ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Яков ФЕЛЬДМАН


Об авторе  Содержание раздела. Контактная информация

ПУШКИН КАК ПСИХОЛОГ

Греки сбондили Елену по волнам — ну а мне соленой пеной по губам... (О. Мандельштам)

Возможно, вы даже образованнее нас — вы знаете ноты... (М.Жванецкий)

Вот что пишет Дежурный Пушкиновед советской эпохи С.М.Бонди в предисловии к школьному изданию Пушкинского романа в стихах «Евгений Онегин» (Детгиз, Москва, 1957)

 

(стр.7) ... Они не могут стать счастливыми, и виноваты в этом не какие-нибудь внешние обстоятельства, а их собственные ошибки, их неумение найти правильный путь в жизни. Над глубокими причинами этих ошибок заставляет Пушкин размышлять своего читателя. 

(стр.41) ... Но если внимательно всмотреться в ту жизнь, которую рисует Пушкин в романе, вдуматься в ту правду, которую он нам показывает, то поневоле читатель должен прийти к определенным выводам: неправильно, нехорошо устроена та жизнь, которую так широко и богато развернул перед нами Пушкин!

Счастливыми могут быть в ней только самодовольные пошляки, обыватели, посредственности, люди, стоящие на невысоком моральном и умственном уровне, вроде деревенских соседей Онегина или отца Татьяны и Ольги — «доброго малого», никогда не читавшего книг и считавшего их «пустой игрушкой», проводившего свою спокойную жизнь в еде и питье... такой же оказалась Ольга, скоро забывшая своего убитого жениха и нашедшая свое счастье в браке с молодым офицером; такова же была ее мать, насильно выданная за нелюбимого человека...

Люди же благородные, с высокими требованиями к жизни, тонко и сильно чувствующие, всегда несчастны.

Или они гибнут как Ленский — и притом в значительной степени по вине своего неправильного отношения к жизни.

Или же продолжают жить с опустошенной душой, без надежд на счастье, как Онегин и Татьяна. Ни богатство, ни высокое положение в обществе нисколько не облегчают им жизнь... Находить удовлетворение, счастье в работе для какой-нибудь высокой цели, для помощи другим они не в состоянии по своему воспитанию и положению, а устроить себе личное счастье им мешает их характер, их ошибки, также роковым образом связанные с их воспитанием и положением...

(стр. 43) Пушкин отчетливо показывает, что во всех этих роковых ошибках виноваты не его герои, а та среда, обстановка, которая сформировала их характеры, которая сделала несчастными этих по существу или по своим задаткам прекрасных, умных и благородных людей... Помещичий крепостнический строй, непосильный, тяжелый труд крестьян и полное безделье помещиков, господ делали несчастными, коверкали жизнь не только крепостных рабов, но и лучших, наиболее чутких из их господ.

Это грустное убеждение в ненормальности всего жизненного уклада, в невозможности настоящего счастья... общественные причины неблагополучия жизни героев романа, все обстоятельства, создавшие характеры действующих лиц и предопределившие их судьбу... перед читателями сразу возникает вопрос о необходимости борьбы с этими причинами и этими обстоятельствами.

Пушкин так точно и ярко, образно показывает главного врага — бесцельную и бездельную жизнь людей дворянского класса, обеспеченную трудом крепостных крестьян, что этим самым подсказывает, что нужно сделать, чтобы люди, подобные Татьяне, Онегину, Ленскому, могли жить счастливо, содержательно, интересно...

Неизбежность борьбы с калечащими людей условиями жизни, с крепостническим самодержавным строем вытекала для общественно настроенного внимательного чуткого человека при чтении «Евгения Онегина», как и всех реалистических произведений Пушкина.

Эту борьбу и вели лучшие люди того времени — декабристы, сам Пушкин, а позже — революционные демократы.

Русская реалистическая литература, показывая верно, без прикрас, смягчений и утешений всю жестокую правду жизни, всегда помогала и помогает этой издавна ведущейся борьбе лучших людей, народа, за счастье всего человечества.

(стр.16) Когда человек основывает свои действия не на внимательном изучении жизни и размышлении о ней, а только на непосредственных горячих чувствах да на созданных им для себя беспочвенных и непроверенных жизнью высоких «идеалах» — последствия бывают если не всегда трагическими, как у бедного Ленского, то всегда грустными и тяжелыми, как для самого человека, так и для окружающих.

В словах Бонди есть определенная логика.

Но это не логика «Онегина», не логика Пушкина и даже не логика самого Бонди.

