особенно если поздно домой приходят.

ДЕД: Ну, ничего, ничего. Уверен, что свои корни они не забудут. А когда сами выйдут на пенсию, то станут приезжать в Весьмасерск почаще. Вы, главное, мой дом после того, как я помру, не продавайте. Хоть он от вас далеко, а все равно для Сергея и внучат это Родина.

ЕЛЕНА: Да что вы! Как можно продать родину! Тем более, что домик в таком состоянии почти ничего не стоит... А вы, Петр Иванович, наверное, устали с дороги? Проходите в большую комнату, располагайтесь. Сережа сейчас подойдет.

ДЕД: Да, и еще, я вам привез квашеную капусту собственной засолки.

ЕЛЕНА: Как хорошо! А мы как раз забыли ее купить.

 

Дед входит в большую комнату. Хотя в ней никого нет, но телевизор работает исправно. Идет реклама: «Липтон — вся сила чайного листа!». Старик с интересом смотрит на экран и переспрашивает:

 

ДЕД: Вся сила чайного глиста?

 

Телевизор, видимо, тоже немного глуховат. Вместо того чтобы ответить пожилому человеку, он начинает гнать новый рекламный ролик о том, как правильно вставлять тампоны.

В комнату входит Сергей Петрович.

 

СЕРГЕЙ: Батя! Дорогой ты мой человек! Как я рад тебя видеть. Ты, вроде, похудел. Как твое здоровье?

ДЕД: Здоровьице наше, известное дело, средненькое. Годы берут своё. Но кое-какие силенки покамест имеются. И дышу я всеж-таки свежим воздухом. А вот вы, в своей гнилой Москве, похоже, скоро совсем закиснете.

СЕРГЕЙ: И не говори, если бы мне, в нашем Весьмасерске, предложили бы такую же зарплату, как в Москве, — уехал бы не глядя. А то я здесь как вол пашу, да еще эту свинью выгуливаю... То есть я хотел сказать выгуливал. Тебе сказали, что Хрюню убили?

ДЕД: Нет. Вот это новость! А кто же это сделал?

СЕРГЕЙ: Точно не знаю, но я подозреваю всех своих домочадцев. Они все ее ненавидели. Вот такая семейка — каждый прожженный эгоист до мозга костей. И ладно бы отравили, а то ножом в сердце. Нет, я думаю, что это преступление так и останется нераскрытым... Жалко, минипиг — свинья дорогая. Тысячу долларов стоит. Ладно, батя, давай выпьем за твой приезд немного мартини.

 

Мужчины выпивают.

 

ДЕД: А откуда у вас взялась эта Хрюня? Неужели ты за этого поросенка такие деньжищи отдал?

СЕРГЕЙ: Нет, её Лене отдал Муфтазаров. Лена с ним вместе работает. Его жене сотрудники по её работе на день рождения минипига подарили. Вот додумались! Ведь Муфтазаровы мусульмане.

 

Входит Елена Давыдовна.

 

ЕЛЕНА: Сережа, тебя к телефону. Сам Пахомов решил тебя поздравить.

 

Сергей и Елена уходят. Дед наливает себе стопку мартини, быстро выпивает и закусывает, и тут же наливает еще одну стопку и т.д. После очередной стопки его внимание привлекает негромко бубнящий телевизор. Идут очередные скандальные новости. Ведущий взахлеб рассказывает: «вездесущие папарацци смогли сфотографировать эту эстрадную звезду на пляже. Разгневанная звезда в ответ бросила горсть песка в папарацци...»

 

ДЕД (переспрашивая): В попе рация? Надо же, до чего прогресс дошел!

К возвращению Сергея дед становится совершенно пьяным.

СЕРГЕЙ: Батя! Да сколько же ты без меня выпил! Мы же хотели только чисто символически отметить твой приезд!

ДЕД: А что тут такого? (Наливает себе еще) Винцо вроде хорошее. Хотя о качестве выпитого вина лучше судить на следующее утро. Как говорят у нас в Весьмасерске «ин унитаз вино веритас» — истинное качество вина узнается в туалете.

СЕРГЕЙ: Да ты у нас прямо древнегреческий поэт Эврипид.

ДЕД: Кто пид? Я пид? Да как ты можешь так отца оскорблять...

СЕРГЕЙ (громко): Слышь, глухая тетеря! Одень свой слуховой аппарат. Иначе я больше с тобой разговаривать не буду. И прими к сведению...

ДЕД: Я принял. И не только к сведению, но и внутрь.

 

Входит Даша.

 

ДАША: Кушать подано. Попрошу всех за стол.

