ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Яков ФЕЛЬДМАН


Об авторе  Содержание раздела. Контактная информация

ИЗБРАННЫЕ СТАТЬИ О ЛИТЕРАТУРЕ

Отрывки, большая часть которых вошла в последующую работу «Искусство перевода»

О ЛИТЕРАТУРЕ И О СЕБЕ

За последние сорок лет я сам стал частью литературного процесса. Поэтому, рассказывая о литературе, я имею моральное право рассказать немного и о себе.

Каждый человек существует одновременно в нескольких сферах (измерениях). Он соотносит себя сразу с несколькими сообществами и в каждом из них имеет свою цену. Вот минимальный список этих сообществ, общий для всех людей: сам человек, его семья, его друзья-коллеги, его современники, его потомки.

Всякий поступок человека меняет его цену в этих сообществах, причем в каждом из них по-разному.

Представьте себе гроссмейстера, играющего сеанс одновременной игры на пяти досках. Аналогия будет совсем полной, если мы заставим гроссмейстера делать на всех досках один и тот же ход! И речи нет о том, чтобы при этом условии выиграть на всех досках —  задача на одной доске — выиграть, на других — продержаться как можно дольше.

Кому везет больше, кому меньше. Но современникам (в их средней массе) нравится совсем не то, что потомкам. Даже Пушкин, любимый читателем в 25, в 35 чувствует, что читатель к нему охладел. Слишком быстрый внутренний рост автора заставляет его работать для потомков, игнорируя непонимание большинства современников, даже умнейших и добрейших из них.

И тут я должен спеть хвалу научно-техническому прогрессу, Биллу Гейтсу, поставившему компьютер на каждый стол и доктору Ликлидеру, отцу Интернет. Теперь мне не обязательно оббивать пороги издательств и пить водку с главными редакторами. Вместо этого я публикую свои тексты в Интернет, и каждый, кто выходит в Интернет, может их найти там и прочитать.

Зацикленность бюрократии на себя описана в книгах «Принцип Питера» и «Закон Паркинсона». Зацикленность на себя издательской бюрократии описана у Довлатова в книге «Невыдуманная повесть». Издатели публикуют родственников других издателей — чтобы те опубликовали их родственников и их самих.

Принцип «ухода из старых сфер» придумал не я. Пушкин основал журнал «Современник», чтобы напечатать там повести Белкина (себя — другого). Высоцкий, не издавший при жизни ни одной строчки, пел со всех магнитофонов Страны Советов. За самиздат сажали, но это не помогало. У Галича: «Есть магнитофон системы Яуза — вот и все! И этого достаточно! Эрика берет четыре копии. Вот и все! И этого достаточно!»

Интернет, открывший страну вовне, одновременно открыл ее внутрь — теперь одни граждане сообщают другим гражданам все, что они думают, и никто не может этому помешать. (чтобы остановить страну, надо непременно закрыть границы. Вспомним, что даже Декабризм был попыткой привить на русской почве идеи, принесенные русским офицерством из Европейских походов 1813—1814 гг.).

Специфически интернетная литературная тусовка Стихи.ру (http://stihi.ru) сегодня вмещает 20000 авторов. Я был там, когда их было 6000 — меня заметили и высоко оценили.

Не кощунствуй, Бах! — говорит Бог.

Да ты послушай, Бог! — говорит Бах. — Да ты послушай!

(Александр Галич)

БОГ — это взгляд на нас наших потомков. Я человек верующий, но не религиозный.

Очень нерелигиозный.

ИСКУССТВО ПЕРЕВОДА
(Отрывки. Целиком работа в виде брошюры здесь)

Пластмассовый век русской поэзии

Русская поэзия пережила пять эпох: Золотой век Пушкина — Лермонтова, когда были канонизированы основные схемы и средства стихосложения; Серебряный век Блока — Гумилева, когда пределы канонов были раздвинуты максимально.

Далее три века шли параллельно: Железный век Маяковского — Вознесенского (век разрушения всех канонов); Бронзовый век Пастернака — Бродского (век хранителей классической чистоты); Алмазный век Галича — Высоцкого (век извлечения крупиц поэзии из языка народа).

