ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

ГЛАДКИХ


 1    2    3    4

 

русский вестерн

 

шериф сидоркин он знает что делает

он воспитывает своих детей

у него их двое

мальчик и девочка

один бегает с игрушечным кольтом

другая сидит с настоящей куклой доставленной с оказией

что до ковбоев

то они ему безразличны

лично собственноручно

приговорил ну уложил четверых

разве

должен он кому-то давать отчет

в четверг

в дом к нему вламываются

предъявляя ультиматум

за шкирку вытаскивают на улицу

лицо в кровь

и еще и последний удар

он падает на колени в пыль дороги

но он не падает набок

и он смотрит на них

как на кроликов

то ли не понимает

с таким презрением и превосходством

что сутулый человек в плаще

взбешенный стреляет ему прямо в глаза

мальчик с кольтом при этом

стоит на крыльце и смотрит спокойно

он знает

все

они

ему

за это ответят заплатят

а девочка с куклой бежит

и кричит отцу

и им

всем

и кричит и падает

и пыль и кровь и отец молчит

 

собирается народ

шерифа уносят

толпа не расходится им есть о чем поговорить

 

мальчик опять побежал размахивать игрушечным кольтом

девочка опять села обнимать настоящую куклу и петь грустно так грустно

 

вот здесь и конец первой части

 

примерно таким вижу я этот фильм

и это должен быть наш вестерн

и хотя бы одну из ролей

ну вот хотя бы и куклу

обязательно

обязательно должен сыграть

русский актер

 

 

рыбников

 

рыбников встретил румянцеву здравствуй говорит

пигалица проиграл тут я из-за тебя одному оборванцу

сказал так и дальше двигается а румянцева бежит за ним

голосит как же так? как же это? что же это будет-то

 

теперь? дело происходит вечером в небе месяц висит

рыбников взошел на крыльцо и закрыл перед нею дверь

ах ты обманщик жестокий вероломщик я теперь что одна

домой должна идти? а в эту минуту начал накрапывать

 

дождик время-то подбиралось часам уж к десяти и пошла

пигалица одинокая и обиженная назад домой к подругам

к себе в барак промокая пропадая во тьме осень почти уже

а проигравший смотрел за ней в форточку и не раскаивался

 

никак выводы не будем делать потому что у каждого

свои дела: у него свои у нее свои и свои у вас или у них

но история эта грустная меня до косточек пробралА (про-

брАла ли?) и вот поэтому я и взял и написал этот стих

 

 

пациент

 

Нищие и те в нужде имеют что-нибудь в избытке (W.S.)

 

придет пора разгребать завалы перебирать бумаги

уразуметь прошлое моя хорошая да это так но

сегодня вовсе не до разборок и ворох бумаг что

прижился в углу зауженного пространства моей

 

каморки пусть подождет еще лет пять еще лучше

десять еще лучше — маг и волшебник проездом

в городе граф Калиостро он привезет мне ту

формулу счастья что — граждане и начальники

 

поверьте я вовсе не пытаюсь казаться каким-то

особенным приближённым просто мой золотой

неразменный червонец я решил отдать за двойную

порцию бессмертия бесконечности вечности ей

 

и себе и сегодня в полночь все и случится в

окно стучится ветер мой брат скрипит половица

это значит кому-то не спится кто-то

бродит там коридором я себя глупо чувствую

 

вором заговорщиком казановой — знаешь с каждой

весною новой я все больше хочу быть быком

коровой наблюдающей грустно так грустно за этим

миром — мне надоело быть просто Лиром

 

 

сам так хотел

 

море пошумит пошумит да остынет

да только пар стоит

оставаясь на середине

простора ты паришь как кит

хорошо но грустно светло но слепо

легко но отчего-то

и тяжело на душе легло

небо калькою в море твоя забота

забыть не помнить отключиться

сосредоточиться на хорошем

на берегу где-то далеко твоя ницца

что ж и пусть она останется в прошлом

и не нужно тебе ничего один

до самого горизонта сам так хотел

 

в зените плыл журавлиный клин

вожак был опытен и смел

 

ты вышел в море без руля

без карт без звезд и без компаса

кто первым прокричит земля

клянусь останется без глаза

 

 

считалочка

 

в сумерках этот берег похожий на лунный серп

и его я вижу ему нравится когда на воздухе хлопает парусина

он живет этим морем оно ему ближе

бога духа святого и даже родного сына

господи вру конечно волна набегает раз

два отступает медленно как во сне картина

набегает три и четыре искать напрас-

но слова они ветер который проходит мимо

едва коснувшись слуха — его лица — рыжей седеющей

бороды — воспаленных глаз — он оборачивается

говорит что-то

«в этом году море другое» и тогда

где-то там глубоко внутри сердце его четыре

дает слабину сбой рас-

падается как под рукою глина

а вернее сказать

так просто идет ко дну

два

как обреченная

бригантина

три

четыре

 1    2    3    4

Люстры гусь хрустальный официальный.

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com