ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Лариса ПРАШКИВСКАЯ (Лара ФЕЛИСИОН)


Об авторе. Стихи

СЕМЯ КАМНЯ

Окончание. Начало здесь

 

 

ПРО...

 

А ждали мы любви!

Ее мы только ждали...!

Среди седой зари,

Среди пустой печали,

Среди полночных грез,

Цветочных вдохновений.

И был наш путь так прост —

Он прост, как откровенье,

Что видим мы в глазах

Ребенка или птицы,

Что слышим мы в часах,

Что и в груди стучится.

Что бьется от и до,

И докучает жизнью...

О чем я? Это про

Поток небесной сини,

Про стылые ручьи,

И черные сугробы,

Про — как летят грачи,

Прудов во льдах утробы,

Про пестрые поля

И восхищенье светом...

Нет, не про юность я...,

Но, все же, я об этом...

 

 

В городе у Финского залива

Дочери Анне

В городе у Финского залива,

В городе, очерченном Невой,

Медленной волной, как сталь, лениво

Тучи проплывают надо мной.

Кажется, что солнце здесь так ложно

И случайно ляжет на асфальт

Луч его, как голос осторожный,

Тихой колыбельной робкий альт.

Мы с тобою целый день на Невском,

Как верблюды сквозь мираж бредем,

По мостам, связавшим с нами вечность

И историй мировой содом.

Аничков тебе, конечно, ближе,

По каналам путь начнем с него...

Вот волна зеленый камень лижет,

Тяжестью притянута его.

Сухопутным нам, конечно, странно

И Нева для нас, что океан...

Ты моя не аничкова Анна,

Только мой еще ты капитан.

Шкиперский, Бумажный и Обводный,

Как дорога тянется вода...

Не склоняйся низко, осторожно...

Не грусти, вернемся мы сюда.

Навестим еще и эти волны,

В гавани посмотрим корабли,

И пройдем дорогою окольной

Этой незнакомой нам земли.

Переулки без экскурсовода

Словно обеззвученный мотив,

Иерарх священного синода

Он вершит экскурсии актив.

И оставит нам на память вехи,

Знаменуя русские века,

И войдут в нас странным долгим эхом

Каменного Питера бока

 

 

Не ругай себя, милый мой ангел.

Моей драгоценной дочери Анне

Не ругай себя, милый мой ангел.

Не кори свою яркую стать.

Я б хотела такою же стать...

Не ругай себя, милый мой ангел

 

Я б хотела такою же быть,

Видеть сны заколдованной ночи...

Просто так, между всем, между прочим...

Я хотела такою же быть

 

Я хотела бы чувствовать свет,

Так как ты его чувствуешь нынче,

Когда дух твой волнением взвинчен.

Я б хотела так чувствовать свет.

 

Я бы верить хотела, как ты

В ту волну наступающих весен,

Как же цвет их манящий несносен...

Я хотела бы верить, как ты

 

Не ругай себя, милый мой ангел

Время птиц обогнало давно...

В этой слабости нашей земной

Не ругай себя, милый мой ангел

 

 

Выбор

 

Созрело яблоко в раю,

Пора его сорвать...

Я перед выбором стою —

К чему его мне брать?

Давно уже Адама нет

И Ева я — не та...

Но плода так же ярок цвет,

Все та же красота!

И так же стоек аромат

От трав и от цветов...

И так же поджидает гад

Греха живой улов...

Мир этот будто наяву...

А может быть во сне?

Понять бы, где я не живу

И где живется мне...

А яблоко... Оно уже

Скатилось за холмы.

И воздух легче и свежей,

Но хочется зимы...

 

 

Я не знала

 

Уходила, но стояла рядом,

Жаль, что ты, случайно, не заметил.

Как была, осталась твоим чадом —

Бабы либо дуры, либо дети.

 

Что болеть о старом Ундервуде

И стучать означенную память.

Предо мною есть ты, неподсуден,

Но, подспудно, в первом снеге замер.

 

Мне молиться стало очень больно.

Каждым словом выжигаю небо...

Я тебя ждала, ждала невольно,

Я не знала, что мы ждали оба.

 

 

Эпитафии

 

Песчаною тьмою рассыпалась ночь,

Барханы взбивая по комнатам спящим.

Мне некуда скрыться, а хочется прочь,

К чертям с матерями и бабам пропащим.

Приблудной тоскою накрыла судьба,

А как превозмочь, без товарища Бога?

И тянет уйти от всего... от себя...,

И бьется душа с высотою порога.

 

Мышиным домиком — стол, стол...

Место, пред белой стеною...

Мимо мим одинокий прошел,

И окропил водою...

Тень, тень, тишина, тишина...

Угольный глаз фотографии ...

Красная капля упала вина

Или вины ... эпитафии.

.

Теплится слово на выдох — лёд

Не растопить словами...

Патины памяти зелен налет —

Не закидать стихами

 

 

Я тебя позову

 

Свет где-то там вдали...

Свет там, в чужом окне...

Так же, как ты молчит,

И не спешит ко мне...

Съедена пустотой

Комнаты тишина,

Жалится на покой

В пыльных углах стена.

 

Небо гуляет в март,

Ветры играют в снег.

Солнца ждет серый сад,

В лето берет разбег.

Где-то под снегом страх,

Словно слепой даос,

Словно глухой монах,

Словно бездомный пес,

 

Сброшенный с тополей

Листьями в ноябре,

В вере припал к земле,

Замер огнём в золе.

 

Мне ли средь этих стен

Ждать день ко дню тебя?

Мне ли из синих вен

Слов тебе навязать?

 

Мне ли звучать струной,

Пряча за песню всё,

Что я несу с собой,

Что соберу ещё...

 

Я протяну, смотри,

Руку и позову...

Просто ко мне приди,

Я тебя обниму

 

 

Бессмертье

 

Метаморфоза

 

А жизнь полна туманом сонным,

Дождя прикрыта поволокой...

Желтеет свет из дальних окон,

Но горизонт царит амвоном.

Мне вновь открылось чудо веры

в бессмертье маленького мира,

Что в шкуре спит слоновье-серой

в простреленных грехами дырах.

Но то ли в цвете, то ли в звуках,

То ль где-то в памяти бездонной

Встает сияющей Мадонной,

Надежды поднимая руки.

 1    2    3    4    5    6    7 

Лирика — Японские сонеты ПесниЖивопись

Пять минут
(в соавторстве с Алежной и П.Мангупским

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com