ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Андрей ГЛУХОВ


Об авторе. Содержание раздела

ЗАГАДОЧНАЯ РУССКАЯ ДУША

Тот перегон между двумя областными центрами мы проехали втроём. Первой пришла женщина лет пятидесяти пяти с ярко выраженной семитской внешностью. Через несколько минут в купе вбежал бородатый холерик, плюхнулся у меня в ногах и сходу завёл шарманку про всеобщее засилье инородцев.

— Везде, понимаете? Везде русскому человеку приходится кланяться этим пришлым племенам. Какое-то жуткое наследие татаро-монгольского ига.

Предыдущая ночь была тяжёлой — мои сокамерники по купе пили, спорили и дрались, разбивая друг другу носы. Я по-заячьи прыгал между ними, пытаясь усмирить, непонятные мне страсти, но когда один из скандалистов сотворил «розочку» из разбитой об стол бутылки, вырубил его хуком в челюсть. Наконец-то пригодилось студенческое чемпионство в боксёрском «полутяже». Наутро поверженный мной Голиаф внимательно осмотрел в зеркале набухший на скуле желвак и повернулся ко мне.

— Это ты мене засветил, — мрачно поинтересовался он.

Я кивнул и сжал кулаки.

— Спасибо, братишка, — сурово произнёс он и протянул мне огромную мозолистую ладонь, — а то запорол бы Серёгу.

— А ну, все вон из купе, — скомандовала проводница, — вы приехали, а мне ещё кровищу вашу и осколки за вами убирать. Гоните по пятёрке, скандалисты.

«Скандалисты» безропотно расплатились, купили у проводницы бутылку водки, похмелились и вышли, мирные и довольные.

— Нефтяники-вахтовики, — пояснила проводница, — всегда у них так, когда возвращаются.

Теперь, под монотонное журчание этого бородача, я уснул и проспал часа три. Моё пробуждение определилось истошным криком:

— Никогда, слышите, никогда вам, инородцам, не понять русскую душу!

Поезд начал тормозить, и бородач выбежал из купе.

Я лежал, с тоской ожидая новых «сокупейников», но поезд тронулся, и мы остались вдвоём.

— Похоже, вам сильно досталось, пока я спал?

Женщина неопределённо мотнула головой, давая понять, что говорить не хочет, и я уставился в окно, за которым цветилась сибирская осень.

— Знаете, а он во многом прав, — внезапно произнесла она, — понять русскую душу вообще невозможно.

— Что вы имеете в виду?

— Её и имею, эту самую «русскую душу». Вы же понимаете, что я еврейка? — я кивнул, и она продолжила, — Представьте, но жизнь сложилась так, что среди евреев я никогда не жила. Всю жизнь проживаю среди русских. Я даже не знаю, откуда были мои еврейские родители — у нас в семье об этом никогда не говорилось. Отец с девятисотого. В восемнадцать был мобилизован в Красную армию, через год пуля пробила ему лёгкое. Год провалялся в смоленском госпитале, где его с того света вытащила санитарка, моя будущая мама. Тоже еврейка, между прочим. Врач при выписке сказал: «Хочешь жить — живи в деревне, на воздухе». Кто им присоветовал, не знаю, но поселились они в пустующем доме на выселках большой деревни. Выселки с деревней разделяла роща и овраг, а дальше поле бескрайнее, где лён, воздух и больше ничего. Там я и родилась в двадцать четвёртом. Выселки строились одной улицей, дома стояли тесно — узкие огороды уходили на зады, в сторону льняного поля. Наш дом был крайним, а соседом нашим был Игнат — страшный мужик: дезертир царской армии, потом бандит, потом красноармеец, раненый в ногу и отпущенный восвояси. Общался он с нами редко, но если уж общался, то иначе, как «жидками» или «жидовичами», не называл. Как-то щенок к нам приблудился. Глупый, лопоухий, смешной. У Игната курица была, так этот дурачок пролез под забор и погнал её. Игнат его поленом и прибил, кинул нам через забор и говорит: «Ещё раз перешагнёт плетень — убью». А щенок уже и так мёртвый. Боялась я его просто жуть. В сороковом, в марте, послал их колхоз сено вывозить с другой стороны озера. Отец проехал, а Игнат с санями под лёд провалился. Его-то сразу вытащили, а отец кинулся лошадь спасать. Лошадь вытянул, но сам промок и намёрзся. За неделю сгорел. А через семь месяцев и мама Богу душу отдала. Мне, сироте, шестнадцать. По местным меркам — вполне взрослая девица. Через год война. Не успели оглянуться, а немцы уже нашу деревню штурмуют. Солдатики перед полем льняным оборону держат. Командир у них, еврей, спрашивает: «Еврейка?» «Да, — отвечаю». «Немедленно уходи, они евреев просто так убивают». Я побежала домой, а тут снаряд «ба-бах». Я упала, встаю, а нога не идёт — вывихнула. Доползла кое-как домой, а наутро немцы. Пролетели они наши выселки, и всё вроде бы успокоилось. Месяца три прошло и вдруг среди ночи Игнат стучится. «Чего вам, дядя Игнат?» «Быстро собирайся, говорит, и бегом за мной». Я в рёв, а он мне как пощёчину влепит... Провёл он меня огородами к себе и в подпол засадил: «Сиди и ни звука». День сижу, второй, а сама всё думаю: «Насильничать меня молодую будет, или что?» Он меня днём выпускает, но чтоб только в избе и при занавесках задёрнутых. Стала возмущаться, а он мне: «Замолкни, жиденя!» Сколько времени прошло, не знаю, только однажды слышим — в калитку колотятся. Он мне: «Брысь в подпол!», а сам стол на люк надвинул и пошёл отворять. Я затаилась и слышу:

