ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Инна ФИЛИППОВА


 10    9    8    7    6      4    3    2 

 

* * *

В.

Первый снег у рук — колыбелью,

Только нас не найдет он, знаю.

Мы уйдем на другую землю,

Ту, что с краю…

 

Подвенечным простым нарядом

Будет мир площадей окутан.

Только нас не найдет он рядом,

Между кукол…

 

И ложится у губ, и стынет

День непознанный, день вчерашний.

Кто ушедшим вслед камень кинет —

Дело ваше…

 

Проводи нас до поворота,

Снег, летящий в чужую небыль.

Мы уходим, но снова кто-то

Будет небом…

 

* * *

Есть истина в пути, молитве,

Рассветах тускло-золотых,

Есть истина на поле битвы

В глазах открытых и пустых.

 

Есть истина, она не нова,

Но веку каждому верна;

Души нелепые покровы,

Души слепая глубина...

 

Она врачует и калечит,

Она глумится, врет и спит,

Она из неба лепит плечи

Тюремных зданий и ракит.

 

Есть истина. Она — основа

И тайных грез, и суеты;

Брань площадей, и Божье слово,

И гений чистой красоты...

 

* * *

Расступается дым славы,

Проступают черты смерти.

И я вижу Твои травы,

И летящий по ним ветер,

 

И я вижу Тебя, Боже,

Меж библейских скупых строчек,

И на черном Твоем ложе —

Фонарей неживой почерк.

 

Расступается мир встречный,

Обрывается жест слабый.

И я вижу тебя, Вечный,

Где витрин золотой табор,

 

Где бессмысленный дождь снова

Бьет пустые мои окна.

И я вижу Твое Слово

И рябиновый Твой локон.

 

А в глазах Твоих спит город

Под фонарной сырой оспой

И холодный закат вором

Тянет к западу звезд россыпь...

 

* * *

Моя соперница — что мне тебе сказать?

Что мы с тобой почти одно и то же —

Прикосновенье к воздуху и коже

И поцелуй в закрытые глаза.

 

Ты — ожиданье, я — покой и свет,

Но разве в этом камень преткновенья?

Мы неразлучны — вечность и мгновенье,

Дневной рассудок, полуночный бред.

 

Стекут огни с листа календаря,

В окне родится Питер, хмарь и утро,

И нам покроет щеки белой пудрой

Холодная осенняя заря…

 

Мы будем вместе — вечность и обман —

Едины под единою звездою.

В твоих глазах под черною водою

Я прочитаю знаки древних стран.

 

Там было все. И будет — навсегда.

…И наша жизнь, что брошена и спета,

И над Невою контур парапета,

И неба тускло-серая слюда…

 

* * *

Ты спросила меня: что я видела в этом краю,

Где чахоточный свет фонарей на губах обмирает,

Где мы ждем нелюбимых, давно не мечтаем о рае,

И где каждый заранее знает про гибель свою?

 

Ты сказала, что есть и другие на свете миры,

Ты сказала, что все, может быть, обернется иначе:

Там вдали алый парус и ждут меня страны удачи.

Но я разве забуду холодные эти дворы?

 

Но я разве забуду Неву, и свободу, и соль

От которой поблекли под веками ночи цыганки,

И на сером песке бесконечные серые замки,

Что беспечно лепила у моря слепая Ассоль?

 

* * *

Солнце — мертвая рыба на песке

Осень

Мы как птицы

Играем в последний полет

Беспредел наших крыльев

И бритва неба —

Счастье которое непоправимо

 

* * *

Разбивается век о гранит,

О земли грязно-серую соль,

А судьба — о холодные дни,

А надежда — о тех, кто ушел,

 

Кто пропал за чертою чудес,

Где не властны свинец и молва.

Над Невой гаснет пасмурный день

И к заливу плывут купола.

 

И пока душа моя жива,

Буду в эту воду я смотреть,

Буду путать простые слова,

Путать улицы, годы и петь.

 

Петь о том, что дожди, и печаль —

Только вехи невстречи с тобой,

Что горчит в кружке бронзовый чай

Вечеров, мне налитый судьбой,

 

Что весь этот мир над водой —

Только тень от случайной строки

И мы все не оставим следов

На поверхности черной реки...

 

Но пока душа моя жива,

Буду в эту воду я смотреть,

Буду путать простые слова,

Путать улицы, годы и петь…

 

* * *

Ю.С.

Ты смотришь чуть наискосок,

Куда-то в тень.

И — бесконечно невесом —

Уходит день.

 

И бесконечно одинок

Чужой уют.

И в рюмке вместо водки сок,

Грейпфрут, грейпфрут…

 

Застолье, пьяный смех, слова

У кромки лжи.

А ты беспечна и жива

Среди чужих,

 

Среди всех тех, кто не поймет

И не простит.

И тают сумерки — как лед —

В твоей горсти.

 

Афродита

Она вошла постепенно

В жизнь мою — словно в небо.

Просто опала пена

Мыслей моих нелепых,

И растворилось горе

В памяти солью белой.

Она покидала море

И обретала тело.

Она записала осень

В тетрадь моего квартала,

Где солнца слепые оси

По окнам плывут устало,

Где серого неба вымя

Дети сосут покорно.

И только птицы живыми

Выглядят здесь, бесспорно.

И только птицы качают

Небо в широких крыльях.

Здесь, прислонясь плечами

Друг к другу, мы станем былью,

Тем, чем нам будет надо

Стать и за облаками.

Вот они — тени сада,

Кто их назвал руками?

2001 — 2006:
 10    9    8  
 7    6      4    3    2 

Новые стихи Фотоколлажи

Альманах «ИнтерЛит 01.04». Е-книга в формате PDF, 910 Кб.

Загрузить!

Всего загрузок:

Лит.-худ. композиция к 300-летию Санкт-Петербурга. Арх. файл в формате html, объем 171 Кб.

Загрузить!

Всего загрузок:

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com