И вот наступает шестой — Пластмассовый век русской поэзии — ибо для него характерны: твердость позиции и органичность формы; как бы встроенные изобразительные средства всех остальных эпох; прозрачная плотность текста; в переводах — колебание от буквального к вольному и обратно; в оригинальных стихах — скрытое и явное ритмическое и лексическое цитирование, одновременно почтительное и парадоксальное; всегда — многоголосие и контрапункт жанров на крошечном пространстве листа: живопись и театр, музыка и кино, фарс и трагедия, хроника и миф. Век превращения всего во все.

(Отчего это? Два полюса русской культуры — Петербург и Москва. Золотой-серебряный-бронзовый век — петербуржские, железный и алмазный — московские. Но пора им соединиться).

Три энергии поэтического текста

Энергия поэтического произведения складывается из трех частей: эпической, драматической и лирической. Эпическая энергия — это энергия передаваемых знаний. Автор может сообщать читателю о событиях. Это могут быть события реальные:

Caesar Augustus

In his time lay

Dying and just as

Cold as they...

Цезарь благородный

— приходит день —

Лежит холодный,

совсем, как те.

(Льюис Симпсон)

Это могут быть события вымышленные:

They took out their spades and they dug up the bed

Of delphiniums (blue) and geraniums (red).

Санитары его корчевали без слов

И гераний кровав и дельфиний лилов.

(А.А.Милн)

Автор может сообщать читателю о закономерностях. Это могут быть закономерности реального мира:

A thing of beauty is a joy for ever...

Красота не стареет во веки веков.

(Дж.Китс)

Это могут быть закономерности в способах освоения нами этого мира:

The first: «Whatever Fortune brings

Don’t be afraid of doing things»:

Когда судьба стучится в дверь

Не бойся ей открыть.

(А.А.Милн)

Драматическая энергия — это энергия борьбы.

Изредка — это борьба людей:

Till he was aware of his father’s mare with Kamal upon her back,

And when he could spy the white of her eye, he made the pistol crack

Кобылу, Камала... Уже различал он вдали ее глаз белок

И выше и ниже, и дважды и трижды,

он взвел и спустил курок.

(Р.Киплинг)

Чаще — это борьба сил и факторов в мире:

So I turned to the Garden of Love

That so many sweet flowers bore

And I saw it was filled with graves

And tomb-stones where flowers should be.

Там, где я в траве зеленой

Белых бабочек ловил,

Только каменные плиты

Да надгробия могил.

(У.Блейк)

Иногда это борьба сил и факторов в самом человеке:

Then he struggled with the heart;

Innocence and peace depart.

У сердца он выиграл и в одночасье

Утратил невинность и тихое счастье.

(У.Ейтс)

Лирическая энергия — это энергия определенного душевного состояния:

‘Work — work — work

Till the brain begins to swim;

‘Work — work — work

Till the eyes are heavy and dim!

Seam, and gusset, and seam...

Мой — мой — мой —

Расплавился и поплыл

Мозг — мозг — мозг

Клин — шов — клин.

(Т.Худ)

Последний пример показывает, что лирическое не есть возвышенное или изящное — напротив, оно может быть и страшным, и уродливым — важно, чтобы оно схватывало внутренний мир героя на уровне ощущения. И тот, кто читает стихи и, тем самым, настраивается на ритмически определенное дыхание и на фонетически определенное напряжение мышц, уже на уровне ощущений подстраивает свой внутренний мир к миру лирического героя.

Лирическое не тождественно поэтическому. Ибо поэтическое есть высокая интенсивность ощущений (см. предисловие) на коротком пространстве текста. Т.е. поэзия начинается там, где информационная плотность текста превосходит некоторый порог. И для того чтобы насытить текст информацией, автор использует множество средств (ритм, рифму и другие).

...Любой из приведенных выше примеров содержит и лирический компонент тоже, т.е. прямую (на уровне ощущения) информацию о душевном состоянии лирического героя. (Иначе это не было бы высокой поэзией). Это может быть состояние ужаса и отвращения (Цезарь благородный...), или состояние умиления (Красота не стареет...), или состояние отчаянья и ужаса (Санитары его корчевали...), или ожесточение борьбы (Кобылу, Камала...)

Задаваясь вопросом: «Какова роль искусства и художника в истории человечества?», я обнаружил, что ответы на него распадаются на три группы.

Первая группа ответов (Объективизм). Художник открывает новое в мире и в языке. (Живописец — в мире красок, музыкант — в мире звуков...) Вложив новое содержание в новую форму, автор обогащает духовную жизнь общества.