— Ну, здорово, Игнат. Признаёшь меня?

— Как не признать? Здорово, Кныш! А я думал, тебя советы пристрелили.

— Хрен им. Отсиделся, теперь буду полицейским в нашей деревне. На стол-то накрывать за встречу будешь, или как?

Слышу, Игнат посудой застучал, табуретки задвигались, стаканы звякнули.

— Значит, немцем теперь служишь? И что, надолго они?

— Навсегда. Конец жидам и советам. А ты ко мне в полицию пойти не хочешь?

— Куда мне с моей ногой? У своего порога стоять?

— Да, покалечили тебя комиссары. Слушай, Игнат, а у тебя, говорят, соседи жиды были. Куда делись?

— Так старые до войны ещё померли, а молодая сгинула куда-то. С армией, должно, утекла. А что?

— Так ведь немцы за каждого жида и комиссара деньги и корову обещают. Вот я и интересуюсь.

Часа два сидели. Я едва живая в подполе дрожу. Наконец полицай ушёл. Игнатий меня выпустил и спрашивает:

— Всё слышала? А может, мне сменять тебя на корову?

Я молчу. Что тут ответишь? Дней пять-шесть прошло, соседка прибегает:

— Слышал, Игнатий, Кныша в овраге зарезали!

— Кому ж это он понадобился?

— Вот и я думаю: в нашем околотке вы с ним не шерудили, всё в других бандитничали, своих не трогали. Кому он у нас понадобился?

Осенью сорок третьего стали немцев гнать. Снаряды летают, бомбы...

Мы с Игнатом в поле ушли, от греха подальше. Вроде всё затихло. Пошли мы домой, а тут, откуда ни возьмись, как рванёт. Игнат упал и зовёт меня. Я подбежала, а он: «Прости меня, Христа ради!» «За что, дядя Игнат, я тебе по гроб жизни обязана и благодарна». А он хрипит из последних сил: «Я же тебя на корову променял. Бес, видать, попутал. Три дня крепился, а потом пошёл к Кнышу и сказал, что поймал жидовку и в подпол засадил. Он пьян был в стельку, но ружьё своё схватил, штык примкнул и поволок меня на выселки. Идём мы через лес, а меня как поленом по голове: «Что ж ты, скотина, натворил?» — и нога хромая идти отказывается. Кныш мне: «Ты чего расселся?» «Нога, говорю, давай передохнём». «Давай, отвечает, я пока отолью». Ружьё поставил и к сосенке отвернулся. Тут я штык в него и воткнул». Поволокла я Игната к дому, да он по дороге душу Богу отдал. Святой человек. Вот на могилу его еду. Тридцать лет прошло. Каждый год хотела съездить, поклониться, да всё не получалось.

Женщина замолчала и утёрла глаза, а я подумал:

— Прав был бородатый — загадочна русская душа.

Анатомия одиночества — Загадочная русская душа — С песней по жизниБумерангДурдом
Новогоднее танго цыплятМои детские стишки

 Под псевдонимом Дрюка Главич:
Костяной зверинецЧетверостишиеКоролева и ее рыцарь

Об авторе. Содержание раздела. Стихи — Рассказы — ПовестиКритика, рецензииДраматургияПародииАндрей Глухов и Ко.

http://podshipnik-rti.kz/ куплю подшипники казахстан.

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com