Это логика того общественного строя, который выдвинул Бонди на роль «Дежурного Пушкиноведа Эпохи» — короче, это Логика Советского Строя.

Мы уже писали, что общественное движение определяется логиками двух уровней.

Советский строй есть союз двух общественных движений, и его логика работает на четырех уровнях, что и видно из цитат, приведенных выше.

Покажем это.

Первое течение получило название «Просвещение», оно работает на уровнях 4-6.

Второе течение мы назовем «народный активизм». Оно работает на уровнях 2-3 (по структуре оно идентично фашизму и коммунизму, но проявилось, например, и в борьбе крестьян-партизан против Наполеона).

Таким образом Логика Советского Строя работает на уровнях 2-3-4-6.

Уровень 5 («свобода воли») — запрещен.

А вот предисловие П.Антокольского к изданию «Евгений Онегин», Москва, Х.Л. 1976.

Пушкин был первым, кто проницательно разглядел черту, которой было суждено развитие в русском обществе: одиночество в нем каждого, кто так или иначе возвышается над средним уровнем, его неприспособленность к труду, и, в конечном счете — жизненную неудачу, сломленную, исковерканную жизнь. Пушкин проследил истоки этого явления: в поверхностном воспитании, в беспорядочно и подражательно воспринятой европейской культуре, в условностях дворянского уклада жизни, в отсутствии духовных и общественных интересов.

Сопоставим позицию Антокольского с позицией Бонди.

Во-первых, у Антокольского совершенно отсутствует «народный активизм», «плохое общество», которое надо сломать, деление на «своих» и «чужих».

Во-вторых, «Просвещение» представлено у Антокольского не в абстрактно-логической форме, как у Бонди, а в более зрелой, социально-педагогической форме. Если у Бонди Ленский погиб потому, что не догадался спросить у него, у Бонди, как правильно жить (а что еще может думать Дежурный Пушкиновед Эпохи?), то у Антокольского Ленский погиб потому, что Геттингенский Университет дал ему, Ленскому, плохое образование.

В-третьих, Антокольский — все-таки о Пушкине, о веке Пушкина (тогда как Бонди — исключительно о себе, о веке Бонди).

И тем более печально, что позиция Антокольского ошибочна в каждом пункте.

...жизненная неудача, сломанная, исковерканная жизнь.

Оставим пока в стороне Ленского, которому в момент смерти было 18 лет.

В конце романа Татьяне 20 лет, Онегину — 26.

Даже по самым скромным меркам им жить еще 30-40 лет.

О какой законченной и испорченной жизни может идти речь? Все только начинается!

...неприспособленность к труду.

К какому труду? К хождению за плугом? К написанию поэм? К сидению в канцелярии? К потоотделению? «В поте пишущий, в поте пашущий...» (Цветаева).

Да, у Онегина — избыток образования, которое общество не дает ему возможности применить. Позитивный путь здесь один — к преобразователям общества, к декабристам — к духовным и общественным интересам — Но этот путь Пушкин заблокировал Онегину из цензурных соображений.

Он сам загнал Онегина в тупик. Онегин не виноват. Более того, на протяжении романа Онегин по крайней мере дважды толкает общество в правильном направлении и добивается видимых, общезначимых, положительных результатов.

1. «Ярем он барщины старинной оброком легким заменил — и раб судьбу благословил» (глава 2, строфа 4).

2. Татьяна читает книги, собранные и размеченные Онегиным — так она получает высшее образование, так она завершает свое формирование как личность, именно это позволяет ей позже стать хозяйкой салона московской интеллигенции. Пушкин особо подчеркивает высокое качество общения и прямо связывает его с личностью хозяйки салона.

• «чтенью предалася Татьяна жадною душой; и ей открылся мир иной...» (глава 7, строфа 21).

• «Хранили многие страницы отметку резкую ногтей. Глаза внимательной девицы устремлены на них живей.»(глава 7, строфа 23)

• «Перед хозяйкой легкий вздор сверкал без всякого жеманства и прерывал его меж тем разумный толк без пошлых тем, без вечных истин, без педантства» (глава 8, строфа 23)

... условности дворянского уклада жизни.

А где вы видели общество без условностей? Даже у хиппи есть свои условности, даже в стаде у обезьян есть свои условности. Даже в труде одинокого мастера есть свои условности. Нет условностей там, где нет никакого труда и никакого общения, там где «голый человек лежит один на голой земле».

...в поверхностном воспитании, в беспорядочно и подражательно воспринятой европейской культуре...

