ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Лариса ПРАШКИВСКАЯ (Лара ФЕЛИСИОН)


Об авторе. Стихи

 

Лара Фелисион. Пыльца

Формат: 60х80 1/16

Количество страниц: 151

Год издания: 2013

Издательство: Картуш

УДК 82-1

ББК 83 (2р) 6

Где купить: Приобрести можно у автора и в нотно-музыкальной библиотеке

им. Юргенсона (по требованию).

Скачать книгу PDF

 

* * *

Биться бабочкой нет причин,

Проще сразу упасть пыльцою —

Не считайте моих личин,

Даже если я их не скрою.

 

* * *

Непрощенная, но легка, не простившая, но живая,

Обретаю свои века, продвигаюсь в них, прозреваю.

Вспышки в окнах огнем не жгут, маяками не служат вовсе...

И печали упругий жгут мной завязан и до и после

Всех куда-то ушедших слов, всех потерянных очертаний,

Вязи их, где молчит любовь, не желая своих признаний

Видеть в красочных словарях, в письмах, сброшенных словно листья,

С тех времен, где еще все в снах, где еще нет понятных истин.

А теперь быть того сложней, а теперь быть намного проще

Не осталось любви и дней в этой райской осенней роще.

Не осталось надежды на..., не сдается на веру дальше...

Вот такая тут ерунда, без прикрас и привычной фальши

   Лара Фелисион

 

КАЛЕНДАРЬ
(цикл стихов)

 

Январь, проулок между лет

И серебра земная звонница,

И Рождества прозрачный свет,

И Святок девичья бессонница...

 

Январь созревшею зимой

Наполнен, как весна капелями.

Крещенья берег ледяной,

Кресты над стылыми купелями...

 

Январь... тугие дерева

Трещат, перемогая немочи...

И ждут в поленнице дрова,

И щепки — дровяные мелочи

 

 

ЗафеврАлило, закрутило,

заветрИло зимы помело...

Небу стылому глаз замутило,

закосило, в марток повело.

Что ж ты, братец февраль, не просушен,

как сырые дрова у реки?

Неокрашен совсем, неопушен,

и мозолисты льды, и крепки.

Бьется где-то за гарью закатной

До полымя Ярило со мглой...

 

А в деревне ни стука, ни мата,

Лишь дымок хулиганит печной.

 

 

Гончарный круг закрутит март

И вылепит сосуд из глины...

Но не мастак еще гончар,

а ученик совсем наивный.

Тугую глину холодит

там, где тепла так просит охра...

А Солнце мастером следит...

И, вкруг, то стынь, то снова — мокро...

 

 

Вздохнуть до Пасхи, зеленеть

траве, что расправляет корни...

Воде уже не зазвенеть,

но освящаться днем упорным.

Не бейтесь с небом облака!

Не укрепляйте оборону!

Лазоревый сильней накал,

он синь и волен по сезону...

Апреля свеж смятенный дух

и не ленив, и не паскуден...

И зарождает травы луг

средь Воскресения и буден.

 

 

Растюльпаны мои растюльпанные,

лепестки не дарите ветрам.

Осторожно цветы не дурманные

растюрбаньтесь по майским часам.

По минутам, тугие и добрые,

раздавая свою красоту...

Маятой не замаяны, бодрые,

прорывайтесь вперед, в высоту!

 

 

Полыхает маковый июнь,

пламенеет маковое солнце!

Ветер, ветер, ты смотри не сдунь

лепестков чернеющее донце.

 

Не тревожь до времени траву,

не балуй с ромашками и мятой...

Ты лети ко мне, тебя зову

разбудить от снов дождем примятых.

 

Всколыхнуть окрестные леса,

погонять над крышею пылинки...

Пусть в окошко залетит оса,

загудит шмеленыш с черной спинкой.

 

Паутина, словно простыня,

подлетит под козырек сарая,

никого за это не виня

и вины ни в чем не замечая…

 

 

Взлетел июль, и всполохом грозы

Сирин Льняная приоткрыла очи…

И громыхнуло, не скажи, что к ночи,

закат разбив, не дав испить росы.

 

Затмив его рдяную красоту,

закрасив чернотою беспросветной...

Но ночь прошла и день, прозрачный, летний

с другой вернулся птицей в высоту

 

 

Проснулся август облепиховый,

рябины гроздьями горят.

Зубцами острыми и пиками

леса пугают звездопад.

 

Дома и люди в ожидании

холодных дней и вечеров.

И перелетный дачник, в мании,

лететь до города готов.

 

Но тлеет уголь лета жаркого

и грезится еще тепло...

И пьется ночь густой заваркою,

и утра рыжее ситро.

