ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Инна ФИЛИППОВА


 

 

* * *

 

Татьяне Буевич

 

Душа устала...

Улица молчит.

Ночь синевой течет по хладным венам

Пустого города...

Тут лишь фонарь о стену

Неловко, с перебоями, стучит,

Как сердце...

Сколько тяжкого труда —

Ему нести во тьме свое страданье.

...Но снова слабый луч ползет по зданьям —

Любовь не умирает никогда.

 

 

* * *

Не гадали… Легла дорога…

Ты прости, что уходим снова…

Мы приходим вослед за Богом,

Исчезаем — вослед за словом…

Мы уходим, когда дышать нам

Больше нечем уже в России —

По наклонным карнизам шатким,

По твердыне небесной сини…

Не судите… Нам нынче страшно,

Если много души у тела…

Но останется в песнях ваших

Недосказанных судеб тема.

Мы пришлем письмецо в конверте

С тускло-синей небес печатью:

«Вы не верьте — тут нету смерти,

Точно так же, как нет и счастья…»

 

 

* * *

Горят осенние сады,

Горят мои мосты.

Пятнает розоватый дым

Намокшие кусты.

И птиц осенних голоса —

Как искры на ветру.

И пеплом сыплется в глаза

Моя Святая Русь.

 

 

РАССВЕТ В ПЕТЕРБУРГЕ

 

Ты напрасно спасенья ждал,

О свободе тут и не слышно...

Тут глядит неусыпно вдаль

Хмурый ангел на черной вышке.

 

Замыкается неба клеть,

Металлически звезды гаснут.

…А побег — это та же смерть,

Что не выберешь — все напрасно…

 

По морщинистой мостовой

Ты бредешь городским ущельем.

И огней неживой конвой

Под лопатку привычно целит.

 

Слышишь пьяные голоса?

Это где-то жгут письма с воли…

Вот и выстрел. И в небесах

Тускло-красная клякса боли.

 

 

* * *

 

Татьяне Керстен

 

Мы сами стерли все слова.

И только дождь течет за ворот,

И лишь печаль еще жива,

Хоть улыбается мой город

Улыбкой странной мертвеца...

 

...За катафалком мы неслышно

Идем, чтоб судьбы до конца

Пропить на погребенье пышном.

 

 

* * *

Обнимает кольцо заката

Петербурга сырые плечи.

День прошел…

И Неву закапал

Скудным золотом стылый вечер.

Безразличие и усталость —

Это все, что душа приемлет.

Я смотрю, как фонарик жало

Равнодушно вонзает в землю.

Как давно мне любви не надо;

Нужен сумрак больной и низкий,

Да за синею гранью сада

Лиловатые обелиски…

 

 

* * *

Тихо осень за окном

Листья кружит…

Вечер выплеснул вино

Прямо в лужи.

Петербургский неуют,

Хлеба крошки…

Голуби тоску клюют

Под окошком.

Узнаю я серых птиц,

Привечаю.

Я ведь тоже без границ

Пью печали.

И, пока не замело

Нас метелью,

Тайно нянчу под крылом

Эту землю.

Петербургский неуют,

Крошки хлеба…

Дай мне, Господи, мою

Пайку неба.

 

 

* * *

Ты приходишь легко и просто,

Но в улыбке твоей испуг

И ночей золотистым воском

Чуть закапаны кисти рук.

 

Синий город веками странствий

У вселенной зажат в горсти.

Ты живешь не в моем пространстве,

Ты не сможешь меня спасти.

 

Что же, вольному будет воля,

Да спасенному будет рай,

А в глазах твоих —  только поле,

Небо, бьющее через край...

 

Для тебя еще все возможно

На распятиях всех разлук.

...И так хочется ненадежно

Замереть у усталых рук.

 

 

* * *

Дожить до рассвета,

До немоты,

Увидеть как ветром

Становишься ты,

Холодной листвою

За желтым стеклом,

Взлететь за тобою

И лечь на крыло.

Бежать за тобою,

Лететь на восток

Чужою судьбою,

Созвездием строк,

Горящей страницей

Календаря,

Подстреленной птицей —

Красней, чем заря.

И в путанных ветках

Плутая, кружа,

Дожить до рассвета

И в травах лежать.

По тайным преданьям

Черту за чертой

Вскрывать мирозданье

Твоей красотой.

 

 

* * *

Поговори со мною, ночь,

Как раньше говорила мама…

Твое тягучее вино

Разлито за оконной рамой.

Хлебну не горечь — темноту,

Глаза закрою благодарно,

И мятным холодком во рту

Растает синий блик фонарный…

Я — это маленькая часть

Тобою созданных преданий.

Мерцает памяти свеча

В щербатой кружке мирозданья.

Недолго ей гореть дано

И освещать родную землю...

Поговори со мною, ночь…

Пока жива, я все приемлю,

Я все стихами запишу,

С бумагой белой переплавлю,

И улицы неясный шум,

Как многоточие, добавлю…

 

 

* * *

Что за строчкой — всего лишь нежность,

Эта осень без дна, без края,

Где тоски моей неизбежность

За кордоны уносят стаи.

 

Журавли, коноплянки, гуси —

Все по зернышку, все по ветке.

И рассыпаны криков бусы

По листу в голубую клетку.

 

Значит время тебя окликнуть,

Не по имени, не движеньем,

Но в саду, где рябины никнут,

Вдруг очнуться их отраженьем,

 

И с дождем к твоему окошку,

Как они, красться в рыжей сети.

И звезды полуночной брошку

Из ладоней отдать на ветер.

 

Да поставить число у края

Разграфленного в клетку неба,

Где летит синих строчек стая,

Машет крыльями, просит хлеба,

 

Покидая мирок оконный,

Ощущая в своей гортани

Вкус тоски моей беззаконной,

Как прелюдию всех скитаний.

2013 — 2007
 1    2    3

2006 — 2001

Фотоколлажи

Альманах «ИнтерЛит 01.04». Е-книга в формате PDF, 910 Кб.

Загрузить!

Всего загрузок:

Аренда вечерних платьев в Сочи.

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com