— У кого суп жидкий, у кого жемчуг мелкий... Пушкин и Онегин равны — как по воспитанию, так и по образованию. «С ним подружился я в то время» (Глава 1, строфа 45) — а можем ли мы утверждать, что Пушкин — маловоспитан и плохо образован? С момента встречи оба продолжают заниматься самообразованием и активным саморазвитием — и, я полагаю, остаются на равном духовном уровне. Я покажу ниже, что с психологической точки зрения Пушкин и Онегин — антиподы и поэтому нельзя ждать от них одинаковых общественных результатов. Но — тем меньше их конкуренция и тем прочнее должна быть их дружба и взаимное уважение!

О какой подражательности можно говорить, если у Онегина «резкий охлажденный ум» (глава 1 строфа 45) и «все подвергалось их суду!» (глава 2 строфа 16) В лучшем случае можно говорить о «подражательности в области физической культуры и спорта»:

• Летом: «Онегин жил анахоретом; в седьмом часу вставал он летом и отправлялся налегке к бегущей под горой реке; певцу Гюльнары подражая, сей Геллеспонт переплывал...» (глава 4 строфа 36-37).

• Зимой: «Прямым Онегин Чайльд-Гарольдом... с утра садится в ванну со льдом»! (глава 4 строфа 44).

И это — о подражании и подражательности — все!

...одиночество в нем каждого, кто так или иначе возвышается над средним уровнем.

Чем важнее результат, тем меньше людей на земле понимает его значение. Значение самых важных результатов понимает только один человек — сам автор. Это — неизбежное одиночество самых лучших людей эпохи, ибо они уже проживают в эпохе следующей. Это одиночество самого Пушкина, хотя рядом лучшие люди этой эпохи — Жуковский, Вяземский. Но они не понимают Пушкина, он уже проживает в другой эпохе! Проблема кооперации умных — объективно сложная проблема. А в случае очень умных — это очень сложная проблема, и конкретно-исторический контекст здесь ни при чем.

Переходя от критики второго порядка (от анализа критических текстов) к критике первого порядка (к анализу исходного, в данном случае, пушкинского текста), подведем предварительные итоги.

Бонди считает, что смысл текста — социально-политический (скверное общество) и абстрактно-логический (непонимание жизни).

Антокольский считает, что смысл текста — культурно-исторический (такая страна, такое время) и социально-педагогический (плохое образование-воспитание).

Я считаю, что смысл текста — психологический (такие психологические типы в таком сочетании).

Кстати, этот последний вариант сулит тексту жизнь вечную, ибо психологические типы вечны, обстоятельства внешние — преходящи.

Напомню, что, по нашему мнению, человек, работающий с информацией, всегда представляет ее в трех формах (образы, сценарии, смыслы).

В художественном тексте явно представлены только сценарии (драма) и отчасти образы (роман).

Смыслы не представлены вовсе (иначе это не художественный, а философский текст).

Отсутствие в тексте смыслов оставляет простор для читателя, который должен, по замыслу автора, эти смыслы восстановить самостоятельно как творческий человек.

Однако, в хорошем произведении восстановление смыслов — задача не простая и помощь критика читателю бывает не лишней.

Осталось выяснить: как должны выглядеть искомые смыслы?

По нашему мнению, они должны относиться к тексту, как система аксиом относится к теории — быть компактным множеством элементарных логических утверждений, необходимым и достаточным для того, чтобы определить существенные свойства происходящих в тексте событий.

Как конкретно должны выглядеть подобные смыслы? По нашему мнению, они должны выглядеть как профили героев в терминах ТУАИ (Теории Уровней Абстрактного Интеллекта). В разбираемых нами текстах приведенный нами набор таких профилей необходим и достаточен.

Итак,

во-первых, приведем психологические профили героев романа,

во-вторых, покажем по тексту, почему эти профили таковы и,

в-третьих, покажем, как из этих профилей вытекают события, описанные в тексте

Онегин 7-6-2

Татьяна 5-6-8

Ленский 6-4-3

Ольга 4-3-2

Зарецкий 2-4-5

Пушкин 8-5-3

муж Татьяны 5-4-3

Онегин (7-6-2)

6 — отдельный внутренний мир

• «Мечтам невольная преданность»,

7 — парадоксальный ум,

• «неподражательная странность» (странничество — 7? 8?),

• «и резкий, охлажденный ум» (7 не 8, не теплый-мягкий) (глава 1, строфа 45),

2 — любовь к близкой природе, склонность к циклической жизни, боязнь выпасть из круга, коллекционирование, наполнение пространства,

• «Прогулки, чтенье, сон глубокий, Лесная тень, журчанье струй»(глава 4, строфа 38) — любовь к близкой природе, склонность к циклической жизни,

• «Но шепот, хохотня глупцов» — и вот общественное мненье! (глава 6 строфа 11) — боязнь выпасть из круга,

• «Янтарь на трубках Цареграда, фарфор и бронза на столе» (глава 1 строфа 24) — коллекционирование, наполнение пространства.

