ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Яков ФЕЛЬДМАН


Содержание раздела. Контактная информация

ЧИТАЕМ «ВИШНЕВЫЙ САД»

 1    2    3

Отчего утонул Гриша

Грише было тогда семь лет. Он не мог сам за себя отвечать. Ане было тогда одиннадцать. Она не могла тогда за него отвечать. Варя все время в доме, по хозяйству. У Гаева свои дела.

Отвечать за семилетнего мальчика из известных нам взрослых могли только двое — мать (Раневская) и учитель (Трофимов). Но Раневская занята с любовником, ей некогда.

То есть в смерти Гриши прямо виноват Петя Трофимов.

Аналогичная ситуация случилась в романе Пушкина. В смерти Ленского виноват Евгений Онегин. Но Онегин мучается содеянным, ему стыдно тех, кто знает его вину — он бежит с этого места, чтобы не смотреть в глаза людям.

Трофимов не знает ни мук стыда, ни мук совести. Он стыдит весь мир, но его самого пристыдить никак невозможно.

Трофимов. ..Подумайте, Аня: ваш дед, прадед и все ваши предки были крепостники, владевшие живыми душами, и неужели с каждой вишни в саду, с каждого листка, с каждого ствола не глядят на вас человеческие существа, неужели вы не слышите голосов... Владеть живыми душами — ведь это переродило всех вас, живших раньше и теперь живущих, так что ваша мать, вы, дядя, уже не замечаете, что вы живете в долг, на чужой счет.

Сам Петя ест и пьет за их счет — по крайней мере в пространстве пьесы. Он с удовольствием общается с теми, которых стыдит, обнимается с ними, этими обитателями дома, где он утопил ребенка, с матерью и сестрой утонувшего, продолжая обличать тех, с кем обнимается и обниматься с теми, кого обличает.

Раневская. (Обнимает Трофимова, целует его в лоб.) Ведь мой сын утонул здесь... (Плачет.) Пожалейте меня, хороший, добрый человек. Трофимов. Вы знаете, я сочувствую всей душой.

Биллиард

Гаев (...плача)... Я сегодня ничего не ел... Столько я выстрадал!

Дверь в бильярдную открыта; слышен стук шаров и голос Яши: «Семь и восемнадцать!»

Биллиард в пьесе упоминается одиннадцать раз.

Гаев вставляет слова из «биллиардной жизни» в трудную минуту разговора.

Епиходов ломает кий — ему НЕ позволено играть на биллиарде.

Яша играет на биллиарде за сценой — позволено ему или нет.

Биллиард — символ дворянской интеллигентской тусовки. Именно эта тусовка, старые связи, доставляют Гаеву место в банке, шесть тысяч в год.

Ни Раневская, ни Лопахин не верят, что он сможет удержаться на на этом месте.

Гаев. Мне предлагают место в банке. Шесть тысяч в год... Слыхала?

Любовь Андреевна. Где тебе! Сиди уж...

Лопахин... Леонид Андреич, говорят, принял место, будет в банке, шесть тысяч в год... Только ведь не усидит, ленив очень..

Гипноз

Итак, если судить по фактам и поступкам — а не по намерениям, словам и взаимным оценкам персонажей — Раневская и Трофимов — очень плохие люди.

Они виноваты в смерти Гриши, в смерти отца Гриши, в будущей — неизбежной — смерти Фирса, в нищете Ани и Вари. (Часть вины за смерть Фирса — на Ане).

Почему же их так все хвалят? Есть только одно тому объяснение — гипноз.

Раневская гипнотизирует всех вокруг — и мужчин и женщин — своей женской гиперсексуальностью.

Не до конца поддается этим чарам только Гаев — он как старший брат помнит ее еще девочкой.

(Нет пророка в своем отечестве — кто помнит пророка слабым ребенком, тот не поддается его нынешней гипнотической силе).

Гаев... она порочна. Это чувствуется в ее малейшем движении.

Трофимов гипнотизирует окружающих по-другому — он впадает в шаманство, в пропагандистский экстаз.

Речи, говоримые им в этом экстазе, во-первых, НЕ ИМ придуманы, все это вполне заемное, и, во-вторых, речи эти не имеют ничего общего с реальной, протекающей здесь же жизнью.

Трофимов... у всех на глазах рабочие едят отвратительно, спят без подушек, по тридцати, по сорока в одной комнате, везде клопы, смрад, сырость, нравственная нечистота...

... вы живете в долг, на чужой счет, на счет тех людей, которых вы не пускаете дальше передней...

К присутствующим это не имеет абсолютно никакого отношения. Под гипнозом Трофимова и Раневской Аня говорит и ведет себя совершенно неадекватно.

Аня. ... Мы насадим новый сад, роскошнее этого!

Где это, интересно, она собирается сажать сад? Для этого ей придется «отнять и поделить» землю для сада...

Трофимов. ... Человечество идет к высшей правде, к высшему счастью, какое только возможно на земле, и я в первых рядах!

Лопахин. Дойдешь?

Трофимов. Дойду... или укажу другим путь, как дойти.

Это про Петю Трофимова сказано у Александра Галича:

А бойтесь единственно только того,

Кто скажет «Я знаю, как надо!»

Кто скажет «Идите, люди, за мной,

Я вас научу, как надо!»

Только находясь под гипнозом Раневской, Лопахин соглашается жениться на Варе — как только Раневская выходит из комнаты, гипноз проходит, согласие исчезает. Почему это Раневская убеждена, что Лопахин любит Варю? Он ведь любит ее, Раневскую.

Так же, как и Трофимов, Раневская живет не в реальном, а в выдуманном мире и не пытается проверить свою картину мира на адекватность.