Вторая группа ответов (Терапевтизм). Автор самовыражается и тем разряжает свое внутреннее напряжение. Читатель проходит весь этот путь вместе с автором и разряжает свое (читательское) напряжение. (Вспомним очищающий катарсис греческой трагедии — Аристотель).

Третья группа ответов (Субъективизм). Автор открывает новые состояния души человеческой подобно тому, как мореплаватель открывает новые острова. Произведение — это тот путь, которым можно попасть в это внутреннее состояние.

Внимательный читатель уже заметил, что Объективизм работает с эпической энергией текста.

Терапевтизм — с драматической энергией текста,

Субъективизм — с лирической энергией текста.

Для читателей, знакомых с моей теорией энергетических уровней, замечу, что речь идет об энергии уровней 4,5,6 соответственно.

Поэтическое произведение — или шире, произведение искусства — несет в себе нечто. Как назвать это нечто? Здесь, в статье 1997 года, я использую слово энергия. Позже в статьях 1999 года для того же самого нечто я использую слово информация. Сейчас, в 2001 году, я предпочитаю слово импульс. Почему? Представьте себе работающий телевизор. Энергия (электрическая) и информация (телесигнал) протекают через него непрерывно. Но чтобы переключиться с одного канала на другой, нужно послать импульс с пульта управления. Произведение искусства несет такой же импульс, переключающий читателя (зрителя) из одного состояния в другое).

(Теперь я знаю еще одну роль искусства в истории — эту роль могут исполнять и феномены вне искусства, но искусство здесь работает превосходно. Поскольку произведения искусства «плотные», их не так-то просто создать. Общество дорожит ими и хранит их. Так они становятся связующей нитью общности, нации, этноса, инструментом самоидентификации, базовым символом сознания и культуры, ответом на вопрос «кто я такой»).

Труд поэта, труд переводчика

«Мысль изреченная есть ложь». В этой строке Тютчева — не истина, но проблема. Решение этой проблемы есть труд художника. Поэт ощутил нечто и записал это словами. Человек посторонний прочитал или услышал эти слова и ощутил нечто...

Бессмысленно говорить о тождестве ощущений. Но если ощущение читателя бесконечно выше его обыденных ощущений, значит поэзия состоялась. Это ощущение бесконечной интенсивности обозначается словом «кайф» (приблизительно совпадает с Пушкинским «упоением»: «Есть упоение в бою...») Переводчик поэзии переводит не слово, не рифму, не текст-контекст — он переводит кайф. И ради этого ему позволено пожертвовать многим.

Я выбираю из разных книг то, что мне нравится — не слишком большие тексты, хотя и разной степени совершенства, но несущие в себе хотя бы каплю истинного чувства.

Направления в поэзии и в поэтическом переводе

Девятнадцатый век в поэзии прошел под знаком борьбы классицизма и романтизма.

Классицизм создал формы, жанры и правила. Классический сонет — это не просто 14 строчек метрически равных и точно рифмованных, но непременно с рифмовкой «аббааввагдегде».

Романтизм нарушает правила, смешивает формы, путает жанры. В нем главное не форма, а настроение, не мастерство, а личность.

Двадцатый век в поэзии проходит под знаком борьбы классики (не путать с классицизмом) и модернизма.

Поэт-классик позволяет себе чередовать длинные и короткие строки, но чередование это закономерно. Синтаксис его сложен, рифма оригинальна, образы необычны.

Поэт-модернист приближает свой текст к потоку сознания — без знаков препинания, без синтаксиса, без рифмовки (но с аллитерацией), с ритмически плывущей (но внутренне напряженной) строкой.

Переводчик по своим принципам также тяготеет к одной из этих четырех школ.

Классицист переводит строчка в строчку, сохраняет размер и рифмовку.

Романтик старается передать настроение.

Классик сохраняет образы и логику оригинала.

Модернист печется об аллитерации, общей музыкальности и концепции текста.

Но каковы бы ни были установки переводчика, его задача — опираясь на базовый элемент чужой культуры создать базовый элемент своей культуры — не менее известный, популярный, любимый.

(Для знатоков теории уровней добавлю, что четыре эти школы соответствуют уровням 4-5-6-7).

Окончание

«Искусство перевода» (и о литературе вообще). Новая редакция, брошюра. Арх.файл, формат Word, 97 Kb.

Загрузить!

Всего загрузок:

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com