Татьяна (5-6-8)

5 — ее письмо — свободный поступок. Также — тяга к рискованным ситуациям — страшным рассказам, гаданиям,

• «страшные рассказы зимою в темноте ночей пленяли больше сердце ей» (глава 2 строфа 27),

• «Что ж? Тайну прелесть находила и в самом ужасе она» (глава 5 строфа 7),

6 — отдельный внутренний мир.

 

• «Дика, печальна, молчалива, как лань лесная, боязлива, она в семье своей родной казалась девочкой чужой» (У остальных — внутреннего мира нет, все они не выше уровня 4).(глава 2 строфа 25).

• «Она ласкаться не умела к отцу, ни к матери своей, дитя сама, в толпе детей играть и прыгать не хотела и часто целый день одна сидела молча у окна. Задумчивость, ее подруга от самых колыбельных дней, теченье сельского досуга мечтами украшала ей.» (глава 2 строфа 25-26).

• «Ей рано нравились романы, они ей заменяли все, она влюблялася в обманы и Ричардсона и Руссо» (глава 2 строфа 29)

 

не 2 — не склонность к циклической деятельность

 

• «Ее изнеженные пальцы не знали игл. Склонясь на пяльцы, узором шелковым она не оживляла полотна».(глава 2 строфа 26).

• «Когда же няня собирала для Ольги на широкий луг всех маленьких ее подруг, она в горелки не играла, ей скучен был и звонкий смех и шум их ветреных утех» (глава 2 строфа 27).

 

не 3 — не желание властвовать, быть выше других

не 4 — не желание рассказывать, поучать, проповедовать, сплетничать, исполнять роль

 

• «Охоты властвовать примета, с послушной куклою дитя приготовляется шутя к приличию — закону света, и важно повторяет ей уроки маменьки своей.

Но куклы даже в эти годы Татьяна в руки не брала; про вести города, про моды беседы с ними не вела» (глава 2 строфа 26-27)

• «и тайну сердца своего, заветный клад и слез и счастья, хранит безмолвно между тем и им не делится ни с кем» (глава 7 строфа 47).

 

8 — любовь к далекой природе (к близкой — было бы 2, как у Онегина)

 

• «Она любила на балконе предупреждать зари восход, когда на бледном небосклоне звезд исчезает хоровод, и тихо край земли светлеет, и, вестник утра, ветер веет, и всходит постепенно день. Зимой, когда ночная тень полмиром доле обладает, и доле в праздной тишине, при отуманенной луне, восток ленивый почивает, в привычный час пробуждена вставала при свечах она» (глава 2 строфа 28).

 

Ленский (6-4-3)

6 — поэт, мечтатель, исследователь, автор, имеющий свой особый внутренний мир.

3 — автор, стремящийся к совершенству, к славе.

 

• «Он с лирой странствовал на свете; под небом Шиллера и Гете, их поэтическим огнем душа воспламенилась в нем» (глава 2 строфа 9).

• «Он забавлял мечтою сладкой сомненья сердца своего. Цель нашей жизни для него была заманчивой загадкой» (глава 2 строфа 7).

• «Он верил, что душа родная соединиться с ним должна, что, безотрадно изнывая его вседневно ждет она; он верил, что друзья готовы за честь его принять оковы и что не дрогнет их рука разбить сосуд клеветника; что есть избранные судьбами, людей священные друзья; что их бессмертными лучами когда-нибудь нас озарит и мир блаженством подарит» (глава 2 строфа 8).

• «негодованье, сожаленье, ко благу чистая любовь и славы сладкое мученье в нем рано волновали кровь»(глава 2 строфа 9).

 

4 — рассказы, нравоучения, ролевое поведение, внушение

 

• «Сердца исповедь любя, поэт высказывал себя. Свою доверчивую совесть он простодушно обнажал» (глава 2 строфа 19).

• «Он из Германии туманной привез учености плоды: вольнолюбивые мечты, дух пылкий и довольно странный, всегда восторженную речь и кудри черные до плеч» (глава 2 строфа 6).

• «Он иногда читает Оле нравоучительный роман» (глава 4 строфа 26).

Окончание

Gamo Hunter 1250, borner.

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com