Работа

По настоящему работают в пьесе четыре человека.

Любовь Андреевна. Отчего у тебя лицо такое? Ты нездоров? Шел бы, знаешь, спать...

Фирс. Да... (С усмешкой.) Я уйду спать, а без меня тут кто подаст, кто распорядится? Один на весь дом.

Лопахин. ...Когда я работаю подолгу, без устали, тогда мысли полегче, и кажется, будто мне тоже известно, для чего я существую. А сколько, брат, в России людей, которые существуют неизвестно для чего.

Лопахин. Знаете, я встаю в пятом часу утра, работаю с утра до вечера.

Варя... Только вот без дела не могу, мамочка. Мне каждую минуту надо что-нибудь делать.

Любовь Андреевна. Вторая моя печаль — Варя. Она привыкла рано вставать и работать, и теперь без труда она как рыба без воды. Похудела, побледнела и плачет, бедняжка...

Шарлотта. (подает Пищику колоду карт). Вот вам колода карт, задумайте какую-нибудь одну карту.

Пищик. Задумал.

Шарлотта. Тасуйте теперь колоду. Очень хорошо. Дайте сюда, о мой милый господин Пищик. Ein, zwei, drei. Теперь поищите, она у вас в боковом кармане...

Только эти четверо работают от души.

Гаев не работает (ленив очень), хотя из любви к сестре и племяннице пытается что-то делать.

Болтун Трофимов, правда, получил какие-то деньги за перевод.

Аня собирается сдавать экзамены, ей только семнадцать.

Вынуждены работать Яша, Дуняша.

Епиходова нанял Лопахин смотреть за домом — это показывает только, что Лопахин совершенно не разбирается в людях. Двадцать два несчастья. Дом этот к весне сгорит непременно. Вместе с Фирсом. Фирс, правда, умрет раньше.

Культура

Из всех персонажей пьесы активно положительно соотнесен с культурой только Лопахин. В первой же сцене:

Лопахин... Читал вот книгу и ничего не понял. Читал и заснул.

Это ни о чем, впрочем, не говорит — модных философов (Шопенгауэр, Ницше, например ) хвалят все, а читать пытаются единицы. Лопахин единственный упоминает, что «был вчера в театре».

Лопахин: Какую я вчера пьесу смотрел в театре, очень смешно.

Любовь Андреевна. И, наверное, ничего нет смешного. Вам не пьесы смотреть, а смотреть бы почаще на самих себя. Как вы все серо живете, как много говорите ненужного.

Лопахин. ...Мой папаша был мужик, идиот, ничего не понимал, меня не учил, а только бил спьяна, и все палкой. В сущности, и я такой же болван и идиот. Ничему не обучался, почерк у меня скверный, пишу я так, что от людей совестно, как свинья.

Интересно, что «много говорите ненужного» Раневская выпаливает не новому болтуну Трофимову и не старому болтуну Гаеву — а Лопахину — одному из немногих (четырех) реально работающих людей. Почему? Потому, наверное, что хотела бы видеть в Лопахине Фирса — не просто работающего, а упорно работающего на нее и при этом покорно молчащего, а еще лучше — глухого. Вам не пьесы смотреть... говоря по-русски: Со свиным рылом в калашный ряд.

Она и женить хочет Лопахина, как раньше хотели женить Фирса — помимо его воли.

Любовь Андреевна. Жениться вам нужно, мой друг.

Лопахин. Да... Это правда.

Любовь Андреевна. На нашей бы Варе. Она хорошая девушка.

Лопахин. Да. ...

Фирс. Чего изволите?

Лопахин. Говорят, ты постарел очень!

Фирс. Живу давно. Меня женить собирались, а вашего папаши еще на свете не было... (Смеется).

Лопахин единственный цитирует в «трудный момент» Шекспира.

Любовь Андреевна. Пойдемте, господа, пора. А тут, Варя, мы тебя совсем просватали, поздравляю.

Варя (сквозь слезы). Этим, мама, шутить нельзя.

Лопахин. Охмелия, иди в монастырь...

Гаев. А у меня дрожат руки: давно не играл на бильярде.

Лопахин. Охмелия, о нимфа, помяни меня в твоих молитвах!

Есть еще еврейский оркестр для танцулек. Есть Пищик, который слышал о Ницше от своей дочери.

Пищик. Ницше... философ... величайший, знаменитейший... громадного ума человек, говорит в своих сочинениях, будто фальшивые бумажки делать можно.

Трофимов. А вы читали Ницше?

Пищик. Ну... Мне Дашенька говорила.

Читал ли что-нибудь сам Трофимов? Может, и читал. Нам об этом ничего не известно.

Есть еще Епиходов.

Епиходов. Я развитой человек, читаю разные замечательные книги...

Варя. Тут, мамочка, вам две телеграммы. (Выбирает ключ и со звоном отпирает старинный шкаф.) Вот они.

Любовь Андреевна. Это из Парижа. (Рвет телеграммы, не прочитав.) С Парижем кончено...

Гаев. А ты знаешь, Люба, сколько этому шкафу лет? Неделю назад я выдвинул нижний ящик, гляжу, а там выжжены цифры. Шкаф сделан ровно сто лет тому назад. Каково? Можно было бы юбилей отпраздновать. Предмет неодушевленный, а все-таки как-никак книжный шкаф.

Книжный шкаф куплен сто лет назад. Когда-то в нем были книги. А сейчас? Нам об этом ничего не известно.

Вот и все, пожалуй, что знаем мы о культуре в жизни наших героев.

....................................................

 1    2    3

Материалы по теме проверка состояния автомобиля.

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com