 

 

Еще картошку не убрали,

зато стога и в ширь, и в ряд...

И колья ждут под сапогами

дождей, что скоро зачастят.

 

Земля созрела, словно яблоко,

того гляди и прыснет сок...

А солнце жжет закрытый наглухо,

когда-то синий небосвод.

 

Сентябрь густеет тишиною,

как в предвкушении беды.

И прячут печи за стеною

растопок первые следы.

 

 

Уж лист готовится взлететь,

отдав себя на волю ветру

и полыхает цвета медь,

готовясь провалиться в Лету.

Его незыблемый уход

и людям тоже в назиданье...

 

Октябрь, последней охры мёд,

последней страсти полыханье...

 

 

По первой седине земле не верится,

что будет снег, придет метелица,

что заморозится, завьюжится,

что небо съежится, простудится.

 

По первой седине чернеет черное,

и колет чернотой игольною...

И тянут поскорей в сугробы полные

ноябрьских кочек пятна зольные...

 

 

Декабрь... снега голубизной

еще январской не омыты...

И воздух тяжек ледяной,

И серым облака налиты...

 

Но в деревнях из труб дымок

взлетает в тишину земную.

И солнце в небе, словно Бог,

пронзает мерзлоту литую.

Россия тихая моя, любовь моя, родная, матерь!

Твои пролески и поля белее, чем льняная скатерть...

Бинтами белые снега... Зима — сестрицей фронтовою...

Чтоб крови долго не бежать,

не литься долей роковою.

Прости нас, матушка, прости,

подстреленных прости, подранков!

Тебя ль нам, глупым, извести?

Тебя ль продать на полустанках?

Тебя ль сменять на медяки?

Тебя ли разделить на части?...

Да, пали в войнах мужики...

Да, сгинули мужи при власти...

Но бабьей долею своей,

Россия, матушка,

Жива ты!

 

Зима, снега — бинты полей, холмы, пролески, перекаты...

 

ЦИКЛ «ГИПНОС»

(из переклички с Т.Райз «Гипнос»)

 

До Ля

 

...скоро уйду, я знаю.

Страшно ли это? Нет...

Ветры миры терзают цвет собирая в цвет

Новых иллюзий, новых сверхчеловеческих сил...

Бог мне дорогу сузил,

Бог меня запросил...

Я еще доиграю, я еще допою...

То, что должна, до рая —

Долю возьму свою...

До Ля — творенье музык,

Доля — творенье лет...

Богу в угоду узок,

Этот манящий свет.

 

Где ты, моя праматерь, где праотец — скажи?

Листьев льняная скатерть между времен лежит

 

 

Жнивье

 

Грустят твои глаза

И седина, как лист осенний..

Сегодня вновь свершилось воскресенье —

Сентябрьский день нам это рассказал.

Морозны росы и туманы холодны,

И хрупок воздух в ожиданье зимнем..

Я вновь дружу с тягучим ливнем...

Мы с ним тоске замученной верны.

В печали этой плачется дудук

Армянской песне...

Я себя вживляю

в его миры

И слыша каждый звук

Люблю, живу и тут же умираю...

душа взлетает в нечто,

где ее

ничто не держит и ничто не тянет...,

Но солью сыплется по ране,

судьбы моей колючее жнивье

 

 

И...

 

В разрезе пепельных небес сочится свет на кромку тучи...,

мне помнится, мы были лучше, хоть лучше нас, конечно, нет...

Проникновенна тишина, проникновеннее и звука,

ее волшебная наука

погибнуть в нас обречена...

Как жаль,

в ней всё и все мы в Бозе...

И...

Вечность-Женщина!

она

глядит рябиновою гроздью,

осенней зрелости полна...

Прощая вёснам их наивность,

и гордость,

и обильность слов

Октябрь дарует неба милость,

Снега

рождая

на Покров

 

 

Тихи высоты мои

 

А ветер два дня целомудрен —

тихи высоты мои...

Светом слегка припудрил

небо Экзюпери

луч одиного солнца

ёжась в проеме окна...

воздух окислил стронций

листьев в желчи тона

А ветер два дня безумен —

в смиренной рубашке спит

На горизонте игумен

строит монаший скит

в пасти щербатой собаки

и водружает крест...

черная-черная туча

косточку неба ест

ветер два дня... ты в курсе

этих его затей

им научился в бурсе

стреляный воробей

и передал по штату

нашему стервецу...

воздуха плотную вату

осень прижала к лицу

Окончание цикла «Гипнос»

 1    2    3    4    5    6    7 

Лирика — Японские сонеты ПесниЖивопись

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com