 

Все «святое семейство» садится за стол. Первый тост был вполне ожидаемый:

 

ВСЕ ХОРОМ: За нашего дорогого юбиляра! Счастья тебе и здоровья!

 

Все пьют шампанское. После этого минуты три все с глубокомысленным видом поглощают салатики. Затем слово берет сильно выпивший дед.

 

ДЕД: Мне хочется выпить, не чекаясь, за нашу дорогую Хрюню. Мы потеряли верного друга и хорошего товарища. Она всегда была ответственной работницей и вовремя платила профсоюзные взносы. Да, сейчас уже редко встретишь такого душевного человека...

СЕРГЕЙ: Батя! Ты что несешь? Какие взносы, какой человек?

ДЕД: Ой, извини, сынок. Это я увлекся. Знаешь, сколько таких речей приходилось на работе говорить.

СЕРГЕЙ: Ну конечно — вылакал в одиночку бутылку мартини — вот тебя и развезло.

ЕЛЕНА: Да ладно, Сергей. Ничего страшного. Сегодня же праздник. Лучше вспомни, как ты две недели тому назад напился до скотского состояния, посадил Хрюню на стол, влил ей в глотку три рюмки водки, а затем обнялся с ней, и, прижавшись щекой к ее морде, запел:

 

Ты свинья и я свинья. Мы с тобою свиньи.

Съешь, коль очень хочется, тот кусок ботвиньи...

 

СЕРГЕЙ (негромко): Ну, зачем это все вспоминать?

ЕЛЕНА: (Не слушая его) А знаете, Петр Иванович, что потом вытворила Хрюня?

СЕРГЕЙ: Я умоляю тебя, Лена, не надо об этом за столом... Давайте лучше выпьем за прекрасных дам!

ДЕД: За прекрасных дам! И за Хрюню. Мы же за нее еще не пили.

ДАША: Спасибо за удачный тост, дедушка. Да..., а ведь по статистике Россия — далеко не самая сильно пьющая страна... А по нашей семейке этого не скажешь.

ДЕД: Да как же они могли такое насчитать? Это свидетельствует лишь о том, что российские статистики — самые сильно пьющие статистики в мире! (с)

Так незаметно проходит минут пятнадцать. И хотя все присутствующие пытаются шутить и смеяться, но юбилей из-за трагической гибели Хрюни получился невеселый. Эту гнетущую обстановку начинает ощущать даже жизнерадостный дед, который после всех «обязательных» тостов снова взял слово.

 

ДЕД: Конечно, мое дело сторона, но вам надо бы вывести убийцу Хрюни на чистую воду. Интересно, а у всех есть алиби?

ЕЛЕНА (метнув злой взгляд на дочь): У Даши нет алиби. Я не поверю в то, что она не узнала Хрюню, перед тем как ее приготовила. Подозреваю, что дело было так: она пригласила сюда своего кавалера, он заколол несчастное животное, а затем Даша хладнокровно зажарила бедную Хрюню.

САША: Мам, может ты не знаешь, но у Дашки нет никакого бойфренда. Она лесбиянка. А самой заколоть Хрюню — у нее кишка тонка.

ДЕД: Неужели в Москве уже ни одного нормального парня нельзя найти? Приезжай, внучка, ко мне в Весьмасерск, я тебе подберу хорошего...

САША: Дед! Да ты чо, она же москвичка!

ДЕД: Вообще-то ты прав, внучок. Вас, москвичей, ни где не любят. Даже в самой Москве.

СЕРГЕЙ: Ребята, давайте не будем в мой юбилей...

ДАША: Ну, спасибо тебе Саша за медвежью услугу! Уж отмазал ты меня — так отмазал. А я и сама могу доказать свою невиновность. Как вы думаете, когда свинью режут, то, много ли визга?

САША: Вааще она должна была визжать как резанная.

ДАША: Правильно, Сашок! Поэтому, после того, как мать мне закатила скандал, обвинив меня в убийстве Хрюни, я пошла к нашей соседке — пенсионерке Октябрине Владленовне, и спросила у нее — не слышала ли она сегодня шум из нашей квартиры. Соседка сказала, что в двенадцать часов дня жутко визжала наша Хрюня, а затем все стихло. Можете позвонить ей и проверить. А я, в отличие от некоторых, в это время была в школе. И это могут подтвердить все, вплоть до учительницы. Интересненько, а где ты, Саша, был в это время? По-моему, ты сегодня прогулял школу.

.................................................................

Окончание

http://www.nominal.su/ как выбрать рольставни.

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com